[ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 03.09.2003] Суд обоснованно признал преступления совершенными организованной группой.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 3 сентября 2003 года
(извлечение)
По приговору Ставропольского краевого суда от 22 мая 2002 г. Харченко (ранее судимый 22 февраля 1999 г. по п. "г" ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 337 УК РФ и условно-досрочно освобожденный от наказания) осужден по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ на одиннадцать лет шесть месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 3 ст. 222 УК РФ - на шесть лет лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно ему назначено двенадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии особого режима.
Он признан виновным в совершении в составе организованной группы разбойного нападения и в незаконных приобретении, хранении, ношении, передаче оружия и боеприпасов.
Преступления совершены им при следующих обстоятельствах.
В начале сентября 1999 г. Харченко, не зная о созданной Кожемяком банде, вступил в преступный сговор с членами банды Кожемяком, Катилевским и Шелудченко для завладения имуществом семьи Галенко путем разбойного нападения. Харченко, Кожемяк, Катилевский и Шелудченко вместе разработали план совершения разбоя, распределили роли и для осуществления данного преступления незаконно приобрели, хранили, передавали и носили огнестрельное оружие - обрез, изготовленный из двуствольного охотничьего ружья, и два патрона к нему, являющиеся боеприпасами, а также маски с прорезями для глаз.
7 сентября 1999 г. они прибыли к дому Галенко, Кожемяк передал Шелудченко обрез, а сам пошел в условленное место и стал ждать. Харченко, Катилевский и Шелудченко надели маски, с оружием ворвались в квартиру, напали на находившихся там Галенко Н., Галенко А., малолетнюю Галенко К., Пашкова Д., Пашкову Т., Телегина, потребовав выдать деньги и ценности. Шелудченко угрожал применением обреза, приставляя его к голове Пашковой Т., удерживал потерпевших на кухне, а Харченко и Катилевский обыскивали квартиру. Харченко обнаружил деньги в сумме 3670 руб. Пашкову Д. и Галенко А. удалось отобрать у Шелудченко обрез и сорвать с него маску. После этого нападавшие скрылись с места преступления, завладев деньгами, чем причинили Галенко Н. значительный материальный ущерб.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 24 сентября 2002 г. приговор оставила без изменения.
В надзорной жалобе осужденный Харченко просил об отмене судебных решений ввиду неполноты и односторонности судебного следствия, необоснованного признания его виновным в совершении преступлений в составе организованной группы. Кроме того, в жалобе он указывал на необоснованное признание в его действиях особо опасного рецидива.
Президиум Верховного Суда РФ 3 сентября 2003 г. удовлетворил жалобу частично, указав следующее.
Выводы суда о совершении Харченко преступлений в составе организованной группы основаны на исследованных в суде доказательствах и достаточно полно аргументированы в приговоре.
Согласно показаниям ранее осужденных по данному делу Катилевского и Шелудченко они вместе с Харченко договорились о совершении разбойного нападения, заранее приготовили маски, перчатки, обрез, разработали план нападения, распределили роли. Когда ворвались в квартиру, Шелудченко, угрожая обрезом, удерживал потерпевших на кухне, а Харченко и Катилевский искали деньги в комнатах. Харченко нашел в спальной комнате кошелек с деньгами, и они его похитили.
Как видно из показаний потерпевших, в квартиру ворвались три человека в масках, у одного был обрез, они потребовали деньги и ценности. Один из нападавших обрез приставил к голове Пашковой Т., угрожал убить, а двое стали обыскивать квартиру. Пашкову Д. удалось вырвать обрез, и нападавшие убежали, прихватив с собой кошелек с деньгами.
Приготовление Харченко, Катилевского и Шелудченко к совершению именно открытого похищения чужого имущества подтверждается фактом наличия у них шапок-масок, впоследствии обнаруженных на месте происшествия. С их помощью они скрывали свои лица от потерпевших.
О договоренности участников нападения о применении насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, свидетельствует то, что они приобрели обрез и патроны к нему. Эти вещественные доказательства обнаружены на месте совершения преступления и изъяты.
Таким образом, Харченко совершил преступления в составе организованной группы, и его действия правильно квалифицированы по п. "а" ч. 3 ст. 162 и ч. 3 ст. 222 УК РФ.
Доводы осужденного о необоснованном признании судом наличия в его действиях особо опасного рецидива нашли свое подтверждение в материалах уголовного дела.
Суд, ссылаясь на положения п. "в" ч. 3 ст. 18 УК РФ, признал в действиях Харченко особо опасный рецидив, счел рецидив отягчающим наказание обстоятельством и назначил ему наказание с применением положений ч. 2 ст. 68 УК РФ. При этом суд исходил из того, что Харченко, являясь судимым за совершение тяжкого преступления, вновь совершил два умышленных преступления, в том числе особо тяжкое.
Согласно положениям ч. 4 ст. 18 УК РФ судимости, снятые или погашенные в порядке, предусмотренном ст. 86 УК РФ, не учитываются при признании рецидива преступлений.
При обсуждении вопроса о наличии особо опасного рецидива у Харченко суд указал в приговоре, что не отбытое Харченко наказание по предыдущему приговору от 22 февраля 1999 г. за преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 337, п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, не подлежит присоединению в порядке ст. 70 УК РФ, так как по предыдущему приговору не имелось ограничений по применению Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 г. "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов", которым снимались судимости и аннулировались все правовые последствия, связанные с судимостью.
Следовательно, в действиях осужденного Харченко отсутствует особо опасный рецидив преступлений, и указание об этом, а также об учете его в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, подлежит исключению из приговора.
Принимая во внимание роль осужденного в содеянном, Президиум признал это обстоятельство исключительным, позволяющим назначить меру наказания Харченко с применением ст. 64 УК РФ ниже низшего предела, предусмотренного санкциями статей.
В связи с этим вид режима отбывания наказания осужденному Харченко подлежит изменению с особого на строгий.
Президиум Верховного Суда РФ снизил меру наказания Харченко с применением ст. 64 УК РФ по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ до семи лет и шести месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 3 ст. 222 УК РФ - до четырех лет лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно по совокупности преступлений назначил наказание в виде восьми лет лишения свободы с конфискацией имущества и отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, в остальном приговор и кассационное определение в отношении Харченко оставил без изменения.

ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Решения Европейского Суда по правам человека от 02.09.2003 n 56838/00) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2004, n 1) По делу обжалуется бездействие властей, не оказывающих содействие отцу ребенка - в соответствии с Гаагской конвенцией - в деле возвращения ребенка, которого мать увезла за границу; права опеки над ребенком у отца нет. Жалоба признана неприемлемой.  »
Общая судебная практика »
Читайте также