[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 1н-437/96(у) от 26.08.2003] Приговор изменен в части порядка определения окончательно назначенного наказания осужденному и его срока исчисления.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26 августа 2003 года
N 1н-437/96(у)
Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Захарова Л.М.,
судей Редченко Ю.Д.,
Хомчика В.В.
рассмотрела в заседании 26 августа 2003 года уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации - Главного военного прокурора на приговор Московского окружного военного суда от 15 октября 1999 года, которым военнослужащий войсковой части 3401 рядовой Бурмистров И.В., родившийся 30 ноября 1973 года в г. Самаре, осужденный 22 мая 1996 года военным судом Московского военного округа по п. "а" ст. 247 УК РСФСР к 3 годам и 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, освобожденный от наказания 30 апреля 1998 года на основании п. 8 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24 декабря 1997 года N 2038-2 ГД "Об объявлении амнистии" по отбытии 3 лет 3 месяцев и 27 дней, был осужден: по п. "а" ст. 102 УК РСФСР к 12 годам лишения свободы, по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы без конфискации имущества.
По совокупности совершенных преступлений в соответствии со ст. 40 УК РСФСР окончательное наказание определено Бурмистрову путем поглощения менее строгого наказания более строгим в виде лишения свободы сроком на 12 лет в исправительной колонии общего режима без конфискации имущества.
В счет возмещения причиненного морального вреда в пользу потерпевшего Гришина В.П. взыскано с осужденного Бурмистрова 40000 рублей, а с осужденного Лушникова - 10000 рублей.
Этим же приговором осужден Лушников В.В., в отношении которого надзорное представление не вносилось.
В кассационном порядке приговор обжалован и опротестован не был, вступил в законную силу 25 октября 1999 года.
В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора - Главный военный прокурор, не оспаривая доказанности вины и правильности квалификации действий Бурмистрова, полагает приговор Московского окружного военного суда от 15 октября 1999 года подлежащим изменению (в связи с неправильным применением уголовного закона) в части порядка определения окончательно назначенного наказания Бурмистрову и его срока исчисления.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Захарова Л.М., выступление старшего военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры Шахтарина Н.Н., поддержавшего представление, Военная коллегия
установила:
дезертировавший 10 июля 1994 года из войсковой части 3401 Бурмистров по предложению Лушникова совершил разбойное нападение на гражданку Гришину и ее убийство.
Завладев имуществом потерпевшей на общую сумму 478900 рублей (с учетом деноминации - 478 рублей 90 копеек), они с места происшествия скрылись.
В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора - Главный военный прокурор, не оспаривая доказанности вины и правильности квалификации действий Бурмистрова, полагает приговор Московского окружного военного суда от 15 октября 1999 года подлежащим изменению (в связи с неправильным применением уголовного закона) в части порядка определения окончательно назначенного наказания Бурмистрову и его срока исчисления по следующим основаниям.
Приговором военного суда Московского военного округа от 22 мая 1996 года Бурмистров признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ст. 247 УК РСФСР, и ему назначено наказание в виде лишения свободы на 3 года 6 месяцев в исправительной колонии общего режима, с исчислением срока наказания с зачетом предварительного заключения с 3 января 1995 года. Одновременно суд своим определением от 22 мая 1996 года, оставленным без изменения Военной коллегией Верховного Суда РФ от 14 января 1997 года, уголовное дело в части обвинения Бурмистрова в умышленном убийстве и разбое направил на дополнительное расследование военному прокурору МВО в связи с невозможностью его рассмотрения раздельно с делом находящегося в розыске Лушникова и нарушением права Бурмистрова на защиту.
30 апреля 1998 года (по отбытии 3 лет 3 месяцев и 27 дней) осужденный Бурмистров на основании п. 8 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24 декабря 1997 года N 2038-2 ГД "Об объявлении амнистии" освобожден от наказания.
В связи с задержанием Лушникова 13 июня 1999 года Бурмистров был вновь взят под стражу 27 августа 1999 года, а уголовное дело 17 сентября 1999 года повторно направлено в суд.
15 октября 1999 года Московский окружной военный суд вынес по делу обвинительный приговор, определив исчислять Бурмистрову срок отбывания наказания с зачетом предварительного заключения с 27 августа 1999 года, не засчитав уже отбытое им наказание по приговору от 22 мая 1996 года - 3 года 3 месяца и 27 дней.
Однако поскольку убийство и разбойное нападение были совершены Бурмистровым до вынесения приговора от 22 мая 1996 года, суд, вынося приговор от 15 октября 1999 года, должен был руководствоваться частями 1 и 3 ст. 40 УК РСФСР. При этом суд должен был зачесть Бурмистрову в срок наказания отбытое им наказание по первому приговору (3 года 3 месяца и 27 дней). При таких обстоятельствах начало срока лишения свободы Бурмистрову надлежало исчислять не с 27 августа 1999 года, как указано в резолютивной части приговора, а с 30 апреля 1996 года. Аналогичное правило зачета наказания, отбытого по первому приговору, в подобных случаях предусмотрено и в ч. 5 ст. 69 УК РФ.
Рассмотрев материалы дела, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает надзорное представление подлежащим удовлетворению.
Как видно из материалов дела, суд при постановлении приговора от 15 октября 1999 года определил начало срока отбывания наказания с 27 августа 1999 года, не засчитав в этот срок реально отбытое Бурмистровым наказание по приговору от 22 мая 1996 года, а именно 3 года 3 месяца и 27 дней.
Таким образом, срок отбывания наказания Бурмистрову следует исчислять с 30 апреля 1996 года.
Руководствуясь ст. ст. 407, 408, п. 6 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
определила:
1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации - Главного военного прокурора удовлетворить.
2. Приговор Московского окружного военного суда от 15 октября 1999 года в отношении осужденного Бурмистрова Игоря Владимировича изменить: в срок окончательного наказания зачесть наказание, отбытое им по приговору Московского окружного военного суда от 22 мая 1996 года (3 года 3 месяца и 27 дней), в связи с чем срок отбывания наказания, назначенный осужденному Бурмистрову по приговору от 15 октября 1999 года, исчислять с 30 апреля 1996 года.
В остальной части приговор оставить без изменения.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 19-Г03-10 от 26.08.2003] О признании противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению пункта 5 статьи 10 Закона Ставропольского края Об управлении и распоряжении имущественными объектами государственной (краевой) и муниципальной собственности в Ставропольском крае от 12.08.1997 n 23-КЗ.  »
Общая судебная практика »
Читайте также