[ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ] Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2002 год.

СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ЗА 2002 ГОД
В 2002 году Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ продолжила работу по выявлению и устранению ошибок, допущенных нижестоящими судами, направленную на повышение уровня осуществления правосудия.
За истекший период было изучено 3054 дела, из них по 1750 делам составлены заключения об отказе в принесении протеста, по 1304 делам (42,7%) принесены протесты Председателем Верховного Суда РФ и его заместителями.
По 881 делу протесты принесены в президиумы нижестоящих судов, по 418 - в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ, по 5 делам - в Президиум Верховного Суда РФ.
Основания принесения протестов различны. В частности, из общего числа принесенных протестов: 324 (24,8%) - на неправильное применение закона; 256 (19,6%) - на нарушение процессуального закона; 210 (16,1%) - на суровость наказания; 139 (10,7%) - на необоснованное осуждение; 1 (0,1%) - на необоснованное оправдание или прекращение дела; 12 (0,9%) - на проведение недостаточного или неправильного следствия; 10 (0,8%) - на отмену или снижение размера возмещения гражданского иска; 3 (0,2%) - на неправильное назначение режима содержания исправительной колонии; 349 (26,8%) - на иные нарушения.
Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ в 2002 году по протестам рассмотрено 670 дел в отношении 910 лиц, из них по 379 делам протесты принесены руководством Верховного Суда РФ, по 291 - Генеральной прокуратурой РФ.
Приговоры в отношении 148 лиц Судебной коллегией отменены, в отношении 316 - изменены.
В отношении 16 лиц отменены определения и постановления судов первой инстанции (о прекращении дел, об отказе в возбуждении дел, о направлении уголовных дел для производства дополнительного расследования).
Отмена приговоров и других судебных решений
Обобщение судебной практики показало, что наиболее часто приговоры отменялись в связи с односторонностью и неполнотой предварительного и судебного следствия.
По этим основаниям в отношении 73 лиц отменены обвинительные приговоры с направлением дела на новое судебное рассмотрение, в отношении 9 лиц - с направлением дела на новое расследование.
Обращают на себя внимание отдельные случаи, когда суды поверхностно относились к установлению обстоятельств преступления, имеющих существенное значение для решения вопроса о наличии в действиях виновного состава преступления и квалификации его действий.
Так, Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ был отменен приговор Эжвинского районного суда г. Сыктывкара Республики Коми, которым Кожушник признан виновным в изнасиловании М. и насильственных действиях сексуального характера, совершенных группой лиц, с угрозой убийством и причинением тяжкого вреда здоровью.
Судебная коллегия пришла к выводу о том, что доказательства, приведенные судом первой инстанции в обоснование виновности осужденного, исследованы неполно, а некоторые обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, остались непроверенными.
Одним из доказательств виновности суд посчитал факт опознания потерпевшей Кожушника как одного из лиц, участвовавших в преступлении.
Однако обстоятельства, при которых проводилось опознание, надлежаще не исследованы; не проверено, соблюдены ли требования уголовно-процессуального закона при проведении опознания. В частности, не оценены показания потерпевшей М. о том, что перед опознанием она видела Кожушника, заходившего с улицы в помещение, где происходило опознание.
В соответствии со ст. 301 УПК РСФСР суд основывает приговор лишь на тех доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседании. Это требование закона также нарушено.
В подтверждение виновности Кожушника суд сослался на показания Плюснина на предварительном следствии об обстоятельствах опознания им Кожушника, а также на показания Плюснина и Пожарского, данные ими во время очных ставок с обвиняемыми, о том, что Кожушник находился в квартире Плюснина в ночь на 22 сентября 1999 г., т.е. в то время, когда было совершено преступление. Однако суд эти показания не огласил и не проверил.
Таким образом, приговор в отношении Кожушника основан на доказательствах, которые не были предметом исследования либо исследованы неполно.
С учетом изложенного Судебная коллегия признала судебные решения незаконными и необоснованными и направила уголовное дело на новое судебное рассмотрение.
Другим примером может служить уголовное дело в отношении Геншафта, осужденного по ч. 1 ст. 328 УК РФ Сафоновским городским судом Смоленской области.
Геншафт признан виновным в уклонении от прохождения военной службы.
16 июня 1997 г. ему была вручена повестка о явке в Сафоновский отдел военного комиссариата (ОВК) для отправки 23 июня 1997 г. на военную службу. Однако Геншафт с целью уклонения от призыва на военную службу в указанное время в городской военкомат не явился без каких-либо законных оснований.
Уголовная ответственность по ст. 328 УК РФ наступает за уклонение от прохождения военной или альтернативной гражданской службы лишь в отношении гражданина Российской Федерации, достигшего 18-летнего возраста и подлежащего призыву на военную службу.
По настоящему делу суд достоверно не установил, что Геншафт является гражданином Российской Федерации.
Согласно ст. 13 Закона Российской Федерации от 28 ноября 1991 г. "О гражданстве Российской Федерации" (действовавшего с изменениями до принятия нового Закона 31 мая 2002 г.) гражданами Российской Федерации признаются все граждане бывшего СССР, постоянно проживающие на территории Российской Федерации на день вступления в силу этого Закона (т.е. на 6 февраля 1992 г.), если в течение одного года после этого дня они не заявят о своем нежелании состоять в гражданстве Российской Федерации.
Из материалов дела видно, что осужденный Геншафт родился в 1978 году в г. Севастополе на территории Украины. С сентября 1994 по 26 мая 1997 г. он обучался в Сафоновском профессиональном лицее N 5 Смоленской области и проживал на территории Российской Федерации. Однако нет сведений о том, с какого времени его семья проживала на территории Российской Федерации, обращались ли его родители в установленном законом порядке с ходатайством о предоставлении гражданства Российской Федерации, поскольку Геншафту на день вступления в силу упомянутого Закона было 13 лет и его гражданство зависело от гражданства его родителей. Согласно ст. 25 данного Закона гражданство детей в возрасте до 14 лет соответствовало гражданству родителей.
Из учетной карточки призывника видно, что 1 ноября 1995 г. Геншафт в ОВД г. Сафоново Смоленской области получил паспорт.
Между тем данное обстоятельство само по себе не может свидетельствовать о его российском гражданстве, так как в соответствии с Инструкцией о порядке оформления и выдачи паспортов и вкладышей, свидетельствующих о принадлежности к гражданству Российской Федерации, "гражданам бывшего СССР, не являющимся гражданами Российской Федерации, в необходимых случаях выдаются паспорта гражданина СССР без заполнения в них реквизитов, свидетельствующих о принадлежности к гражданству Российской Федерации".
В связи с нарушением требования уголовно-процессуального закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела Судебная коллегия судебные решения признала незаконными и необоснованными и дело направила на новое судебное рассмотрение, указав, что судом не были истребованы и исследованы документы о гражданстве осужденного, остался невыясненным вопрос, являлся ли Геншафт гражданином Российской Федерации, т.е. субъектом данного преступления.
По приговору Усинского городского суда Республики Коми Германов осужден по п. "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ за кражу имущества у Шестакова на сумму 48770 руб., т.е. в крупном размере.
Отменяя приговор, Судебная коллегия указала, что вопрос о стоимости имущества, похищенного у Шестакова, надлежащим образом не исследован, между тем он имеет существенное значение для правильного разрешения дела.
При определении стоимости похищенного органы следствия и суд исходили из показаний потерпевшего Шестакова, но они какими-либо доказательствами не подтверждены. С достаточной полнотой не установлено, когда именно, за какую сумму приобретались Шестаковым вещи, каков их износ и стоимость на момент совершения кражи.
В нарушение требований закона в приговоре не указано, на основании каких данных суд пришел к выводу о том, что стоимость похищенного составляет 48770 руб. Кроме того, в приговоре не содержится сведений, когда совершена кража имущества у Шестакова.
Иногда суды односторонне подходят к исследованию и оценке доказательств, полученных в процессе предварительного и судебного следствия, недостаточное внимание уделяют проверке показаний потерпевших и свидетелей, а также самих подсудимых.
Кизилюртовским городским судом Республики Дагестан Абдулатипов и Лачинова признаны виновными в том, что первый, являясь директором Хасавюртовского филиала государственного предприятия (ГП) "Дагнефтепродукт", а вторая - главным бухгалтером филиала, по предварительному сговору между собой путем включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах и расходах уклонялись от уплаты налогов с организаций, а именно: не уплатили налог на добавленную стоимость за 1999 и 2000 годы в сумме 51045 руб., налог на прибыль за 2000 год - в сумме 171186 руб., а всего - на общую сумму 222231 руб., что является уклонением от уплаты налогов, совершенном в крупном размере.
В обоснование своего решения о виновности Абдулатипова и Лачиновой в совершении преступления суд сослался на акт проверки, заключение эксперта, показания свидетеля Курбанова, специалиста М.
Однако, исходя из имевшихся по делу доказательств, у суда не было оснований для вывода о наличии в действиях Абдулатипова и Лачиновой уголовно наказуемого деяния.
Согласно п. "а" ч. 2 ст. 199 УК РФ уголовная ответственность наступает за уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах или расходах, совершенное в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.
Такие признаки, предусмотренные законом, в действиях Абдулатипова и Лачиновой отсутствуют.
В судебном заседании подсудимые виновными себя признали частично, в том, что не уплатили налог на добавленную стоимость, но не признали вину в неуплате налога на прибыль и пояснили, что в 1999 году Хасавюртовский филиал, входивший в головное предприятие "Дагнефтепродукт", имел убытки на сумму 567320 руб., тогда как налог должен быть уплачен только на прибыль.
По делу назначалась судебно-экономическая экспертиза, но ни с постановлением о ее назначении, ни с заключением эксперта обвиняемых не ознакомили, им не была предоставлена возможность задать экспертам дополнительные вопросы, заявить возражения, дать свои объяснения.
Надлежащим образом не исследованы и не опровергнуты доводы Абдулатипова и Лачиновой, ссылавшихся на постановление Правительства Российской Федерации от 1 июля 1995 г. N 660 "О порядке расчетов с федеральным бюджетом и бюджетами субъектов Российской Федерации по налогу на прибыль предприятий и организаций, в состав которых входят территориально обособленные структурные подразделения, не имеющие отдельного баланса и расчетного (текущего, корреспондентского) счета" (с изменениями, внесенными постановлением Правительства Российской Федерации от 22 мая 1996 г. N 629), в котором предусмотрено, что начисление и уплата в федеральный бюджет налога на прибыль производится головной организацией по месту своего нахождения без распределения сумм налогов по структурным подразделениям. Ответственность за полноту перечисления в бюджеты субъектов Российской Федерации налогов, причитающихся со структурных подразделений, несут организации, в состав которых входят эти структурные подразделения.
Указанное обстоятельство подтвердила в ходе следствия и в судебном заседании главный бухгалтер ГП "Дагнефтепродукт" М.
В соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации, введенным в действие с 1 января 1999 г., филиалы и представительства российских юридических лиц не рассматриваются в качестве участников налоговых правоотношений и не имеют статуса налогоплательщиков, налоговых агентов и иных обязанных лиц. В связи с этим ответственность за исполнение всех обязанностей по уплате налогов, сборов, пеней и штрафов несет юридическое лицо, в состав которого входит соответствующий филиал (представительство).
Свидетель К. - эксперт Управления федеральной службы налоговой полиции (УФСНП) по Республике Дагестан, на показания и заключение которого суд сослался как на доказательство виновности обвиняемых, пояснил, что экспертизу проводил без учета требования ст. 54 НК РФ, в заключении не указал, какой закон нарушен бухгалтером Хасавюртовского филиала.
В связи с этим заключение эксперта К. как не основанное на законе не имеет юридической силы и в соответствии с ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР не служит доказательством.
Суд отказал в удовлетворении ходатайства о назначении дополнительной экспертизы, сославшись на заключение по результатам проверок допрошенного в суде специалиста М.
Однако М. дал противоречивые показания по своему заключению, на ряд вопросов суда не ответил, и поэтому его заключение и показания не могли являться основанием для выводов по делу.
Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 4 июля 1997 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов", по делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 198, 199 УК РФ, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении и в приговоре должно быть обязательно указано, какие конкретно нормы налогового законодательства, действовавшего на момент совершения преступления, нарушены обвиняемым, осужденным.
По данному делу ни в обвинительном заключении, ни в приговоре это не отмечено.
Кроме того, ни в ходе предварительного следствия, ни в суде не установлены факты, свидетельствующие о том, что Абдулатипов и Лачинова предварительно вступили в сговор для совершения вмененного им преступления.
Судебная коллегия судебные решения отменила, дело прекратила за отсутствием в действиях осужденных состава преступления, поскольку органы предварительного следствия не представили суду достоверных доказательств, подтверждающих вину Абдулатипова и Лачиновой в уклонении от уплаты налогов с организации на сумму 171186 руб., суд по собственной инициативе не вправе собирать доказательства виновности обвиняемых, а неуплата налога Абдулатиповым и Лачиновой в сумме 51045 руб. не является крупной по размеру.

ПИСЬМО ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 1536-7/общ. от 20.08.2003 О порядке вступления в законную силу постановлений и (или) решений по делам об административных правонарушениях в случае их обжалования.  »
Общая судебная практика »
Читайте также