ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Решения МКАС при ТПП РФ от 15.08.2003 n 57/2001) МКАС удовлетворил требования о взыскании с продавца убытков, таможенных платежей, НДС и упущенной выгоды, поскольку истец подтвердил расходы, связанные с покупкой недоброкачественного товара.

арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации
от 15 августа 2003 года N 57/2001)
В Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее - МКАС) поступило исковое заявление от Общества с ограниченной ответственностью, имеющего местонахождение на территории России (далее - Истец), к Компании, имеющей местонахождение на территории Голландии (далее - Ответчик), о взыскании денежной суммы в евро и в рублях.
Из искового заявления и приложенных к нему документов следует, что Ответчик в период с августа 1999 г. по апрель 2000 г. осуществил поставку в адрес Истца пяти партий товара. В 1999 г. договоры заключались путем обмена факсимильными сообщениями, а 27 января 2000 г. сторонами был заключен Контракт (далее - Контракт), в котором содержалось условие о качестве поставляемого товара, которое должно было "соответствовать установленным государственным стандартам". Как считает Истец, это означает необходимость соответствия товара стандартам качества, действующим на территории РФ, поскольку товар реализовывался российским потребителям на территории РФ.
Как следует из искового заявления, весь товар, поставленный Ответчиком в адрес Истца, включал изделия не только не соответствующие установленным в РФ стандартам качества, но и являющиеся непригодными для "нормальной" эксплуатации.
С октября 1999 г. в адрес Истца стали обращаться потребители товара с жалобами на невозможность использования приобретенного ими товара, а также с требованиями о денежной компенсации убытков, вызванных приобретением товара.
По заявлению Истца была проведена независимая экспертиза качества товара, поставленного Ответчиком. Актом экспертизы, проведенной экспертом Торгово-промышленной палаты, было подтверждено, что все образцы, отобранные экспертом на складе Ответчика, имеют различного рода дефекты.
Из представленных Истцом документов следует, что в связи с приобретением Истцом у Ответчика вышеуказанного товара Истец понес следующие убытки:
1. на складе Истца хранится бракованная продукция, произведенная Ответчиком. С учетом уплаченных таможенных пошлин (30% от стоимости товара, НДС (20% от стоимости товара)) и таможенных сборов Истцом понесены убытки;
2. стоимость проведения экспертизы опытных образцов;
3. в соответствии с нормами Закона РФ "О защите прав потребителей" в редакции от 9 января 1996 г. и Гражданского кодекса РФ Истец произвел выплаты покупателям в качестве компенсации морального вреда, компенсации затрат дилеров и возместил покупателям стоимость приобретенного недоброкачественного товара;
4. от реализации поставленного товара Истец рассчитывал получить прибыль в размере 50% от затрат на товар, которую не получил.
Не получив удовлетворения своих требований в ходе переписки с Ответчиком, Истец обратился в Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) с иском о взыскании с Ответчика общей суммы задолженности, а также о возложении на него расходов по уплате арбитражного сбора и о возмещении Ответчиком расходов Истца по ведению данного дела в соответствии с п. 1 параграфа 6 Положения об арбитражных расходах и сборах.
Ответчик по факсу подтвердил получение исковых материалов, указав, что это подтверждение "не означает, что мы соглашаемся на арбитраж в какой-либо форме по этому делу". В письме также сообщалось, что в период с 1 февраля по 14 июля 2000 г. Истец несколько раз обращался к Ответчику с письмами по поводу недостатков поставленного товара, однако на предложения Ответчика выслать образцы недоброкачественного товара никогда не отвечал.
В МКАС поступило по факсу следующее сообщение от Ответчика: "Мы не признаем юрисдикцию вашего арбитражного суда. Наши адвокаты свяжутся с вами в течение нескольких дней".
В заседании Ответчик, надлежащим образом извещенный о месте, дате и времени слушания дела, представлен не был. Участвовавший в заседании Истец в ходе заседания МКАС уточнил исковые требования. В заявлении об уточнении исковых требований Истец просит взыскать с Ответчика основную сумму иска, а также расходы по арбитражному сбору и расходы на юридические услуги.
Уже после начала заседания в МКАС поступило по факсу письмо Ответчика. Несмотря на допущенные при этом представителем Ответчика существенные нарушения Регламента МКАС (п. 1 параграфа 9, п. 2 параграфа 19), арбитры решили приобщить это письмо к делу и передать его копию Истцу.
В письме представителя Ответчика указывалось на отсутствие у МКАС юрисдикции по данному делу по следующим основаниям:
1) поставки Истцу осуществлялись по четырем отдельным соглашениям на основе заказов, полученных от Истца в конце 1999 г. Все эти соглашения подпадают под действие "Общих условий" 1996 г. фирмы-Ответчика, в которых предусмотрена подсудность споров окружному суду в Амстердаме. Ссылки на эти "Общие условия" имеются во всей переписке, на бланках Ответчика, в подтверждениях о принятии заказов и на счетах. Протокол, согласованный и подписанный сторонами, содержит ссылку на "Условия поставки поставщика";
2) контракт на русском языке был подписан Ответчиком после того, как две поставки были уже осуществлены, а заказ на две другие согласован, и только по настоятельной просьбе Истца, в частности, в письме от 9 февраля 2000 г., ссылавшегося на то, что контракт нужен чисто формально ввиду существующих в России правил и что "действительные условия" остаются иными;
3) "русский контракт" не содержит условия о применимом праве, а для российского арбитражного суда было бы трудно применять голландское право, как это предусмотрено "Общими условиями";
4) поскольку "русский стандартный контракт" прямо не исключает применение условий голландского поставщика, они имеют приоритет как более ранние "Общие условия" перед более поздними общими условиями (условиями контракта);
5) Истец ведет себя недобросовестно, так как никогда не выполнял просьбы Ответчика предоставить ему образцы недоброкачественного товара.
Представитель Ответчика выдвинул ряд возражений по существу предъявленного иска:
1) Истец не представил каких-либо доказательств того, что товары не соответствовали соглашению сторон;
2) до предъявления иска Истец должен был бы вступить в переговоры с Ответчиком, чего Истец не сделал;
3) претензии были заявлены Истцом слишком поздно, по истечении срока, установленного "Общими условиями";
4) слишком много документов в данном деле представлены Истцом на русском языке, что не соответствует стандартам международного арбитража.
По этим соображениям представитель Ответчика приходит к заключению о необходимости соблюдения "Общих условий" о подсудности данного спора суду в Нидерландах, о ничтожности или признании недействительной арбитражной оговорки в "русском стандартном контракте", о бездоказательности требований Истца и о том, что Истец должен заплатить Ответчику "разумную сумму в возмещение расходов".
Истец был ознакомлен с полученными документами в зале заседания и обратился к арбитражу с ходатайством рассматривать данный спор по существу, так как он не уверен в том, что вышеуказанные документы были направлены полномочным на то лицом.
По окончании заседания арбитраж вынес постановление об отложении слушания дела в связи с тем, что переданные Истцом в заседании документы об уточнении исковых требований не были направлены в адрес Ответчика, и он не смог с ними ознакомиться. Арбитраж счел также необходимым обратить внимание Ответчика на то, что присланные им по факсу в одном экземпляре документы на английском языке не могут рассматриваться как документы, представленные в надлежащем процессуальном порядке, но что в то же время состав арбитража и Истец не возражают против предоставления Ответчиком документов на английском языке.
В повторном заседании МКАС представитель Ответчика, своевременно извещенный о слушании дела, не присутствовал.
Арбитражем был рассмотрен данный спор по существу. Принимавший участие в заседании Истец поддержал свое требование о взыскании с Ответчика суммы основного долга и не согласился с доводами Ответчика о некомпетентности данного суда рассматривать этот спор, сославшись на заключенный Контракт от 27 января 2000 г. В ходе заседания состав арбитража признал свою компетенцию только в отношении спора по последним двум поставкам, которые были осуществлены после заключения вышеназванного Контракта.
По просьбе арбитров представитель Истца представил в ходе заседания расчеты по этим двум поставкам.
По окончании устного слушания дела состав арбитража вынес решение по существу спора без объявления его резолютивной части.
В связи с тем что решение предусматривало удовлетворение одной части требований Истца и отказ в удовлетворении другой их части, арбитраж столкнулся при подготовке мотивированного решения с невозможностью разделить на основе имеющихся в деле доказательств сумму иска на эти части. Исходя из тех критериев, которыми состав арбитража счел необходимым руководствоваться в решении по данному делу, МКАС вынес постановление, в котором постановил провести дополнительное разбирательство по данному делу с вызовом в заседание обеих сторон, а также предложил Истцу представить в МКАС и в копии Ответчику расчет суммы его требований, относящихся к двум поставкам товара в 2000 г.
В ходе последующего заседания представителем Истца был представлен расчет суммы требований, относящийся к двум поставкам. На вопрос арбитров, почему Истец не представил этот расчет раньше, представитель Истца сослался на непредвиденные обстоятельства, в результате которых он не мог этого сделать.
После перерыва состав арбитража вынес постановление об отложении слушания дела в связи с необходимостью предоставления Ответчику в соответствии с параграфом 23 Регламента МКАС достаточного времени для подготовки к устному слушанию дела.
В последующем заседании представитель Ответчика, своевременно извещенный о слушании дела, не присутствовал. Представитель Истца ходатайств процессуального характера не заявил.
Представителю Истца было объявлено о прекращении дополнительного разбирательства по данному делу без объявления его мотивировочной части. Мотивированное решение будет направлено Истцу в 30-дневный срок.
По просьбе состава арбитража постановлением Председателя МКАС срок вынесения решения по данному делу был продлен в связи с болезнями и командировками арбитров.
Рассмотрев материалы дела и заслушав объяснения представителей Истца, МКАС пришел к следующим выводам.
1. Международный коммерческий арбитражный суд считает необходимым прежде всего рассмотреть вопрос о своей компетенции разрешать спор: является действительным или недействительным Контракт от 27 января 2000 г.
2. Ответчик не оспаривает того, что этот Контракт был им подписан. В адресованном Истцу факсе от 15 февраля 2000 г. он сообщает, что посылает "подписанный им" Контракт Истцу.
Утверждение Ответчика, что этот Контракт был им подписан лишь для выполнения каких-либо необходимых Истцу формальностей, то есть только для вида, без намерения породить предусмотренные Контрактом юридические последствия, тогда как в действительности стороны договорились подчинить свои отношения "Общим условиям" 1996 г., составленным и применяемым Ответчиком, не находит подтверждения в материалах дела, в том числе и в документах, представленных Ответчиком.
Как видно из представленных Ответчиком факсов, Истец действительно просил Ответчика подписать Контракт, но при этом он ссылался не на необходимость соблюсти простую формальность, а на то, что по российскому праву "импортные сделки невозможны без подписанного контракта", что без этого невозможны таможенная очистка и сертификация товара, а также его оплата Ответчику через банк. Из факса видно, что Истец специально внес в текст Контракта условия, предварительно согласованные с Ответчиком.
Даже если согласиться с Ответчиком в том, что подписание Контракта вызывалось только потребностями и просьбой Истца, это не означает, что его заключение было фиктивным. Ответчик, который считает себя "серьезной фирмой, ведущей бизнес по всему миру", который, по утверждению его адвокатов, является "крупным поставщиком первоклассных товаров в Европе", не мог не понимать юридических последствий подписания Контракта, изложенного на английском языке.
Кроме того, как свидетельствуют имеющиеся в деле документы, переговоры о заключении Контракта велись сторонами на протяжении не менее восьми месяцев, и Ответчик активно участвовал в выработке и согласовании условий Контракта. Это подтверждается выдержками из многочисленных писем, которыми обменивались стороны.
8 октября 1999 г. стороны провели переговоры в Нидерландах по двум вопросам, одним из которых было обсуждение условий Контракта. В дальнейшем путем обмена факсами стороны согласовали условия Контракта.
Очевидно, что Ответчик был хорошо знаком с условиями проекта Контракта и имел реальную возможность влиять на его содержание, чем в некоторых случаях воспользовался. Поэтому арбитраж не видит оснований считать, что Ответчик заключил Контракт в качестве своего рода "одолжения" Истцу, не вникая в его содержание и рассматривая его только как простую формальность.
3. Арбитраж не находит в материалах дела какого-либо подтверждения позиции Ответчика, считающего, что в действительности его отношения с Истцом были подчинены не Контракту, а "Общим условиям" 1996 г.
"Общие условия", как видно из представленного Ответчиком текста, имеют полное название "Общие условия частной компании с ограниченной ответственностью" и, следовательно, являются односторонним актом, для применения которого к двусторонним обязательствам необходимо согласие другой стороны. Ответчик не представил доказательств того, что такое согласие со стороны Истца имело место.
Что касается стандартной типографской ссылки на "Общие условия" 1996 г. на бланках счетов и других фирменных бланках документов, исходящих от одной стороны - Ответчика, то они сами по себе не могут сделать эти "Общие условия" обязательными для другой стороны.
4. На основании изложенного МКАС приходит к выводу, что, подписав Контракт, датированный 27 января 2001 г., Истец и Ответчик заключили договор, связав себя содержащимися в нем условиями, включая и условие об арбитраже.
Указанное условие предусматривает, что "все споры, могущие возникнуть из настоящего контракта или в связи с ним, подлежат разрешению путем переговоров. В случае невозможности разрешения споров таким путем они передаются в Арбитражную комиссию Торгово-промышленной палаты Российской Федерации в соответствии с Регламентом указанной Комиссии. Решение Комиссии является окончательным и обязательным для обеих сторон".
В этой арбитражной оговорке неточно использована часть старого названия международного коммерческого

[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ] Нарушение требований ст. 388 УПК РФ повлекло отмену кассационного определения.  »
Общая судебная практика »
Читайте также