ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 17.07.2003 n 63737/00) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2003, n 12) По делу поднимается вопрос о правомерности скрытой видеосъемки подозреваемого в полицейском участке, произведенной с целью предъявления лица для опознания. Допущено нарушение положений Статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

(Perry - United Kingdom) (N 63737/00)
По материалам Постановления
Европейского Суда по правам человека
от 17 июля 2003 года
(вынесено III Секцией)
Обстоятельства дела
Заявитель, подозреваемый в совершении ряда грабежей, не явился на несколько предъявлений для опознания в полиции. Старший офицер полиции дал тогда разрешение снять его на видео скрытно. Полиция организовала доставку заявителя в полицейский участок для проведения опознания. Заявитель снова отказался участвовать в опознании, но в то время, пока он ждал в месте, отведенном для посетителей, его сняли на видеопленку по системе внутреннего кабельного телевидения, положение камер которого было отрегулировано так, чтобы получить его четкое изображение. Был смонтирован видеоматериал, на котором имелось изображение 11 добровольцев и заявителя. Видеоматериал был показан ряду свидетелей, двое из которых опознали Перри как лицо, совершившее некоторые грабежи. При разбирательстве уголовного дела заявителя в суде судья отклонил ходатайство об исключении видеоматериала в качестве доказательства, хотя и признал, что полицейские, организуя такую видеосъемку, действовали не полностью в соответствии с требованиями полицейского Кодекса практики. Заявитель был осужден, и его апелляционная жалоба на обвинительный приговор была отклонена.
Вопросы права
По поводу Статьи 8 Конвенции. Нормальное использование телекамер наблюдения для обеспечения безопасности, будь то на улице или в таких помещениях, как торговый центр или полицейский участок, где они выполняют законную и ожидаемую от них функцию, само по себе не поднимает вопрос в контексте Статьи 8 Конвенции. В настоящем деле, однако, полиция отрегулировала телекамеры наблюдения так, чтобы получить четкое видеоизображение заявителя, и смонтировала его с другим видеоизображением. Затем этот видеомонтаж был показан свидетелям с целью проведения опознания Перри. Видеомонтаж также демонстрировали на публичном судебном процессе. Знал ли заявитель о камере или нет, в деле нет никаких указаний на то, что он мог предполагать, что его снимают на видеопленку с целью последующего опознания.
Уловка, к которой прибегли полицейские, вышла за рамки обычного или ожидаемого использования телекамер наблюдения для обеспечения безопасности, и видеосъемка заявителя и ее монтирование с другим видеоматериалом в целях дальнейшего использования могут быть поэтому расценены как обработка или сбор личных сведений о заявителе. Кроме того, видеозапись не была получена добровольно или в обстоятельствах, когда заявитель мог разумно ожидать, что видеозапись будет сделана и использована в целях его опознания. Посему акт вмешательства государства в реализацию права человека на уважение его частной жизни имел место. В праве Соединенного Королевства имеется достаточная база для подобного вмешательства, но суды установили, что полиция не соблюла лишь порядок, установленный в полицейском Кодексе практики. В свете такого подхода можно только заключить, что действие, предпринятое полицейскими, как оно было осуществлено в настоящем деле, не соответствовало требованиям внутреннего права страны.
Постановление
Европейский Суд пришел к выводу о том, что допущено нарушение положений Статьи 8 Конвенции (принято единогласно).
Компенсация
В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 9500 евро в возмещение морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.

ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 17.07.2003 n 25337/94) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2003, n 12) По делу оспаривается правомерность оглашения на судебном процессе расшифровок записей телефонных переговоров, перехваченных в ходе расследования по уголовному делу; часть расшифровок попала затем в прессу. Допущено нарушение положений Статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.  »
Общая судебная практика »
Читайте также