[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ] За нарушение законодательства об охране окружающей природной среды лицо может быть привлечено к административной ответственности в течение 1 года со дня совершения правонарушения. Рациональное природопользование (использование природных ресурсов) является составной частью охраны окружающей природной среды, поэтому противопоставление правонарушений в области природопользования правонарушениям в области охраны окружающей среды неправомерно.

В этот же день было вынесено постановление о возмещении вреда, причиненного окружающей природной среде.
Административное правонарушение выразилось в том, что К. при проведении работ по строительству жилого дома допустила несанкционированную порубку дерева на земельном участке, находящемся в ее пользовании, в результате чего причинила вред окружающей природной среде на сумму 15 тыс. руб.
К. является судьей Солнцевского районного суда Москвы, в связи с чем привлечение ее к административной ответственности возможно исключительно в порядке ч. 4 ст. 16 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации".
Генеральный прокурор РФ обратился в Московский городской суд с представлением о привлечении судьи К. к административной ответственности и возмещении вреда, причиненного окружающей среде.
Постановлением судебной коллегии Московского городского суда от 21 октября 2002 г. К. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 8.39 КоАП РФ и ст. 17 Закона г. Москвы "О защите зеленых насаждений", и подвергнута штрафу в размере пяти минимальных размеров оплаты труда в сумме 500 руб.; на нее также возложена обязанность возместить вред, причиненный окружающей среде, в сумме 15 тыс. руб.
Решением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 января 2003 г. постановление судебной коллегии Московского городского суда отменено; административное производство в отношении К. прекращено.
В протесте заместителя Генерального прокурора РФ поставлен вопрос об отмене решения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ и оставлении в силе постановления судебной коллегии Московского городского суда.
Прекращая производство по делу об административном правонарушении, Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала, что по смыслу ст. 4.5 КоАП РФ давность привлечения к административной ответственности за нарушение законодательства в области охраны природопользования составляет два месяца со дня совершения административного правонарушения. При этом Судебная коллегия пришла к выводу о том, что исходя из содержания Федерального закона "Об охране окружающей среды" в данном случае было допущено нарушение не законодательства об охране окружающей природной среды, а законодательства в области охраны природопользования.
На основании какой конкретно статьи (нормы) Федерального закона "Об охране окружающей среды" были сделаны подобные выводы, Судебная коллегия Верховного Суда в нарушение ч. 2 ст. 30.7, ч. 1 ст. 29.10 КоАП РФ в решении не указала.
Между тем согласно ст. 1 названного Закона охрана окружающей среды представляет собой деятельность, направленную на сохранение и восстановление природной среды, рациональное использование и воспроизводство природных ресурсов, предотвращение негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду и ликвидацию ее последствий. В силу ст. 4 этого Закона объектами охраны окружающей среды от порчи, уничтожения, иного негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности являются леса и иная растительность.
Административное правонарушение, предусмотренное ст. 8.39 КоАП РФ (на основании которой был поставлен вопрос о привлечении К. к административной ответственности), заключается в нарушении установленного режима или иных правил охраны и использования окружающей природной среды и природных ресурсов на особо охраняемых природных территориях либо в их охранных зонах. Статья 8.39 КоАП РФ включена в гл. 8 КоАП РФ "Административные правонарушения в области охраны окружающей природной среды и природопользования".
Таким образом, вывод Судебной коллегии Верховного Суда РФ о том, что К. не совершала административного правонарушения в области охраны окружающей природной среды, противоречит вышеприведенным положениям федеральных законов, которые рассматривают рациональное природопользование (использование природных ресурсов) в качестве составной части охраны окружающей среды и не выделяют в качестве самостоятельных правонарушений правонарушения в области охраны окружающей среды и в области природопользования.
Учитывая изложенное, противопоставление правонарушений в области природопользования правонарушениям в области охраны окружающей среды неправомерно.
Кроме того, указание Судебной коллегии на то, что совершенное К. правонарушение относится к области охраны природопользования, само по себе является неверным, поскольку ст. 1 Федерального закона "Об охране окружающей среды" предусмотрена охрана окружающей среды, а не природопользования.
Допустив в процессе осуществления деятельности по возведению жилого дома порубку дерева на особо охраняемой природной территории, К. совершила тем самым правонарушение в области охраны окружающей среды.
В силу ст. 4.5 КоАП РФ за нарушение законодательства Российской Федерации об охране окружающей природной среды лицо может быть привлечено к административной ответственности в течение одного года со дня совершения административного правонарушения.
Согласно протоколу экологическое правонарушение совершено в июле 2002 г. Следовательно, установленный законом одногодичный срок привлечения К. к административной ответственности на момент рассмотрения дела Московским городским судом не истек.
При таких обстоятельствах законных оснований для прекращения производством дела об административном правонарушении у судебной коллегии не было.
Кроме того, постановление судебной коллегии Московского городского суда отменено Судебной коллегией Верховного Суда РФ в полном объеме, в том числе и в части возложения на К. обязанности возместить вред, причиненный окружающей природной среде, в сумме 15 тыс. руб. Каких-либо мотивов, по которым было принято решение об отмене постановления судебной коллегии Московского городского суда и в этой части, Судебная коллегия Верховного Суда РФ в нарушение ч. 2 ст. 30.7, ч. 1 ст. 29.10 КоАП в решении не указала.
Между тем в заседании судебной коллегии Московского городского суда от 21 октября 2002 г. К. показала, что свою вину не отрицает и готова возместить (оплатить) причиненный ею вред. Замечаний на протокол судебного заседания К. не подавала, правильность изложения в нем объяснений, данных ею в заседании судебной коллегии, в жалобе на постановление по делу об административном правонарушении также не оспаривала. Это обстоятельство Судебной коллегией Верховного Суда РФ не было принято во внимание.
При указанных обстоятельствах решение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 10 января 2003 г. нельзя признать обоснованным и законным.
Определением Президиума Верховного Суда РФ от 9 июля 2003 г. решение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ отменено, а постановление судебной коллегии Московского городского суда оставлено в силе.

[ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА от 09.07.2003] Производство по делу о признании недействующим пункта 2 решения Полесского районного Совета депутатов от 29.08.2001 n 83 О базовой ставке арендной платы на земли несельскохозяйственного значения в водоохранных зонах Полесского района прекращено, так как дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде.  »
Общая судебная практика »
Читайте также