ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (А. Фоков, Арбитражный и гражданский процесс n 7, 2003 г.) Конституционный Суд Российской Федерации в защиту добросовестного приобретения имущества.

В ЗАЩИТУ ДОБРОСОВЕСТНОГО ПРИОБРЕТЕНИЯ ИМУЩЕСТВА
Современная российская конституционная модель судебной власти формировалась с несомненным расчетом на активное и динамичное взаимодействие образующих ее ветвей конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Взаимодействие выступает необходимым условием жизнеспособности судебной власти, является наиболее действенной и реальной формой обеспечения устойчивых связей между ее ветвями, без чего она, собственно говоря, не может считаться целостной системой. При отсутствии взаимодействия ветвей судебная власть будет фактически представлять простую совокупность образующих ее элементов, не создающих единого целого. Конституция Российской Федерации оперирует единым понятием - "судебная власть" (гл. 7), что наряду с законодательной и исполнительной властью создают государственную власть в России (ст. 10).
В практическом понимании вопроса хотелось бы обратить внимание на то обстоятельство, что несмотря на отсутствие единого и точного представления о сущности принципа единства судебной власти, в последние годы наметилась тенденция в выработке единых правовых позиций Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по насущным проблемам гражданского права вообще и о разрешении споров, связанных с защитой права собственности, в частности.
Позиция Конституционного Суда Российской Федерации по вопросу о разграничении компетенции Конституционного Суда и судов общей юрисдикции, арбитражных судов получила известное отражение в Постановлении от 16 июня 1998 г. по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции РФ по запросам Законодательного Собрания Республики Карелия и Государственного Совета Республики Коми. В нем Конституционный Суд Российской Федерации признал, что предусмотренное статьей 125 Конституции Российской Федерации полномочие по разрешению дел о соответствии Конституции РФ названной в ней категории актов относится к компетенции только Конституционного Суда РФ. Суды общей юрисдикции и арбитражные суды не могут признавать эти акты несоответствующими Конституции РФ и потому утрачивающими силу. В Постановлении указано, что статьи 125, 126 и 127 Конституции РФ не исключают возможности осуществления судами общей юрисдикции и арбитражными судами проверки соответствия перечисленных в статье 125 (пункты "а" и "б" части 2) Конституции РФ нормативных актов ниже уровня федерального закона иному, имеющему большую юридическую силу акта, кроме Конституции РФ. Такие полномочия судов могут быть установлены федеральным конституционным законом. Иначе суды не вправе признавать такие акты незаконными.
Особое мнение по этому решению высказали Г.А. Гаджиев и Н.В. Витрук - судьи Конституционного Суда РФ. Главное в выводах по этому поводу состоит в том, что, во-первых, ст. 46 Конституции РФ гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод, не содержит оговорки "в порядке, установленном законом", что и дает право (и обязанность) судам проверять законность подзаконных актов в порядке абстрактного нормоконтроля на основании действующего гражданского процессуального законодательства. А во-вторых, "не должно быть такой правовой ситуации, при которой гражданин не мог бы в судебном порядке поставить вопрос об отмене неконституционного или незаконного нормативного акта (федерального или субъекта Российской Федерации" <*>.
--------------------------------
<*> Собрание законодательства РФ. 1998. 1998. N 25. Ст. 5485 - 5488.
Правовые разночтения основ взаимодействия ветвей судебной власти по тем или иным вопросам права до настоящего времени создают определенные трудности при рассмотрении различных категорий дел как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных судах. Серьезную пищу для подобного рода размышлений в свое время нам предоставил Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 31 октября 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" <*>. Пленум Верховного Суда РФ по существу подверг сомнению конституционность статьи 101 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в которой говорится о необходимости направления судом запроса в Конституционный Суд РФ, если он приходит при рассмотрении дела к выводу о несоответствии Конституции РФ примененного или подлежащего применению закона в конкретном деле. В разъяснении, данном судам общей юрисдикции, Верховный Суд РФ фактически проигнорировал компетенцию Конституционного Суда РФ, истолковав обращение суда с запросом в Конституционный Суд РФ как право суда, но не его обязанность, как это следует из Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
--------------------------------
<*> Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961 - 1996 гг. М., 1997. С.19.
Данное обстоятельство позволило ученым <*> высказаться о расширении компетенции судов общей юрисдикции и рассмотрении оспоренных актов субъектов Российской Федерации, включая конституции, уставы, законы, поскольку указанное обстоятельство якобы не является исключительной компетенцией Конституционного Суда Российской Федерации.
--------------------------------
<*> Жуйков В.М. Правовые критерии предметной компетенции между судами общей юрисдикции и Конституционным Судом РФ // Юридический мир. 1997. Ноябрь. С. 30.
В этой связи следует признать, что "разграничение между судами, относящимися к различным ветвям власти, представляет собой сложную проблему, и над ее решением нужно работать, естественно, на основе закона. При этом не должен игнорироваться принцип единства судебной власти правового пространства, обеспечиваемого защитой судебной властью" <*>,"беспробельности" в судебной защите правового пространства <**>.
--------------------------------
<*> Селезнев Н.В. Конституционный Суд Российской Федерации в системе судебной власти. М., 1998. С. 30.
<**> Морщакова Т.Г. Разграничение компетенции между Конституционным Судом и другими судами Российской Федерации // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1996. N 6. С. 23.
При этом не следует забывать, что общий конституционный принцип приоритета прав и свобод человека и гражданина определяет его высшую ценность <1> и гарантирует их соблюдение на всех уровнях судебной власти. И в этом смысле принято считать, что Конституционный Суд РФ занимает ведущее положение в иерархии российской судебной системы <2>, а благодаря обязательности и императивности решений для других судов - "правовое старшинство" <3>. При этом мы нисколько не посягаем на принцип равенства ветвей судебной власти, а наоборот, поддерживаем мнение ученых о том, что должны быть совместные "...приложения согласованных усилий органов судебной власти: по совершенствованию законодательства, правовой базы деятельности судов, теоретических основ судопроизводства, наконец, выработки единой судебной политики и судебной практики. Деловое сотрудничество Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ может оказаться полезным и при решении конкретных вопросов применения законодательства, по которым допускаются ошибки нижестоящими судами <4>, в том числе и по делам, связанным с исками добросовестных приобретателей.
--------------------------------
<1> Топорнин Б.Н. Вступительная статья. Конституция Российской Федерации. М., 1994. С. 16.
<2> Мовчин А. Конституционные суды: модели работы в соответствии с федеральными государственными системами //Сборник материалов Международной научно-практической конференции Конституционных Судов России, Германии, Словении. Петрозаводск., 1998. С. 9.
<3> Карапетян Л.М. Гарантии независимости органа Конституционного контроля // Вестник Конституционного Суда РФ. 1997. N 2. С. 67.
<4> Селезнев Н.В. Конституционный Суд Российской Федерации в системе судебной власти. М., 1998. С. 41 - 43.
Как показывает практика деятельности Конституционного Суда РФ, в настоящее время сформировались достаточные предпосылки для обеспечения продуктивного взаимодействия ветвей судебной власти и указанное перешло в область реальной действительности, что находит подтверждение в Постановлении N 6-П Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса РФ в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева <*>.
--------------------------------
<*> Российская газета. 2003. 26 апреля.
Как было отмечено в предыдущей статье <*>, отдельные журналисты в погоне за сенсациями порой дают собственные недоброкачественные комментарии по тем или иным решениям Конституционного Суда РФ. При этом они, возможно, руководствуются желанием как можно быстрее довести до сведения граждан очередное Постановление Конституционного Суда РФ либо по иным причинам, когда публикации явно тенденциозны и не отражают истинных правовых позиций высшего судебного органы страны. Журналистов не смущает отсутствие на руках опубликованного текста постановления Конституционного Суда, разъяснений специалистов о правовой позиции авторитетного судебного органа, что, бесспорно, сказывается на вольной трактовке тех или иных положений судебного акта, а порой ввергает граждан в панику и заводит в правовой тупик. Последнее обстоятельство находит подтверждение в многочисленных статьях, посвященных Постановлению Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. и, как правило, поверхностных, юридически неграмотных в большей части, не отражающих суть правовых рекомендаций Конституционного Суда РФ о том, как необходимо разрешать споры с участием добросовестных приобретателей имущества <**>.
--------------------------------
<*> Фоков А.П. Правовые позиции Конституционного Суда РФ об акционерной собственности // Конституционное и муниципальное право. 2003. N 3/
<**> А. Цаплин. Воровка на доверии / Профиль. 2003. 28 апреля. С. 41; Анин. Движение к недвижимости / Новая газета. 2003. 28 апреля - 4 мая. С. 11; А. Закатнова. Квартирный вопрос испортил судей / Российская газета. 2003. 4 апреля. С. 25; Л. Никитинский. Конституционный Суд защитил добросовестных приобретателей / Московские новости. 2003. 22 - 28 апреля; А. Колесниченко. Конституционный суд разрешил покупать нечистые квартиры / Столичная. 2003. 21 апреля. С. 5 и др.
Несмотря на указанные недостатки многочисленных статей, следует признать, что отдельные корреспонденты в целом ухватили верную мысль о том, что разнородная судебная практика по данной категории дел в судах общей юрисдикции и арбитражных судах наконец-то, после опубликованного Постановления Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г.? будет более или менее стройной и последовательной в отношении добросовестных приобретателей имущества.
Действительно, проблема недействительности сделок и признание (либо непризнание) физического или юридического лица добросовестным приобретателем имущества целиком гарантирует и обеспечивает права и законные интересы участников имущественного оборота.
В последнее время проблема недействительности сделок приобретает все большее внимание ученых <*>, специалистов в области недвижимого имущества и обычных российских граждан. Как много лет назад, и сегодня в судах достаточно распространены гражданские дела, связанные с применением статьи 168 ГК РФ. Заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ В.В. Витрянский <**> отмечает, что "...ежегодный прирост дел этой категории составляет 10 - 12 процентов". Данное обстоятельство объясняется, с одной стороны, активным использованием участниками имущественного оборота указанного способа защиты нарушенных гражданских прав. Вместе с тем, с другой стороны, статистические данные не могут не вызывать тревогу. Судебная практика свидетельствует о том, что нередко этот способ защиты используется недобросовестными должниками в целях избежания ответственности в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора.
--------------------------------
<*> См.: Мамедкаримова Н.А. Недействительность сделок по незаконному содержанию по российскому гражданскому праву / Автор. дисс. канд. юр. наук., М., 2002; Попович М.М. Приобретение права собственности в гражданском праве России / Автор. дисс. канд. юр. наук. Волгоград., 2002; Красильников Б.В. Судебная ошибка по гражданскому делу как следствие несовершенства материального и процессуального законодательства / Автор. дисс. канд. юр. наук. М., 2002; Пулявская Л.В. Основания приобретения права собственности граждан / Автор. дисс. канд. юр. наук. Саратов. 2002; Чаусская О.А. Применение норм гражданского права: вопросы теории и практики / Автор. дисс. канд. юр. наук. Саратов, 2002; Гребнева Н.Г. Договор продажи недвижимости по законодательству Российской Федерации / Автор. дисс. канд. юр. наук. М., 2002 и др.
<**> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1. М., 1999. С. 803; См.: например, Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1996. N 3. С. 102 и др.
Так, арбитражными судами РФ в 1997 г. было рассмотрено 3555 дел о признании сделок недействительными, в 1998 г. - 4165 дел, что на 17,2% больше, чем в предыдущем году. В 1999 г. рассмотрено 5376 дел, что на 29,1% больше, чем в предыдущем году. В 2000 г. рассмотрено 6697 дел, что на 24,6% больше, чем в предыдущем году. В 2001 г. увеличение таких дел составило 1756 (26,2%), а в 2002 г. увеличение подобных дел ненамного превышает предыдущий год <*>.
--------------------------------
<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ 1999. N 3. С. 8; 2000. N 3. С. 6; 2001. N 4. С. 12; 2002. N 4. С. 20; 2003. N 4.
Как известно, в соответствии со ст. 12 Гражданского кодекса РФ защита нарушенных гражданских прав, в частности защита права собственности, осуществляется судом перечисленными в ее содержании способами, которые не являются исчерпывающими. Так, к нарушителям права собственности применяются способы защиты, установленные статьями 301 - 306 ГК РФ. Совокупность способов защиты права собственности, которые применяются к нарушителям отношений собственности в гражданском праве и образует институт защиты права собственности.
В ст. 12 Гражданского кодекса РФ названы одиннадцать способов защиты гражданских прав. Только два из них включены в перечень впервые: компенсация морального вреда и самозащита (по нашему мнению, новым является только термин "самозащита", т.к. некоторые из ее приемов, например удержание, были известны гражданскому законодательству и ранее).
Таким образом, главная проблема защиты права собственности состоит в том, чтобы применяемые средства защиты были оптимально пригодны и соразмерны.
В нашем случае Конституционный Суд РФ рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации.

[ПРИКАЗ СУДЕБНОГО ДЕПАРТАМЕНТА ПРИ ВЕРХОВНОМ СУДЕ РФ n 65 от 08.07.2003] О внесении изменений в Приказ Судебного департамента от 28.04.2001 n 73.  »
Общая судебная практика »
Читайте также