ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 08.07.2003 n 31871/96) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2003, n 12) По делу оспаривается правомерность отказа в свиданиях отца с его ребенком, рожденным вне брака. Положения Статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод не нарушены.

(Sommerfeld - Germany) (N 31871/96)
По материалам Постановления
Европейского Суда по правам человека
от 8 июля 2003 года
(вынесено Большой Палатой)
Обстоятельства дела
Заявитель - отец ребенка, рожденного вне брака в 1981 году. Зоммерфельд признавал свое отцовство и жил с матерью ребенка до 1986 года, когда они разошлись. После этого мать запретила заявителю любой контакт с дочерью. В 1990 году заявитель обратился в участковый суд с ходатайством о юридическом закреплении за ним права на свидания с дочерью. Управление по делам молодежи представило суду заключение о нежелательности доступа отца к ребенку, полагая, что свидания с отцом могли бы негативно отразиться на тесных отношениях, которые ребенок установил со своим отчимом. В июне 1991 года суд заслушал показания дочери, которая сообщила в суде, что она не желает иметь контакты с заявителем. В апреле 1992 года суд назначил психологическую экспертизу по делу и получил ее результаты. Заключение эксперта-психолога было не в пользу свиданий отца с дочерью, и после слушаний дела в июне 1992 года, на котором ребенок повторил свои возражения против свиданий с отцом, заявитель отозвал свой иск.
В сентябре 1993 года, однако, Зоммерфельд вновь обратился в суд с ходатайством о предоставлении юридического права на свидания с ребенком. Участковый суд заслушал показания девочки, которой к тому времени исполнилось 13 лет, вновь подтвердившей, что она не желает иметь контакт с отцом. Суд отклонил ходатайство заявителя, указав, что в соответствии со статьей 1711 Гражданского кодекса суд мог бы предоставить Зоммерфельду право доступа к дочери, если это отвечало бы ее интересам наилучшим образом. Сославшись на заявления родителей и ребенка, сделанные суду, а также на заключения Управления по делам молодежи и эксперта-психолога, полученные ранее, суд заключил, что доступ отца к ребенку не отвечает интересам самого ребенка. Жалоба заявителя на это решение суда, поданная в Суд земли, была отклонена, равно как и его конституционная жалоба.
Вопросы права
По поводу Статьи 8 Конвенции. Отказ Зоммерфельду в доступе к его ребенку составил акт вмешательства государства в права человека, который имел обоснование в законодательстве страны и преследовал законные цели охраны "здоровья или нравственности", защиты "прав и свобод" ребенка в значении Статьи 8 Конвенции. Что касается вопроса о необходимости такого вмешательства, то суды Германии привели существенные мотивы своих решений отказать заявителю в свиданиях с ребенком. Что же касается обоснованности самих мотивов решений об отказе, то Европейский Суд не может полностью дать свою оценку этому, не установив сначала, была ли в процессе принятия решения по делу в целом обеспечена необходимая защита интересов заявителя. Для этого надо обратиться к конкретным обстоятельствам производства по делу. Заявителю была предоставлена возможность изложить свои доводы суду в пользу предоставления ему права на свидания с ребенком, и он имел доступ ко всей относящейся к делу информации, из которой исходили суды, принимая свои решения по делу. Участковый суд в своем решении исходил из доводов родителей и ребенка, изложенных на слушаниях, равно как и на материалах, полученных ранее. Было бы слишком утверждать, что суды всегда обязаны назначать психологическую экспертизу. Решение по этому вопросу зависит от конкретных обстоятельств дела с учетом возраста и уровня зрелости ребенка. В настоящем деле девочке было 13 лет, когда ее показания заслушал судья участкового суда. Имея возможность непосредственно общаться с ней, суд был в таком положении, что мог нормально оценить ее показания и установить для себя, была ли она способна самостоятельно принять решение в данной ситуации. На этой основе суд был в состоянии прийти к разумному заключению, что нельзя принуждать девочку видеться с отцом вопреки ее желанию.
В подобных обстоятельствах Европейский Суд не находит, что отсутствие заключения психологической экспертизы составило просчет суда при рассмотрении дела. С учетом широких рамок усмотрения государства в деле охраны прав человека Европейский Суд счел, что процессуальный подход судов Германии был разумен в данных обстоятельствах, и суды обеспечили себя достаточными материалами, чтобы прийти к мотивированному решению в данном конкретном деле. Процессуальные требования Статьи 8 Конвенции были поэтому выполнены.
Постановление
Европейский Суд пришел к выводу о том, что положения Статьи 8 Конвенции нарушены не были (принято 14 голосами "за" и 3 голосами "против").
По поводу Статьи 14 Конвенции, увязываемой со Статьей 8 Конвенции.
(а) Европейский Суд применил тот же подход, что и по делу Сахина (см. выше). По настоящему делу суды сочли, что решение, принимаемое в соответствии со статьей 1711 Германского гражданского уложения, зависело от конкретных обстоятельств дела. Когда они пришли к выводу, что принуждение ребенка видеться с заявителем против его желания не могло быть оправдано, то при отсутствии доводов в пользу обратного предпочли подход, подобный тому, который был бы применен в отношении разведенного отца. Однако суды четко придерживались принципа разрешения спора на основе учета того, будет ли разрешение доступа отца к дочери отвечать ее "интересам наилучшим образом". И при этом суды придали решающее значение первоначальному запрету матери на свидания отца с дочерью и возложили на заявителя бремя доказывания, которое было более тяжелым, чем то, которое могло бы быть возложено в аналогичных ситуациях на разведенных отцов.
Постановление
Европейский Суд пришел к выводу о том, что по этому вопросу допущено нарушение положений Статьи 14 Конвенции (принято 10 голосами "за" и 7 голосами "против").
(b) Исключение законом (прежняя статья 63а Закона "О порядке производства по делам не по спору между сторонами") возможности истца продолжать обжалование решений суда по делам о предоставлении отцу права на свидания с ребенком, рожденным вне брака, образует различение при обращении государства с человеком, что не может быть сочтено совместимым с положениями Конвенции.
Постановление
Европейский Суд пришел к выводу о том, что по этому вопросу допущено нарушение положений Статьи 14 Конвенции (принято единогласно).
По поводу Статьи 14 Конвенции, увязываемой с пунктом 1 Статьи 6 Конвенции. В свете вышеизложенных выводов нет необходимости рассматривать жалобу по этому вопросу отдельно.
Компенсация
В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 20000 евро в возмещение морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.

[РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n ГКПИ03-644 от 08.07.2003] Включение в Положение о лицензировании заготовки, переработки и реализации лома цветных металлов, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 23.07.2002 n 552, отсылочной нормы о соблюдении лицензиатом Правил обращения с ломом и отходами цветных металлов и их отчуждения, регулирующих данный вид деятельности, не может рассматриваться как несоответствие требованиям Федерального закона О лицензировании отдельных видов деятельности.  »
Общая судебная практика »
Читайте также