[ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 02.07.2003] Нарушение судом кассационной инстанции требований ст. ст. 373 и 385 Уголовно-процессуального кодекса РФ повлекло отмену кассационного определения.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 2 июля 2003 года
(извлечение)
По приговору Красноярского краевого суда 19 сентября 2002 г. Клинков осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ, а по ч. 1 ст. 158, ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 175 УК РФ оправдан за отсутствием в деянии состава преступления. По этому же приговору Биганов и Хилько осуждены по ст. 316 УК РФ, Биганов по ч. 1 ст. 175 УК РФ оправдан за отсутствием в деянии состава преступления.
Клинков признан виновным в убийстве, а Биганов и Хилько - в укрывательстве убийства.
Преступление совершено при следующих обстоятельствах.
Клинков, узнав, что его подруга встречается со Смирновым, решил убить его и разработал план убийства.
Осуществляя подготовку к преступлению, Клинков взял у Биганова самодельную штангу весом около 30 кг, приготовил наручники и веревку, а также резиновую надувную лодку. Не поставив в известность Хилько о своих намерениях, Клинков, пользуясь дружескими отношениями с последним, положил в его автомобиль эти предметы. 13 августа 2001 г. Клинков, Биганов, Хилько и Смирнов приехали в район ТЭЦ-3 г. Красноярска. Клинков находившейся у него металлической бейсбольной битой нанес Смирнову удар по голове, а когда тот упал, нанес ему еще несколько ударов по голове тем же орудием.
Биганов и Хилько по указанию Клинкова связали веревкой ноги убитого, Клинков сковал ему руки наручниками, после чего все трое привязали к трупу штангу и перенесли в резиновую лодку. Затем Биганов и Хилько, отплыв от берега, перевернули лодку и утопили труп.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 8 января 2003 г. приговор отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение.
Кассационная инстанция сослалась на то, что при разрешении данного дела по существу суд в части определения механизма причинения потерпевшему телесных повреждений и способа сокрытия трупа исходил из показаний Биганова, свидетеля Ирбеткина, протокола обнаружения металлической биты, протокола проведения следственного эксперимента - проверки показаний Биганова на месте происшествия, согласно которому в названном им месте обнаружены штанга и рыболовная удочка, использовавшиеся при сокрытии трупа.
На момент разрешения дела по существу труп потерпевшего обнаружен не был и, следовательно, экспертного исследования в целях выяснения способа убийства не проводилось.
Согласно дополнительным материалам, представленным суду кассационной инстанции стороной защиты, после постановления приговора, 24 сентября 2002 г., в районе водозаборника ТЭЦ-3 обнаружен труп мужчины, в котором Смирновы опознали по одежде своего сына - потерпевшего по делу. По данному факту прокуратурой Советского района г. Красноярска 29 ноября 2002 г. возбуждено уголовное дело.
При таких обстоятельствах, по мнению суда кассационной инстанции, дополнительные материалы подлежали проверке и соответствующей оценке в приговоре, так как сведения, содержавшиеся в этих документах, могли существенно повлиять на выводы суда. При новом рассмотрении дела, как считал суд второй инстанции, суду необходимо было проверить и иные доводы, изложенные в кассационных жалобах как осужденными и их защитой, так и потерпевшей стороной, поскольку суд кассационной инстанции в силу ч. 2 ст. 386 УПК РФ при отмене приговора не вправе предрешать вопросы о доказанности или недоказанности обвинения, о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, о преимуществах одних доказательств перед другими, о мере наказания.
Заместитель Генерального прокурора РФ в надзорном представлении поставил вопрос об отмене кассационного определения.
Президиум Верховного Суда РФ 2 июля 2003 г. удовлетворил надзорное представление, указав следующее.
В кассационную инстанцию стороной защиты представлены дополнительные материалы: протоколы обнаружения, осмотра и опознания трупа, объяснения лиц, нашедших его, заключение эксперта, проводившего судебно-медицинскую экспертизу трупа Смирнова. Эти материалы суд кассационной инстанции приобщил к делу и, придя к заключению, что обстоятельства, отраженные в данных документах, могут существенно повлиять на выводы суда, предложил суду первой инстанции проверить их и дать им оценку. Однако Судебная коллегия Верховного Суда РФ не отразила в определении, какие конкретно обстоятельства, имеющиеся в дополнительных материалах, и каким образом могли существенно повлиять на выводы суда, какие данные противоречат доказательствам, подтверждающим виновность осужденных, или свидетельствуют о неполноте предварительного и судебного следствия.
Суд кассационной инстанции в нарушение требований ст. 385 УПК РФ необоснованно (в отсутствие представления прокурора и жалобы потерпевшей) отменил и оправдательный приговор в отношении Клинкова по ч. 1 ст. 158, ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 175 УК РФ и Биганова по ч. 1 ст. 175 УК РФ.
Судебная коллегия в нарушение закона дала указание суду первой инстанции проверить доводы, изложенные в кассационных жалобах как осужденными и их защитой, так и потерпевшей стороной.
Согласно ст. 373 УПК РФ проверка по кассационным жалобам и представлениям законности, обоснованности и справедливости приговора и иного судебного решения возложена на суд кассационной инстанции.
Учитывая, что кассационное определение вынесено с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, оно подлежит отмене, а дело - направлению на новое кассационное рассмотрение.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 5-Г03-50 от 01.07.2003 В удовлетворении заявления о признании недействительными распоряжения исполнительного комитета Московского городского Совета народных депутатов О перерегистрации беженцев в г. Москве и Положения о перерегистрации беженцев, вынужденно покинувших Азербайджанскую ССР, отказано правомерно, поскольку оспариваемые правовые акты приняты органом исполнительной власти в пределах его компетенции, в соответствии с федеральным законодательством и не ущемляют прав и законных интересов заявителей.  »
Общая судебная практика »
Читайте также