ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 01.07.2003 n 29178/95) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2003, n 12) По делу был поставлен вопрос об эффективности расследования, проведенного властями по факту применения огнестрельного оружия; заявительница утверждает, что за инцидентом стоят силы безопасности. Допущено нарушение положений Статьи 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

(Finucane - United Kingdom) (N 29178/95)
По материалам Постановления
Европейского Суда по правам человека
от 1 июля 2003 года
(вынесено IV Секцией)
Обстоятельства дела
В Северной Ирландии в 1989 году имел место инцидент: муж заявительницы был застрелен двумя мужчинами в масках. Ответственность за убийство взяла на себя незаконная военизированная организация. Были произведены судебно-медицинская экспертиза, вскрытие тела покойного, сделаны соответствующие фотографии и схемы места происшествия. В ходе расследования было задержано много подозреваемых из числа членов этой военизированной организации, и они были допрошены. Была найдена одна единица огнестрельного оружия, использовавшегося при убийстве, а трех членов организации осудили по обвинению в незаконном владении оружием. Еще одного подозреваемого, С., арестовали в связи с убийством, но в 1991 году было решено, что для предъявления ему обвинения не имелось достаточно доказательств.
Тем временем проводилось расследование, в ходе которого коронер <1> отказался позволить заявительнице сделать заявление о том, что в адрес ее мужа поступали угрозы убийства, которые предположительно исходили от сотрудников Королевской полиции Ольстера (КПО). Начальник КПО впоследствии назначил старшего офицера полиции из Англии, чтобы провести расследование в связи с обвинениями в том, что между сотрудниками сил безопасности и членами военизированных организаций существовал сговор. Отчет о расследовании не был обнародован. В результате расследования по пяти пунктам обвинения в преступном сговоре с целью совершения умышленного убийства был осужден бывший секретный сотрудник полиции, работавший под оперативным прикрытием. Власти утверждали, что в своей агентурной деятельности он вышел из-под контроля полиции. Отбывая наказание в тюрьме, этот человек, возможно, признался в том, что был связан с убийством мужа заявительницы. Директор публичных преследований <2> предложил начальнику КПО провести дополнительное расследование. После второго расследования, проведенного тем же самым старшим офицером полиции, директор публичных преследований издал указание об отказе от уголовного преследования, заключив, что для привлечения кого-либо к уголовной ответственности не было достаточных оснований.
--------------------------------
<1> В правовых системах многих стран коронер - это должностное лицо, обладающее познаниями в сфере судебной медицины и наделенное функцией расследования случаев насильственной или внезапной смерти сразу после события (прим. перев.).
<2> В Великобритании так именуется глава службы государственных обвинителей (прим. перев.).
В 1999 году начальник КПО назначил все того же старшего офицера полиции провести независимое расследование по факту убийства мужа заявительницы. Этот офицер представил свой отчет о расследовании директору публичных преследований в апреле 2003 года, и краткий обзор отчета был обнародован. В нем указывалось, что сговор между сотрудниками сил безопасности и членами военизированных организаций существовал и что убийство, вероятно, могло быть предотвращено. С. был привлечен к уголовной ответственности по обвинению в умышленном убийстве, но его признали невиновным за недоказанностью вменявшегося преступления.
Вопросы права
По поводу Статьи 2 Конвенции. Расследование факта предположительно противоправного убийства человека представителями государства должно быть независимым - как институционально, так и фактически, - таким, чтобы дать основания для вывода, было ли использование силы оправдано. Оно должно привести к установлению личностей, ответственных за противоправное убийство, а также в результате расследования должна быть собрана информация, необходимая для принятия решения по вопросу о наказании виновных. Такое расследование должно также начинаться быстро и проводиться с разумной оперативностью; в нем должен присутствовать достаточный элемент общественного контроля и гарантировано участие близких родственников потерпевшего в той степени, в какой это необходимо для соблюдения их законных интересов.
(i) Полицейское расследование по данному делу было начато незамедлительно и включало необходимые мероприятия по собиранию и фиксации доказательств; ряд подозреваемых был допрошен. Однако расследование проводилось сотрудниками, состоящими на службе в полицейском ведомстве, в отношении которого у заявительницы имелись подозрения в том, что именно из этого ведомства исходили угрозы убийства ее мужа. В подобных обстоятельствах расследование не могло считаться независимым, и возникли серьезные сомнения относительно тщательности или эффективности проверки версии о наличии сговора между сотрудниками сил безопасности и членами военизированных организаций.
(ii) Следствие не включало проведение проверки в связи с заявлениями относительно наличия сговора, и Финукейн отказали в разрешении сделать заявление о предположительных угрозах ее мужу. Поэтому следствие не затронуло серьезные вопросы, бывшие предметом законной озабоченности Финукейн, и потому не могло быть расценено как эффективное.
(iii) Из трех независимых расследований не стало очевидным, что первые два были связаны с установлением обстоятельств смерти мужа заявительницы с целью последующего привлечения к уголовной ответственности виновных; в любом случае отчеты об этих расследованиях не были обнародованы. Поэтому в них не было решающих элементов общественного контроля и участия членов семьи погибшего. И если третье расследование проводилось непосредственно по факту убийства, то власти Соединенного Королевства признали, что это расследование не отвечало требованиям быстроты и оперативности. Кроме того, не было ясно, в каком объеме отчет об этом расследовании будет предан гласности.
(iv) Директор публичных преследований не обязан был мотивировать свой отказ от уголовного преследования, и в Северной Ирландии не существует никаких процессуальных возможностей оспорить такое решение посредством приведения в действие механизма судебного надзора. В настоящем деле никакие мотивировки не выдвигались в обоснование решения об отказе от уголовного преследования, и никакой информации не было предложено обществу и заявительнице для того, чтобы заверить: принцип верховенства права был соблюден.
В заключение следует отметить, что по делу государство не выполнило свое процессуальное обязательство, налагаемое на него Статьей 2 Конвенции.
Постановление
Европейский Суд пришел к выводу о том, что было допущено нарушение положений Статьи 2 Конвенции (принято единогласно).
Компенсация
В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд не сделал заявления или не дал разъяснений - на чем настаивала Финукейн, и поскольку она заявила, что в таком случае отказывается от требований возместить ущерб, то Европейский Суд исходил из того, что ее требования о возмещении ущерба были сняты. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n КАС03-280 от 01.07.2003] В удовлетворении частной жалобы на определение судьи Верховного Суда РФ, которым отказано в принятии заявления в связи с тем, что оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, отказано, так как суды не вправе вмешиваться в нормотворческую деятельность государственных органов исполнительной власти.  »
Общая судебная практика »
Читайте также