[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 1-037/03 от 26.06.2003] Об изменении приговора со снижением назначенного осужденному наказания и взыскании с него материального ущерба и морального вреда.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26 июня 2003 года
Дело N 1-037/03
Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего - генерал-майора юстиции
Петроченкова А.Я.
судей - генерал-майора юстиции
Коронца А.Н.,
генерал-майора юстиции
Хомчика В.В.
рассмотрела в судебном заседании 26 июня 2003 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного П. и гражданского ответчика - командира войсковой части 54262 на приговор Московского окружного военного суда от 13 мая 2003 года, согласно которому военнослужащий войсковой части 54262 младший сержант П., родившийся 15 августа 1982 года в гор. Нижнем Тагиле Свердловской области, ранее не судимый, осужден к лишению свободы: - по ст. 105, ч. 2, п. п. "к", "н", УК РФ - сроком на 18 лет, по ст. 158, ч. 1, УК РФ - сроком на 2 года, а по совокупности совершенных преступлений - сроком на 18 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима.
В порядке удовлетворения гражданских исков суд постановил взыскать с войсковой части 54262 в счет возмещения материального вреда - в пользу В.В. 26109 рублей, в пользу Ч.Н. - 14805 рублей и по 70000 рублей каждому из истцов в счет компенсации морального вреда. В остальной части в удовлетворении исков о компенсации морального вреда судом отказано.
П. признан виновным в убийстве, совершенном неоднократно, одно из которых - с целью скрыть другое преступление, и в краже чужого имущества.
Эти преступления, как указано в приговоре, он совершил при следующих обстоятельствах.
П. 18 ноября 2002 г. в 21-м часу в котельной воинской части употреблял спиртные напитки вместе с работавшей в котельной гражданкой Ч. В ходе возникшей между ними на почве личных неприязненных отношений ссоры он нанес ей один удар молотком по голове, а затем, вытащив Ч., находившуюся без сознания, на улицу, еще несколько раз ударил ее молотком по голове, в результате чего она скончалась.
Спрятав труп и завалив его мусором, П., опасаясь, что В., также работавшая в котельной, может изобличить его в убийстве, решил убить ее. Вернувшись в котельную, он нанес В. несколько ударов молотком по голове и три удара ножом в шею, от которых В. скончалась на месте происшествия.
После этого П. похитил из сумочки В. 850 рублей и с места происшествия скрылся.
Заслушав доклад генерал-майора юстиции Петроченкова А.Я., а также мнение старшего военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры полковника юстиции Шахтарина Н.Н., полагавшего изменить приговор, признать в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, явку с повинной, в связи с этим снизить наказание по ст. 105, ч. 2, п. п. "н", "к", УК РФ - до 15 лет, по ст. 158, ч. 1, УК РФ - до 1 года 6 месяцев, а по совокупности совершенных преступлений - до 16 лет лишения свободы, в остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и командира войсковой части 54262 - без удовлетворения, Военная коллегия
установила:
осужденный П. в кассационной жалобе, не оспаривая обоснованности осуждения и правильности квалификации его действий, просит учесть его молодость, чистосердечное раскаяние в содеянном и снизить назначенное наказание.
Гражданский ответчик - командир войсковой части 54262 в кассационной жалобе утверждает, что суд постановил взыскать с воинской части в пользу потерпевших суммы в счет возмещения материального вреда и компенсации морального вреда необоснованно, поскольку имеется непосредственный причинитель вреда, который и должен нести гражданско-правовую ответственность.
В обоснование этого гражданский ответчик утверждает об отсутствии вины воинской части в причинении вреда, вред причинен не при исполнении обязанностей по службе П. Поэтому вред подлежит возмещению за счет виновного лица - П.
Государственный обвинитель возражал против удовлетворения кассационной жалобы осужденного.
Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, Военная коллегия находит, что выводы суда о виновности П. в совершении преступных действий, за которые он осужден, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, которые полно и правильно изложены в приговоре и надлежащим образом оценены судом. Действия П. судом квалифицированы правильно. Не оспаривает своей виновности и правильности юридической квалификации содеянного и осужденный.
Однако приговор в отношении П. подлежит изменению по следующим основаниям.
Суд не признал явку с повинной П. обстоятельством, смягчающим наказание осужденного, и расценил, что П. после обнаружения погибших пытался обмануть работников следствия, заявив, что видел, как неизвестный выходил из котельной. Заявление о явке с повинной П., по мнению суда, написал после того, как на нем были обнаружены следы преступления и после продолжительной беседы с представителями командования. Поэтому дачу признательных показаний органам следствия, оформленную протоколом явки с повинной, суд расценил лишь как запоздалое раскаяние в содеянном.
Однако суд не учел, что в ходе всех следственных действий, зафиксированных соответствующими протоколами, П. последовательно признавал себя виновным в содеянном и рассказывал об обстоятельствах совершенного им убийства. Не может служить свидетельством несвоевременного раскаяния в содеянном П. и то, что он в первоначальной беседе с командиром части не признался в содеянном и говорил о том, что видел постороннего, выходившего из котельной, поскольку эта беседа процессуально не фиксировалась, П. не разъяснялись его права и обязанности и он не предупреждался в установленном порядке об ответственности. Кроме того, на момент написания П. явки с повинной в 11 часов 19 ноября 2002 г. у органов предварительного следствия не было каких-либо конкретных данных о том, что преступления совершил именно П. Не могут служить безусловными доказательствами виновности П. и утверждения свидетеля Соломатина о том, что он увидел пятна крови на брюках П., поскольку хотя брюки в ходе выемки были изъяты у П. и осмотрены с участием специалиста - эксперта ЭКО УВД, но в ультрафиолетовых лучах следов, напоминающих кровь, не обнаружено, и поэтому брюки на экспертное исследование не представлялись.
При таких обстоятельствах у суда имелись достаточные основания для того, чтобы признать, что П. явился с повинной, активно способствовал раскрытию преступления, розыску похищенных им денег и назначить ему наказание в соответствии с требованиями статьи 62 УК РФ, то есть не свыше трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого наказания, а поэтому назначенное П. наказание подлежит снижению.
Кроме того суд, без достаточных оснований постановил взыскать материальный ущерб и моральный вред с воинской части.
Суд не учел, что П. при исполнении служебных обязанностей не находился, а конфликт между ним и Ч. возник не в связи с исполнением той трудовых обязанностей, а на личной почве.
При таких обстоятельствах при разрешении исков суду надлежало руководствоваться ст. 1064 ГК РФ, устанавливающей, что вред подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
определила:
приговор Московского окружного военного суда от 13 мая 2003 года в отношении П. изменить:
снизить назначенное П. по ст. 105, ч. 2, п. п. "к", "н", УК РФ наказание до 15 (пятнадцати) лет лишения свободы, по ст. 158, ч. 1, УК РФ - до 1 (одного) года 6 (шести) месяцев лишения свободы, а по совокупности совершенных преступлений считать П. осужденным к 16 (шестнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;
присужденные ко взысканию в счет возмещения материального ущерба в пользу потерпевших Ч.Н. - 14805 рублей, В.В. - 26109 рублей, а также в порядке компенсации морального вреда этим же потерпевшим по 70000 рублей, взыскать не с войсковой части 54262, а с П. как непосредственного причинителя вреда.
В остальной части приговор оставить без изменения.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ n 232-О от 26.06.2003] Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ступака Игоря Витальевича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 7 Федерального закона О дополнительном социальном обеспечении членов летных экипажей воздушных судов гражданской авиации  »
Общая судебная практика »
Читайте также