[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (М. Розенберг, по материалам Решения МКАС при ТПП РФ от 21.06.2003 n 159/2001)] (Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2003 г., Статут, 2004) Заявление соответчика о пропуске истцом срока исковой давности послужило основанием для вынесения МКАС решения об отказе в иске как к соответчику, так и к ответчику, не явившемуся в заседание арбитража, на том основании, что ответчик является государственным учреждением, финансируемым соответчиком, и требования истца не могут быть удовлетворены за счет средств ответчика.

арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации
Заявление соответчика о пропуске истцом срока исковой давности послужило основанием для вынесения составом арбитража решения об отказе в иске как к соответчику, так и к ответчику, не явившемуся в заседание арбитража и не представившему объяснений по иску, на том основании, что ответчик является государственным учреждением, финансируемым соответчиком, и требования истца не могут быть полностью или частично удовлетворены за счет средств самого ответчика.
Дело N 159/2001. Решение от 21.06.03
Иск был предъявлен итальянской фирмой к российской организации в связи с неоплатой товара, поставленного по контракту, заключенному 21 марта 1997 г. Требования истца включали взыскание стоимости поставленного товара и процентов за пользование чужими денежными средствами. Истец заявил, что он отказывается от права требования договорной неустойки за просрочку платежа, учитывая ее явную несоразмерность последствиям нарушения.
Направленные ответчику исковые материалы были возвращены в МКАС с отметкой почтового ведомства о том, что по указанному адресу получателя нет. Истцом была представлена выписка из Московского регистрационного реестра, согласно которой ответчик не ликвидирован и действует как юридическое лицо по адресу, указанному в исковом заявлении.
По инициативе истца в процесс была привлечена другая российская организация (соответчик), являющаяся учредителем ответчика и для реконструкции зданий которой был предназначен поставленный товар. Соответчик, которому были переданы исковые материалы для вручения ответчику, сообщил о невозможности это сделать в связи с прекращением финансово-хозяйственной деятельности ответчика.
Соответчик представил объяснения по иску, в которых сослался на пропуск истцом срока исковой давности, обратив также внимание на неправильное определение истцом суммы исковых требований. По мнению истца, имел место перерыв срока исковой давности, в связи с чем заявление соответчика должно быть отклонено. Сумма исковых требований была истцом снижена.
Вынесенное МКАС решение содержало следующие основные положения.
1. Компетенция МКАС рассматривать данный спор вытекает из арбитражной оговорки заключенного между истцом и ответчиком контракта от 21 марта 1997 г. (ст. 14), предусматривающей разрешение возникших из контракта споров в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ.
МКАС признал также свою компетенцию рассматривать данный спор и с участием соответчика, руководствуясь п. 2 ст. 7 и п. 2 ст. 16 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" с учетом следующих обстоятельств.
В исковом заявлении истец в обоснование компетенции МКАС сослался на приведенную выше арбитражную оговорку, подтвердив тем самым наличие между ним и ответчиком соглашения о рассмотрении спора в МКАС, а соответчик, привлеченный в процесс в качестве такового, 26 февраля 2003 г. представил отзыв на иск и, участвуя в заседаниях арбитража, дал объяснения по существу иска, не возразив при этом против компетенции МКАС по данному делу, что означает заключение между ним и истцом арбитражного соглашения.
2. В отношении применимого права стороны в п. 15.9 контракта согласовали, что во всем остальном, что не предусмотрено контрактом, действуют нормы материального гражданского права РФ. В этой связи МКАС, руководствуясь п. 1 ст. 28 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", признал, что настоящий спор подлежит разрешению в соответствии с нормами избранного сторонами российского гражданского права и, в частности, с нормами ГК РФ.
3. Обсудив вопрос об отсутствии в заседаниях представителя ответчика, МКАС констатировал, что по указанному в исковом заявлении почтовому адресу, подтвержденному Московской регистрационной палатой (письмо от 02.04.02), ответчику заказными письмами дважды (23.01.02 и 10.11.02) направлялись исковые материалы, а также извещения о времени и месте проведения каждого арбитражного заседания, что подтверждается почтовыми уведомлениями, свидетельствующими о попытке вручения почтовых отправлений адресату. При таких обстоятельствах следует признать, что МКАС действовал в соответствии с Законом РФ "О международном коммерческом арбитраже" и Регламентом МКАС в части надлежащего извещения ответчика о проведении слушания дела, поскольку, согласно п. 1 ст. 3 названного Закона и п. 5 параграфа 12 Регламента МКАС, любое письменное сообщение считается полученным, если оно направлено по последнему известному местонахождению коммерческого предприятия или по его почтовому адресу заказным письмом.
Учитывая изложенное и находя материалы дела достаточно полными, МКАС, руководствуясь п. 2 параграфа 28 Регламента, счел возможным провести разбирательство дела по существу в отсутствие представителя ответчика.
4. При рассмотрении требования истца об уплате основного долга за поставленные ответчику материалы и оборудование МКАС, исходя из заявления соответчика о пропуске истцом срока исковой давности, исследовав материалы дела и объяснения представителей сторон, установил следующее.
Исковое заявление подано истцом с нарушением срока исковой давности, установленного законодательством Российской Федерации.
Статья 196 ГК РФ установила общий срок исковой давности в три года. Специальных сроков по искам о взыскании долга и процентов за пользование чужими денежными средствами законодательством не установлено.
Пункт 2 ст. 200 ГК РФ предусматривает, что по обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения. В соответствии с п. 3.1 контракта от 21 марта 1997 г. на поставку материалов и оборудования для ведения работ по реконструкции комплекса зданий соответчика перечисление денег на расчетный счет продавца должно было производиться частично авансовыми платежами соответственно до 1 июня, 1 июля и 1 сентября 1997 г.
Срок исковой давности по последнему обязательству следует исчислять со 2 сентября 1997 г., и, соответственно, данный срок истек 2 сентября 2000 г.
Пункт 2 ст. 199 ГК РФ установил, что истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является самостоятельным основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.
Заявление истца о том, что материалы переписки и, в частности, письмо соответчика от 4 августа 1998 г. и письмо ответчика от 27 августа 1998 г. дают основания для перерыва срока исковой давности, не может быть принято во внимание по следующим мотивам:
- В соответствии со ст. 203 ГК РФ перерыв срока исковой давности имеет место при совершении обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.
В соответствии с Постановлением Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 15/18 от 12, 15 ноября 2001 г. (п. 20) к действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, исходя из конкретных обстоятельств, в частности, могут относиться: признание претензии; частичная уплата должником или с его согласия другим лицом основного долга и/или сумм санкций, равно как и частичное признание претензии об уплате основного долга, если последний имеет под собой только одно основание, а не складывается из различных оснований; уплата процентов по основному долгу; изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или рассрочке платежа); акцепт инкассового поручения. При этом в п. 20 говорится, что, если обязательство предусматривает исполнение по частям и должник совершил действия, свидетельствующие о признании лишь какой-то части, такие действия не могут являться основанием для перерыва течения срока исковой давности по другим частям платежа.
Из материалов дела следует, что соответчик в своем письме от 4 августа 1998 г. однозначно отказался признать претензию истца. Таким образом, руководствуясь ст. 203 ГК РФ и п. 20 названного выше Постановления, МКАС не находит оснований для признания письма соответчика от 4 августа 1998 г. действием, свидетельствующим о признании долга.
- Несмотря на то, что заявление о пропуске срока исковой давности сделано только соответчиком по делу, применяя п. 2 ст. 199 ГК РФ, МКАС, исследовав обстоятельства дела и объяснения сторон в процессе, установил, что ответчик является учреждением, финансируемым соответчиком, и в силу этого требования истца не могут быть удовлетворены полностью или частично за счет средств самого ответчика, финансируемого соответчиком. Принимая во внимание упомянутое выше Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 15/18 от 12, 15 ноября 2001 г. (п. 4), МКАС пришел к выводу, что заявление соответчика о пропуске срока исковой давности распространяет свое действие и на обязательства ответчика.
- МКАС не может принять во внимание письмо ответчика от 27 августа 1998 г. в качестве действия, свидетельствующего о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, по той причине, что оно не соответствует приведенным выше критериям п. 20 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 15/18 от 12, 15 ноября 2001 г. Более того, в указанном письме содержится ссылка на письмо соответчика от 4 августа 1998 г., в котором соответчик однозначно отклонил предъявленную истцом претензию. К тому же упомянутое письмо ответчика от 27 августа 1998 г. лишено определенности и носит гипотетический характер.
Исходя из вышеизложенного и учитывая, что заявление соответчика о применении исковой давности сделано до вынесения решения, МКАС на основании п. 2 ст. 199 ГК РФ отказывает истцу во взыскании основного долга в связи с истечением по данному требованию срока исковой давности.
5. При отсутствии оснований для удовлетворения требования истца о взыскании основного долга не подлежат удовлетворению как производные от него исковые требования о взыскании процентов годовых.
6. Уплаченный истцом арбитражный сбор возврату истцу или возмещению ответчиком не подлежит, поскольку согласно п. 1 параграфа 6 Положения об арбитражных расходах и сборах (Приложение к Регламенту МКАС) арбитражный сбор возлагается на истца как на сторону, против которой состоялось решение арбитража.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 5-В03-54 от 20.06.2003 Дело по иску об изменении договора найма жилого помещения направлено на новое рассмотрение, поскольку судом рассмотрено дело в отсутствие истицы, не извещенной надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, что является существенным нарушением норм процессуального права, влекущим безусловную отмену судебного постановления по делу.  »
Общая судебная практика »
Читайте также