ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Р. Траспов, Арбитражный и гражданский процесс n 6 - 7, 2003 г.) Международный коммерческий арбитраж: оговорка о публичном порядке как основание отказа в признании или приведении в исполнение иностранных арбитражных (третейских) решений.

ОГОВОРКА О ПУБЛИЧНОМ ПОРЯДКЕ КАК ОСНОВАНИЕ
ОТКАЗА В ПРИЗНАНИИ ИЛИ ПРИВЕДЕНИИ
В ИСПОЛНЕНИЕ ИНОСТРАННЫХ АРБИТРАЖНЫХ (ТРЕТЕЙСКИХ) РЕШЕНИЙ

Несовместимость иностранного арбитражного решения с публичным порядком страны исполнения является основанием для отказа в его признании или приведении в исполнение. Данный принцип отражен в ст. V Нью-Йоркской Конвенции, ст. 244 АПК РФ, а также ст. 36 Закона РФ о международном коммерческом арбитраже.
Разрешая вопрос о применении оговорки о публичном порядке, суд неизбежно сталкивается с проблемой достижения баланса между несколькими конкурирующими интересами. С одной стороны, государственный суд не должен приводить в исполнение арбитражное решение, признание или исполнение которого противоречит принципам, формирующим публичный порядок страны исполнения. С другой стороны, государственный суд не должен допускать такой стандарт применения оговорки о публичном порядке, который бы нарушал принцип окончательности иностранного арбитражного решения. Учитывая потенциальную возможность расширительного толкования данного основания судебного контроля, одним из условий достижения правовой определенности в правоприменительной практике является осведомленность как о понятии и содержании оговорки о публичном порядке, так и закономерностях ее применения национальными судами.
Отметим, что как в российской, так и зарубежной науке оговорка о публичном порядке является общепризнанным принципом международного частного права. Оговорка о публичном порядке понимается как защитный фильтр, препятствующий применению нормы иностранного права. В смысле международного гражданского процесса оговорка о публичном порядке препятствует признанию или приведению в исполнение иностранных судебных или арбитражных решений в случае, если само признание или исполнение этого решения является несовместимым с публичным порядком страны исполнения. Вместе с тем ни в одной стране, где законодательно предусмотрено применение оговорки о публичном порядке, не дается детальное определение публичного порядка. Используется формулировка "публичный порядок" без каких-либо разъяснений, либо даются самые общие ориентиры в виде указания на основополагающие принципы права, основы правопорядка (ссылки на конкретные национальные законы). Указанное позволяет сделать вывод о том, что содержание оговорки о публичном порядке не является четко определенным. В этой связи основные элементы понятия публичного порядка раскрываются в литературе с учетом национальной судебной практики. В российской литературе обсуждение проблем применения оговорки о публичном порядке опирается на иностранную судебную практику. Указанное, по мнению проф. Дмитриевой, вытекает из того обстоятельства, что "в интересах развития сотрудничества СССР со всеми государствами независимо от их социально-экономического строя применение оговорки о публичном порядке могло быть лишь исключением". В настоящее время увеличивается количество научных работ российских ученых, посвященных оговорке о публичном порядке. Одновременно в судебной практике России данному институту не уделяется должного внимания. В качестве примера судебного толкования оговорки о публичном порядке сошлемся на Определение Верховного Суда РФ от 25.09.1998. Согласно указанному решению "публичный порядок определяется как основы общественного строя Российского государства". При этом указывается, что "суд, рассматривая ходатайство об отмене арбитражного решения, пересматривать выводы МКА по существу не вправе, за исключением случаев, указанных в подп. 2, п. 2 ст. 34 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже". Таким образом, с одной стороны, устанавливается принцип невозможности пересмотра выводов арбитража, а с другой - указывается на оговорку о публичном порядке как допустимое исключение без каких-либо уточняющих критериев.
Указанное предполагает исследование иностранной судебной практики, составляющей мировой опыт по вопросу о сущности и закономерностях применения оговорки о публичном порядке как основания отказа в признании или приведении в исполнение иностранного арбитражного (третейского) решения.
Понятие оговорки о публичном порядке
Понятие оговорки о публичном порядке мало подвержено изменению. Определение публичного порядка, содержащееся в Определении Верховного Суда РФ от 25 сентября 1998 года (основы общественного строя Российской Федерации), практически не отличается от судебного толкования указанного института, данного английским судом в середине 19 века. В соответствии с решением Палаты Лордов от 1853 под публичным порядком следует понимать такой принцип, согласно которому никому не должно дозволяться делать то, что способно нанести вред основам любого общества <1>. Такие элементы публичного порядка, как основы общественного устройства, устои общества, положены в основу многих национальных подходов определения сущности оговорки о публичном порядке. Вместе с тем данные понятия способны придавать такому институту, как оговорка о публичном порядке, порой слишком широкую и неопределенную характеристику. Так, английские юристы Чешир и Норт определяют публичный порядок как "совокупность моральных, экономических и социальных принципов, представляющих особый интерес, который надлежит защищать без каких-либо исключений" <2>. Вместе с тем в контексте исполнения иностранных арбитражных решений, понятие оговорки о публичном порядке было определено следующим образом: "содержание публичного порядка и реализацию его в оговорке о публичном порядке нельзя определить исчерпывающим образом. Скорее к оговорке о публичном порядке необходимо подходить с крайней осторожностью..." <3>. В своем знаменитом решении по делу "Парсонс энд Витмор" судья Джозеф Смит в 1974 постановил, что в исполнении иностранного арбитражного решения может быть отказано по основанию "оговорки о публичном порядке" "только в случае, если исполнение арбитражного решения нарушает самые базовые принципы правосудия и нравственности" <4>. Подход в понимании оговорки, принятый немецкими судами, также базируется на узком толковании ограничений публичного порядка в смысле соблюдения основополагающих принципов правосудия: "нарушение основ немецкого публичного порядка применительно к иностранным арбитражным решениям существует только в случаях, когда арбитражное решение противоречит принципам, на которых базируется общественная или коммерческая жизнь Германии, а также в случаях противоречия фундаментальным представлениям о правосудии. В этой связи нарушение арбитром той или иной нормы материального права не является достаточным для применения судом оговорки о публичном порядке" <5>. О проблемах, связанных с применением оговорки о публичном порядке на практике, говорится во многих научных исследованиях. Утверждение доктора Лью, сделанное более двадцати лет назад, является актуальным и сегодня: "Каждому судье известно, что такое публичный порядок. Вместе с тем вряд ли можно найти такое же количество судей, которые бы знали, каковы закономерности применения оговорки на практике. Указанное вытекает из абстрактности понятия "публичный порядок". Очевидно, что публичный порядок отражает фундаментальные экономические, правовые, нравственные, политические, религиозные стандарты устройства каждого государства или экстра-национального сообщества. Это те священные принципы, на которых базируется каждое общество". <6>. В основе принципов, составляющих сущность международного коммерческого арбитража, по мнению Ван Ден Берга, находится широкое признание необходимости защиты такого интереса, как окончательность международного арбитражного решения, которое и обосновывает отличие внутреннего от международного публичного порядка. Косвенным доказательством вышеприведенной логики служит редкое применение оговорки о публичном порядке как основания контроля в отношении международного коммерческого арбитража. Еще реже решение международного коммерческого арбитража признается недействительным или не приводится в исполнение в результате неправильного с точки зрения государственного судьи правоприменения.
--------------------------------
<1> См.: Материалы доклада Комитета по Международному Коммерческому Арбитражу Ассоциации Международного Права: Sheapard A. Interim Report on Public Policy as a Bar to Enforcement of International Arbitral Awards. 2000. C. 3.
<2> Cheshire and North. Private International Law. 1999. P. 123.
<3> 2 Lloyd"s Rep. 246. P. 254.
<4> 508 F. 2 d969 (2nd Cir. 1974).
<5> ВGН. 1990 - III ZR 174/89. NJW 1990. P. 3210.
<6> Lew. Applicable Law in International Commercial Arbitration. 1978. P. 32.
Необходимо заметить, что рассмотрение вопроса о понятии и содержании оговорки о публичном порядке нельзя исследовать, не касаясь сущности того явления, функционирование которого и порождает спор о применении или неприменении оговорки о публичном порядке. Так, содержание публичного порядка зависит от всех явлений, сопутствующих праву, и не является статичным. В зависимости от того, осуществляются ли контрольные полномочия в отношении внутреннего или международного коммерческого арбитража, меняется и содержание оговорки о публичном порядке. В отдельных юрисдикциях наряду с проарбитражной политикой продолжают господствовать тенденции жесткого нормативизма. Примером может служить политика отдельных штатов США в области содержания судебного контроля в отношении внутреннего арбитража. Так, суд штата Теннеси отменил арбитражное решение как очевидно игнорирующее нормы законодательства штата о строительстве (manifest disregard of law) и, как результат, противоречащее основам публичного порядка данного штата <*>. В международном коммерческом обороте противоречие арбитражного решения определенному закону страны арбитража или страны исполнения арбитражного решения, как правило, не используется в качестве основания применения оговорки о публичном порядке. Например, в Канаде основанием применения оговорки о публичном порядке является несовместимость арбитражного решения не с основами правопорядка в смысле правильности правоприменения, а лишь с основами нравственности и морали <**>. При этом нормативное обоснование противоречия публичному порядку ни разу не было использовано при оспаривании или исполнении иностранного арбитражного решения. Так, суд общей юрисдикции Онтарио поддержал арбитражное решение, указав, что противоречие третейского решения Федеральному закону "О проценте и коммерческом интересе" не является нарушением публичного порядка государства Канада. Единственным основанием непризнания иностранного арбитражного решения как несовместимого с публичным порядком государства исполнения является его противоречие основополагающим принципам морали и нравственности. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что понятие и содержание оговорки о публичном порядке зависит от сущности подконтрольного явления. В этой связи понятие публичного порядка как совокупности основополагающих принципов права и морали должно пониматься не абстрактно, а с поправкой на природу международного арбитражного разбирательства, нацеленного на окончательное разрешение спора по существу. Данное обстоятельство обуславливает различие между внутренним и международным публичным порядком.
--------------------------------
<*> Born G. International Commercial Arbitration in US. 1994. P. 243.
<**> Bishop R. Enforcement of Awards under the New York Convention. 1990. P. 19.
Ссылки на международный публичный (ordre public international) порядок все чаще встречаются в положениях национальных законов, а также судебных решениях. Например, согласно ГПК Франции, одним из оснований отказа в признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений является несовместимость процедуры исполнения этого решения с международным публичным порядком <*>. Законодательство Португалии содержит аналогичное положение. Более того, Апелляционный суд Милана установил, что указание в ст. V Конвенции 1958 г. на публичный порядок должно пониматься как указание на международный публичный порядок, который является более узким по своему содержанию, чем внутренний публичный порядок. Как замечает профессор Сандерс, "международный публичный порядок" представляет собой истинно фундаментальные принципы заинтересованного правопорядка. Комментируя французский ГПК, профессор Гайлард, Фушард и Гольдман отмечают, что "международный публичный порядок в смысле ст. 1502.5 ГПК Франции имеет отношение не к международному (транснациональному) публичному порядку, а только к французской концепции международного публичного порядка. Другими словами, речь идет о совокупности ценностей, нарушение которых является недопустимым даже в международных делах". Закон Португалии также отсылает к "португальским принципам международного публичного порядка". Вместе с тем, как следует из решения уже упоминавшегося решения итальянского суда, ссылка на ту или иную национальную концепцию международного публичного порядка является достаточно условной. В этой связи "под публичным порядком в международных коммерческих отношениях следует понимать совокупность именно универсальных принципов права и морали, разделяемых большинством наций схожих цивилизаций и направленных на защиту основополагающих прав и свобод человека, которые могут быть выражены как в международных декларациях, так и конвенциях". Федеральный Трибунал Швейцарии в своем решении также указал на необходимость универсального толкования категории публичного порядка в международных коммерческих отношениях. В соответствии с постановлением Трибунала, иностранное арбитражное решение является несовместимым с публичным порядком только в случае, если его признание или исполнение противоречит фундаментальным принципам правопорядка и нравственности, разделяемых большинством цивилизованных стран. Вместе с тем необходимо заметить, что определение оговорки о публичном порядке, содержащееся в судебных решениях, не способно определить критерии ее применения. Так, на сегодняшний день суды лишь признают, что применительно к международному коммерческому арбитражу публичный порядок надлежит толковать более ограничительно. Указанная формула определяет лишь общие закономерности определения содержания оговорки о публичном порядке с поправкой на необходимость окончательного разрешения спора. Данный подход опять же не определяет конкретных пределов судебного контроля при заявлении возражений базирующихся на оговорке о публичном порядке. Так, в данном случае можно говорить, что под оговоркой о публичном порядке необходимо понимать наиболее основополагающие принципы правопонимания и нравственности, признаваемых большинством цивилизованных наций. В данном случае речь идет о дефиниции, которая характеризует публичный порядок слишком широко с одной стороны, одновременно не определяя конкретных закономерностей применения оговорки о публичном порядке на практике.
--------------------------------
<*> Fouchard, Gailard and Goldman on International Commercial Arbitration. Kluwer. 1999.

[РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n ГКПИ03-439 от 21.05.2003] В удовлетворении заявления о признании недействующими п. п. а, в п. 8 Правил, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29.10.2002 n 781, отказано, так как оспариваемые положения нормативного правового акта не противоречат федеральному закону, изданы в пределах компетенции Правительства РФ и не нарушают права граждан на пенсионное обеспечение.  »
Общая судебная практика »
Читайте также