[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 5н-37/03 от 20.05.2003] Поскольку судом не были обеспечены права потерпевших при рассмотрении их гражданских исков, не был привлечен по делу надлежащий ответчик в лице войсковой части, в которой проходили службу осужденные, приговор в этой части подлежит отмене с оставлением за потерпевшими права на рассмотрение заявленных ими исковых требований в порядке гражданского судопроизводства.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 20 мая 2003 года
N 5н-37/03
Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего - генерал-лейтенанта юстиции
Уколова А.Т.,
судей - генерал-майора юстиции
Захарова Л.М.,
генерал-майора юстиции
Коронца А.Н.
рассмотрела уголовное дело по надзорным жалобам потерпевших Шороховой В.Д. и Мартынова В.Б. на приговор Северо-Кавказского окружного военного суда от 24 мая 2002 г., которым военнослужащие войсковой части 2132, рядовые Тимкив Игорь Владимирович, родившийся 9 июня 1981 г. в селе Поспелиха Поспелихинского района Алтайского края, холостой, ранее не судимый, на военную службу призванный в июне 2000 г. Поспелихинским РВК Алтайского края, осужден за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 и п. п. "к", "ж" ч. 2 ст. 105; п. "б" ч. 2 ст. 132; п. п. "а", "г", "ж" ч. 2 ст. 206; п. "б" ч. 4 ст. 226; ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 338; п. "к" ч. 2 ст. 105; п. "а", "в" ч. 2 ст. 335; ч. 1 ст. 222; ч. 3 ст. 30 и п. п. "а", "б", "г", "ж" ч. 2 ст. 206 УК РФ; ч. 1 ст. 111 УК РФ, и Нестеров Вячеслав Александрович, родившийся 10 апреля 1981 г. в г. Таштагол Кемеровской области, холостой, ранее не судимый, призванный на военную службу в мае 1999 г. Таштагольским ГВК Кемеровской области, осужден за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 и п. п. "к", "ж" ч. 2 ст. 105; п. "б" ч. 2 ст. 132; п. п. "а", "г", "ж" ч. 2 ст. 206; п. "б" ч. 4 ст. 226; ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 338; п. "в" ч. 2 ст. 335 УК РФ.
В счет возмещения морального вреда с Тимкива и Нестерова подлежало взысканию в солидарном порядке в пользу Шороховой В.Д. 40000 руб., Мартынова В.Б. - 30000 руб., Антонова А.А. - 50000 руб., Ксензова А.Г. - 5000 руб., с Тимкива в пользу Мирошниченко Н.С. - 50000 руб., Волобуева А.Г. и Бондаренко А.Г. - по 5000 руб., Шороховой В.Д. - 80000 руб.
В надзорных жалобах потерпевших Шороховой В.Д. и Мартынова В.Б. поставлен вопрос об изменении приговора в части гражданского иска.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Коронца А.Н., мнение прокурора отдела Главной военной прокуратуры РФ подполковника юстиции Коровина А.Н., полагавшего необходимым жалобы удовлетворить, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
установила:
согласно приговору 16 февраля 2001 года Тимкив, глумясь над сослуживцем Мартыновым, с применением силового приема, бросил его через себя на пол, а затем нанес несколько ударов ногой, обутой в ботинок.
Утром 28 февраля 2001 г. Тимкив совместно с Нестеровым, угрожая применением насилия, совершили в отношении Мартынова действия сексуального характера.
Около 21 часа 28 февраля 2001 г. Тимкив и Нестеров, узнав о том, что Мартынов сообщил командованию пограничной заставы о совершенном ими преступлении, с целью его сокрытия договорились убить Мартынова и других военнослужащих, находившихся в блиндаже, которым стало известно об их преступных действиях, захватить заложников и уклониться от военной службы. Здесь же Тимкив показал Нестерову боевую гранату Ф-1, которую он с декабря 2000 г. до 28 февраля 2001 г. незаконно хранил, предложив ее взорвать в офицерском блиндаже.
После этого они похитили из пирамиды автомат и 12 магазинов, снаряженных 30 патронами каждый. Нестеров, кроме того, имел при себе автомат АКС с 4 магазинами по 30 патронов в каждом, который ему был выдан для несения службы в пограничном наряде.
Подойдя к блиндажу, они одновременно через стекло двери открыли очередями огонь из автоматов, а затем, выбив дверь, ворвались туда и в темноте продолжили стрельбу.
Когда раненый рядовой Тельнов сказал Тимкиву, что ему трудно дышать, тот произвел в него несколько выстрелов, от которых он на месте происшествия скончался.
Другим военнослужащим по причинам, не зависящим от Тимкива и Нестерова, был причинен: рядовому Мартынову - легкий вред здоровью с кратковременным расстройством здоровья; старшему лейтенанту Антонову - тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.
Полагая, что все военнослужащие, находившиеся в блиндаже, убиты, Тимкив и Нестеров, реализуя задуманное, прибыли к посту пограничного контроля, где часовыми стояли рядовые Ксензов и Казанцев.
Здесь подсудимые, сообщив часовым, что они убили всех военнослужащих в офицерском блиндаже, направили на них оружие и завладели их автоматами с пристегнутыми к ним магазинами, объявили их заложниками и под угрозой убийства потребовали следовать в сторону узла связи. По пути подсудимые прикрылись Ксензовым и Казанцевым в качестве живого щита и потребовали от последних предупреждать встречных военнослужащих, что бы они не стреляли в их сторону.
Тимкив, увидев подходящего в его сторону офицера Антонова, короткой очередью произвел в него выстрелы. В ответ Антонов выстрелил и ранил Нестерова. Воспользовавшись этим, Ксензов и Казанцев убежали.
Скрываясь от Антонова, Тимкив увидел во дворе узла связи прапорщика Мирошниченко и, не желая быть задержанным, произвел в него очередью выстрелы из автомата, причинив тяжкий вред здоровью.
После этого Тимкив захватил водителя Рогачева в качестве заложника, вошел вместе с ним в блиндаж поста пограничного контроля, где, направив оружие на военнослужащих Бондаренко А.Г., Прохорова, Волобуева, также объявил их заложниками. От Рогачева Тимкив потребовал подготовить бронетранспортер с боекомплектом и водителем для выезда в село Итум-Кале Чеченской Республики.
Для выдвижения дополнительных требований командованию Тимкив направил Рогачева за радиостанцией, заставив его перед этим собрать и уложить рядом с собой из пирамиды 5 автоматов с 5 снаряженными магазинами по 30 патронов в каждом, подствольный гранатомет к автомату и боеприпасы к нему в количестве 10 гранат.
Когда Тимкив стал передавать по радиостанции требования к командованию, Рогачев и прибывший вместе с ним рядовой Бондаренко О.А. разоружили его.
В жалобе потерпевшие выражают несогласие с приговором в части взыскания компенсации морального вреда с осужденных и полагают, что указанная компенсация должна быть взыскана с войсковой части, в которой осужденные проходили военную службу.
Проверив материалы дела, Военная коллегия Верховного Суда РФ находит приговор подлежащим отмене в части гражданского иска по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо возмещает вред, причиненный работником при исполнении служебных обязанностей.
Как установлено судом, Нестеров совершил преступление при несении службы в пограничном наряде, с применением оружия, которое ему было выдано для несения службы. Тимкив 28 февраля 2001 г. исполнял обязанности дежурного по блиндажу, т.е. также находился при исполнении служебных обязанностей. Таким образом, вред, причиненный потерпевшим, обязана возместить войсковая часть, в которой осужденные проходили военную службу.
В ходе предварительного расследования и судебного заседания потерпевшие, как это было им разъяснено должностными лицами, производившими расследование, просили взыскать компенсацию за причиненный моральный вред с осужденных. Однако в соответствии с действовавшей в то время ст. 36 ГПК РСФСР суд, установив во время разбирательства дела, что иск предъявлен не к тому лицу, которое должно отвечать по иску, мог, с согласия истца, не прекращая дела, допустить замену первоначального ответчика надлежащим ответчиком. Если истец не был бы согласен на замену ответчика другим лицом, суд мог привлечь это лицо в качестве второго ответчика. Однако, как видно из протокола судебного заседания, такого вопроса перед истцами поставлено не было, как и не был заменен ненадлежащий ответчик.
Поскольку судом не были обеспечены права потерпевших при рассмотрении их гражданских исков и не был привлечен по делу надлежащий ответчик в лице войсковой части 2132, в которой проходили службу осужденные, приговор в этой части подлежит отмене, с оставлением за потерпевшими права на рассмотрение заявленных ими исковых требований в порядке гражданского судопроизводства.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 407 - 409 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
определила:
1. Надзорные жалобы потерпевших Шороховой В.Д. и Мартынова В.Б. удовлетворить.
Приговор Северо-Кавказского окружного военного суда от 24 мая 2002 г. в отношении осужденных Тимкива Игоря Владимировича и Нестерова Вячеслава Александровича в части удовлетворения гражданских исков о компенсации морального вреда отменить.
2. Признать за потерпевшими Шороховой В.Д. и Мартыновым В.Б. право на удовлетворение заявленных исковых требований в порядке гражданского судопроизводства.
В остальной части приговор оставить без изменения.
Судья
Верховного Суда
Российской Федерации
генерал-майор юстиции
А.Н.КОРОНЕЦ
Секретарь
Н.В.СМИЛЯНЕЦ

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n КАС03-190 от 20.05.2003] В удовлетворении заявления о признании недействующими п. 1 Постановления Правительства РФ от 10.07.1999 n 788 и отдельных положений Правил, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 20.12.2002 n 911, отказано правомерно, поскольку оспариваемые положения соответствуют требованиям действующего законодательства, изданы в пределах компетенции Правительства РФ и не нарушают гражданские права и охраняемые законом интересы граждан.  »
Общая судебная практика »
Читайте также