ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 06.05.2003 n 48898/99) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2003, n 10) Журналиста, утверждавшего, что прокурор злоупотреблял служебными полномочиями в политических целях, признали виновным в клевете: положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод не нарушены.

(Perna - Italy) (N 48898/99)
По материалам Постановления
Европейского Суда по правам человека
от 6 мая 2003 года
(вынесено Большой Палатой)
Обстоятельства дела
Заявителем по данному делу является Джанкарло Перна, 1940 года рождения, итальянский журналист, проживающий в Риме. 21 ноября 1993 г. он опубликовал в итальянской ежедневной газете "Иль Джорнале" (Il Giornale) статью о должностном лице суда Джанкарло Каселли, который в то время был прокурором в г. Палермо. Статья была озаглавлена "Каселли, судья с белой челкой" ("Caselli, il ciuffo bianco della giustizia"), далее следовал подзаголовок "Католическое воспитание, коммунистическая воинственность - все, как у его друга Виоланте..." ("Scuola dai preti, militanza communista come l"amico Violante..."). Статья начиналась с критики в адрес воинствующей политической позиции Джанкарло Каселли, включая ссылку на "троякую присягу на верность - Богу, Закону и Боттеге Оскуре (бывшая штаб-квартира Коммунистической партии Италии, ныне штаб-квартира Демократической партии левых сил)" (un triplo giuramento di obbedienza. A Dio, alla Legge, a Botteghe Oscure). Затем автор обвинил Джанкарло Каселли в том, что он вместе с другими вынашивает замысел поставить под контроль прокуратуры всех итальянских городов. Джанкарло Каселли также приписано намерение использовать агента из числа раскаявшихся и ставших на путь сотрудничества с властями уголовников (pentito) - Т. Бускетта для того, чтобы попытаться разрушить политическую карьеру Джулио Андреотти, бывшего премьер-министра Италии, предъявив ему обвинение в пособничестве преступной организации, построенной по типу мафий (appoggio esterno alla mafia), прекрасно отдавая себе отчет при этом, что рано или поздно дело придется прекратить за отсутствием доказательств.
10 января 1996 г. состоялось судебное заседание по жалобе о защите чести и достоинства, поданной Джанкарло Каселли, в котором трибунал г. Монзы признал заявителя и тогдашнего менеджера газеты виновными в клевете, совершенной при отягчающих обстоятельствах. Они были приговорены к штрафам на сумму 1500000 и 1000000 итальянских лир, соответственно (около 775 и 515 евро), и их обязали компенсировать убытки и расходы в сумме 60000000 итальянских лир (около 31000 евро), а также возместить Джанкарло Каселли расходы, понесенные им в связи с подачей иска, и опубликовать решение суда в газете. Джанкарло Перна обжаловал это решение.
28 октября 1997 г. Апелляционный суд г. Милан вынес решение по делу заявителя. Суд постановил, что та часть статьи в газете, которая касалась присяги на верность, является клеветой, поскольку утверждала зависимость Джанкарло Каселли от указаний политической партии. Относительно остальных частей статьи суд постановил, что утверждения Джанкарло Перна, касающиеся исполнения Джанкарло Каселли своих обязанностей на государственной юридической службе, весьма серьезны, имеют в высшей степени клеветнический характер в том смысле, что не подкреплены никакими доказательствами. Далее суд указал, что не считает для себя необходимым рассматривать доказательства, которые заявитель хотел представить, потому что его высказывания относительно политической принадлежности Джанкарло Каселли и использования им агента из числа раскаявшихся преступников в уголовном преследовании Джулио Андреотти не были по своей юридической природе клеветническими и потому не имели отношения к рассматриваемому судом делу. Высший Кассационный суд оставил решение Апелляционного суда в силе.
Вопросы права
По поводу пункта 1 и подпункта "d" пункта 3 Статьи 6 Конвенции. Европейский Суд обращает внимание на то, что допустимость доказательств по делу является в первую очередь предметом регулирования права страны; согласно Конвенции задача Европейского Суда состоит в оценке справедливости судебного разбирательства в целом, включая и то, как суд принимает доказательства по делу. Европейский Суд отмечает, что доказательства, которые заявитель хотел представить суду путем предложения исследовать две газетные статьи и допроса Джанкарло Каселли в качестве свидетеля, были нацелены на доказывание истинности своих заявлений; эти заявления - согласно решениям судов, рассматривавших дело, - не имели клеветнический характер. Европейский Суд согласился с этими судами в том, что доказательства, о которых идет речь, не позволили бы установить, что Джанкарло Каселли не придерживался принципов беспристрастности, независимости и объективности, неотъемлемо присущих его обязанностям как должностного лица государственной юридической службы. Заявитель не пытался доказать истинность своих утверждений; напротив - он заявлял, что выражал критические суждения о человеке, необходимость доказывать которые отсутствует. Соответственно обжалуемое им судебное разбирательство не может быть признано несправедливым ввиду того, каким образом суд подошел к принятию доказательств по делу.
Постановление
Положения пункта 1 и подпункта "а" пункта 3 Статьи 6 Конвенции не нарушены (принято единогласно).
По поводу Статьи 10 Конвенции. Признание заявителя виновным в клевете, бесспорно, является вмешательством государства в реализацию его права свободно выражать свое мнение. Это вмешательство, предпринятое на основании положений Уголовного кодекса Италии и Закона "О прессе" от 8 февраля 1948 г., преследовало правомерную цель защиты репутации и прав других лиц. Для того чтобы определить, было ли это вмешательство необходимо в демократическом обществе, Европейский Суд должен установить, не вышли ли власти Италии за рамки допустимого для них усмотрения, признав заявителя виновным в клевете.
Европейский Суд обращает внимание на то, что важно не упустить из виду общее содержание статьи и самую ее суть. Заявитель не ограничился утверждением, что Джанкарло Каселли вынашивает или демонстрирует политические убеждения, которые могут вызывать сомнения в его беспристрастности при исполнении должностных обязанностей. Как правильно заметили итальянские суды, из статьи в целом следует, что ее автор хотел ясно и недвусмысленно довести до сведения общественности следующее сообщение: Джанкарло Каселли умышленно злоупотребил своими должностными полномочиями, приняв участие в замысле Коммунистической партии Италии поставить под контроль прокуратуры в стране итальянских прокуроров. В этом контексте даже такие фразы, как замечание по поводу "присяги на верность", имеют не более чем символический смысл.
Более того, Европейский Суд уже пришел к выводу, что заявитель ни разу не пытался доказать истинность своих утверждений; напротив - он заявлял, что выражал критические суждения о человеке, необходимость доказывать которые отсутствует. Учитывая это, Европейский Суд пришел к выводу, что вынесение заявителю обвинительного приговора и назначение ему наказания не были мерами, непропорциональными преследуемой государством правомерной цели, и что мотивировка применения этих мер итальянскими судами была обоснованной и достаточной. Таким образом, вмешательство государства в реализацию права заявителя свободно выражать свое мнение может быть посему признано необходимым в демократическом обществе.
Постановление
Положения Статьи 10 Конвенции не нарушены (принято 16 голосами "за" и одним голосом "против").

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 5-В03-41 от 06.05.2003] Имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в течение брака за счет общего имущества супругов или личного имущества другого супруга были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и т.п.).  »
Общая судебная практика »
Читайте также