ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 58-о05-36 от 29.09.2005 Приговор по делу об изнасиловании и убийстве потерпевшей группой лиц оставлен без изменения, поскольку все доводы, приводимые осужденным в свою защиту, в том числе о непричастности его к преступлениям, о наличии у него алиби, об оговоре его соучастником, тщательно проверялись судом и обоснованно признаны несостоятельными, его право на защиту реализовано в соответствии с требованиями закона, в полном объеме, согласно его волеизъявлению.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 29 сентября 2005 года
Дело N 58-о05-36
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Разумова С.А.,
судей Фроловой Л.Г.,
Саввича Ю.В.
рассмотрела в судебном заседании от 29 сентября 2005 года дело по кассационным жалобам осужденного У. и адвоката Скорпневой Н.А. на приговор Хабаровского краевого суда от 15 марта 2005 года, которым У., 30 ноября 1986 года рождения, уроженец г. Комсомольска-на-Амуре, судимый:
- 8 сентября 2004 года по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам лишения свободы на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года; осужден к лишению свободы: по ст. 131 ч. 2 п. "б" УК РФ - на 7 лет, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ - на 9 лет.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено У. наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Постановлено о самостоятельном исполнении приговора от 8 сентября 2004 года в отношении У.
По делу также осужден Щ., приговор в отношении которого не обжалован.
Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., мнение прокурора Лушпы Н.В., полагавшей приговор как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия
установила:
согласно приговору У. признан виновным в изнасиловании потерпевшей Ж., группой лиц, а также в умышленном причинении смерти потерпевшей, совершенном группой лиц, сопряженном с изнасилованием.
Преступления совершены 24 марта 2004 года, в г. Комсомольске-на-Амуре, при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.
В судебном заседании У. виновным себя в совершении указанных преступлений не признал.
В кассационных жалобах осужденный У. и адвокат Скорпнева Н.А. утверждают, что материалами дела не опровергнуты доводы осужденного У. о непричастности к преступлениям в отношении Ж. Ссылаются на оговор У. Щ. как лицом, виновным в убийстве потерпевшей. Приводят анализ исследованных в судебном заседании доказательств, считают, что суд дал им неправильную оценку и поэтому пришел к ошибочному выводу о виновности У. В том числе полагают, что суд с недостаточной критичностью отнесся к показаниям Щ. и свидетелей из числа его родственников, лиц, склонных к правонарушениям, а Щ. - еще и как противоречивых, оцененных судом без учета данных судебной психолого-психиатрической экспертизы. Считают, что суд без достаточных на то оснований признал неискренними показания свидетелей защиты об имеющемся у У. алиби. Полагают, что противоречия в показаниях этих свидетелей связаны с запамятованием деталей происшедшего в связи с истечением значительного промежутка времени с момента совершения преступления. Ссылаются на нарушение права на защиту У. в суде. Считают, что суд в нарушение закона не допустил к участию в деле в качестве законного представителя У. его мать, отказал в допуске матери У. в качестве защитника, отказал в удовлетворении ходатайства о проведении в отношении У. генетической экспертизы, не установил с достоверностью время совершения преступления в отношении Ж. Просят приговор отменить, дело в отношении У. прекратить либо направить на новое судебное рассмотрение.
В возражениях на кассационные жалобы потерпевший Ж. и государственный обвинитель Лихачева Е.А. просят приговор как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.
В возражениях на кассационные жалобы осужденный Щ. и его законный представитель Щ.О. не соглашаются с доводами кассационных жалоб об оговоре Щ. У.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного У. в совершенных им преступлениях основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.
Так, вина осужденного У. в им содеянном подтверждается показаниями осужденного по данному делу Щ., обоснованно признанными судом правдивыми в той их части, в которой они соответствуют фактическим обстоятельствам преступлений, подтверждаются другими доказательствами.
Судом в соответствии с требованиями закона в приговоре даны подробный анализ и оценка показаниям Щ., приведены мотивы признания одних его показаний правдивыми, других - не правдивыми.
Выяснялись судом также причины изменения Щ. показаний, чему дана правильная оценка в приговоре.
При оценке показаний Щ. судом обоснованно учтено то обстоятельство, что между Щ. и У. сложились дружеские отношения, оснований для оговора У. у Щ. не имелось. Выводы суда о характере сложившихся между осужденными отношений сделаны на основании тщательного анализа показаний самих осужденных, их родственников и знакомых.
В ходе предварительного следствия проверялась причастность Щ. к причинению смерти потерпевшей и не нашла своего подтверждения. У суда не имелось оснований сомневаться в обоснованности постановления следователя о прекращении уголовного преследования Щ. по признакам преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ (т. 1 л.д. 110 - 112).
При этом суд обоснованно принял во внимание пояснения Щ. о том, что в первых своих показаниях в явке с повинной, проверке его показаний на месте и при допросе в качестве подозреваемого он оговорил себя, опасаясь угроз со стороны Болтенкова.
Об указанной причине самооговора Щ. пояснял еще на предварительном следствии, подтвердил эти показания в судебном заседании.
При оценке показаний Щ. в этой части судом обоснованно учтено, что У. и Болтенков старше Щ., Щ. и на момент рассмотрения дела не достиг совершеннолетия. То обстоятельство, что Щ. легко поддается чужому влиянию, из-за трусости может взять на себя чужую вину, отмечено и в характеристике Щ. по месту учебы (т. 3 л.д. 102).
Кроме того, при оценке показаний Щ., судом обоснованно учтены наряду с другими доказательствами выводы заключения судебно-медицинской экспертизы N 700-Д о том, что телесные повреждения, обнаруженные на теле потерпевшей, не могли образоваться при обстоятельствах, указанных Щ. в ходе его допроса в качестве подозреваемого 15 апреля 2004 года и проверки его показаний на месте 16 апреля 2004 года, то есть при тех обстоятельствах, при которых Щ. пояснял, что именно он один совершил убийство Ж., а могли образоваться при обстоятельствах, указанных Щ. в ходе его допроса в качестве обвиняемого 21 апреля 2004 года и дополнительного допроса в качестве обвиняемого 4 августа 2004 года, то есть при обстоятельствах, согласно которым убийство Ж. совершили У. и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство.
При оценке показаний Щ. учтены судом и выводы заключения комиссионной судебной психолого-психиатрической экспертизы, которые исследовались в судебном заседании в полном объеме. То обстоятельство, что в приговоре не приведены все данные, содержащиеся в заключении указанной экспертизы, не свидетельствует о том, что они не учитывались судом при оценке показаний Щ.
В приговоре приведены все доказательства, которые согласуются с показаниями Щ., признанными судом достоверными, им дан судом полный анализ и оценка, сомневаться в правильности которых не имеется.
Правильная оценка дана судом также показаниям всех свидетелей, допрошенных в судебном заседании.
Полный анализ показаний свидетелей, допрошенных в судебном заседании, их оценка и убедительные мотивы признания показаний одних свидетелей правдивыми, других - не правдивыми, приведены в приговоре.
В том числе обоснованно признаны судом неискренними, направленными на обеспечение алиби близкому для них человеку У. показания свидетелей Катаевой, Уткина И., Уткиной С., Гарачева.
Судом обоснованно показания указанных лиц признаны противоречащими друг другу и показаниям самого осужденного У. по времени и обстоятельствам прихода, ухода, периоду нахождения каждого из них по месту жительства У. 24 марта 2004 года. Обоснованно признано судом также, что показания осужденного У., свидетелей Уткиной и Уткина противоречат показаниям свидетелей Жук С. и Мищенко о процессе розыска последними потерпевшей сразу после происшедшего.
Ссылки в кассационных жалобах на запамятование свидетелями защиты У. деталей происшедшего к моменту судебного заседания являются несостоятельными, поскольку показания указанных лиц на предварительном следствии были аналогичными.
То обстоятельство, что сам осужденный Щ. и его близкие родственники охарактеризованы как принадлежащие к "неблагополучной семье", само по себе не ставит под сомнение правильность выводов суда о правдивости их показаний в части, указанной в приговоре.
Анализ показаний свидетелей Щетининой О., Щетининой Е., Нырковой, Болтенковой Т., Плохих, Саткиной позволили суду прийти к правильному выводу о том, что Щ. в связи с агрессивным поведением Болтенковой вынуждена была сказать публично о том, что ей известно о непричастности У. и Болтенкова к убийству Ж. Из показаний указанных лиц суд установил, что Болтенкова прекратила свое противоправное давление на Щетинину Е. и Щетинину О. лишь после сообщения о вызове милиции.
Согласно данным судебно-биологической экспертизы биологические следы, характерные для изнасилования, обнаруженные у потерпевшей, происхождением от Щ., Болтенкова и У. не исключаются как по отдельности, так и всех вместе.
В соответствии с заключением эксперта в счесе с лобка потерпевшей, срезах волос с лобка У. и Щ. обнаружены чесоточные клещи. Эксперт Дубинина в суде пояснила, что обнаруженные ею у У., Щ. и потерпевшей Ж. чесоточные клещи относятся к одному виду. Носитель данного заболевания при изнасиловании потерпевшей мог заразить потерпевшую, от которой заразился следующий, кто совершил ее изнасилование. Как правило, "чесотка" присутствует у людей из социально неблагополучных семей (как установлено судом, потерпевшую сначала изнасиловал Щ., затем У.).
Ссылки в кассационных жалобах на то, что эксперт Дубинина в судебном заседании заявила, что указанный вопрос не относится к ее компетенции, противоречит протоколу судебного заседания, на который в этой части замечаний не приносилось.
Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые У. в свою защиту, в том числе о непричастности его к преступлениям в отношении Ж., о наличии у него алиби, об оговоре его Щ., и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.
Судом приведено в приговоре убедительное обоснование выводов о признании несостоятельными доводов осужденного.
Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, Судебной коллегией по настоящему делу не усматривается.
В том числе не усматривается Судебной коллегией нарушений закона при составлении постановления о привлечении У. в качестве обвиняемого и обвинительного заключения. Указанные документы составлены в соответствии с требованиями ст. ст. 73, 171 и 220 УПК РФ, в том числе в них указано время совершения преступлений в отношении Ж. Наличие в обвинительном заключении очевидной технической ошибки при указании фамилии обвиняемого в разделе "Доказательства, подтверждающие обвинение" (л.д. 280 т. 3), обоснованно не отнесено судом к существенному нарушению закона.
Поскольку У. к моменту поступления дела в суд достиг совершеннолетия, функции его матери как законного представителя были завершены. С учетом изложенного Судебной коллегией не усматривается нарушения закона в том, что мать У. не была привлечена судом в качестве его законного представителя.
Из протокола судебного заседания также усматривается, что сторона защиты не ходатайствовала в судебном заседании о допуске Уткиной в качестве законного представителя подсудимого У. либо его защитника.
Замечаний на протокол судебного заседания в этой части не приносилось.
Более того, Уткина в соответствии с требованиями закона не могла быть допущена в качестве защитника своего сына, поскольку она являлась свидетелем защиты, допрашивалась в этом качестве на предварительном следствии, ее показания приведены в обвинительном заключении как показания свидетеля защиты У., как свидетель защиты допрашивалась она и в суде.
Ссылки в кассационных жалобах на то, что мать Щ., являясь законным представителем подсудимого, могла отрицательно повлиять на него, оказывать давление в целях оговора им У., противоречат материалам дела, в которых не содержится таких данных, а также иных данных, дающих основание полагать, что участие Щ. в качестве законного представителя несовершеннолетнего подсудимого Щ. наносит ущерб его интересам либо интересам другого подсудимого.
Адвокат, ссылаясь в кассационных жалобах на нарушение права на защиту осужденного У., утверждает, что Уткина, как законный представитель в ходе предварительного следствия подготовила ряд ходатайств, заявить которые была лишена возможности в судебном заседании, утратив статус законного представителя.
Вместе с тем, как усматривается из протокола судебного заседания, все перечисленные адвокатом ходатайства были заявлены в судебном заседании им самим, а также У., и разрешены судом в установленном законом порядке.
Из дела следует, что право на защиту У. реализовано в соответствии с требованиями закона, в полном объеме, согласно его волеизъявлению.
В ходе предварительного следствия с момента, установленного законом, в деле участвовали законный представитель У. и адвокат. В судебном заседании также защиту У. осуществлял квалифицированный адвокат, позиция которого была активной, профессиональной, направленной на защиту интересов У.
Обоснованно отклонено судом также ходатайство стороны защиты У. о назначении судебно-генетической экспертизы. Мотивы принятого решения полно приведены судом в соответствующем постановлении (т. 4 л.д. 18).
При назначении У. наказания судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о его личности, отношение к содеянному, смягчающее обстоятельство.
Назначенное У. наказание соответствует требованиям закона, в том числе требованиям справедливости. Оснований к смягчению назначенного У. наказания Судебной коллегией не усматривается.
По изложенным основаниям приговор в отношении У. оставляется Судебной коллегией без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Хабаровского краевого суда от 15 марта 2005 года в отношении У. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного У. и адвоката Скорпневой Н.А. - без удовлетворения.

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (О. Плешанова) (ЭЖ-Юрист, 2005, n 39) Государство устранилоcь от форвардов  »
Общая судебная практика »
Читайте также