[ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Н. Новикова, Российская юстиция n 5, 2003 г.)] Право убежища в решениях Европейского Суда по правам человека.

ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА"
Совет Европы никогда не причислял право убежища к правообязывающим институтам, однако всегда призывал государства - участников Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - европейская Конвенция) к обращению с беженцами в духе гуманности и либерализма.
В каждом решении, касающемся права убежища, Европейский Суд по правам человека отмечает, что ни в европейской Конвенции, ни в Протоколах к ней не закреплено право убежища, поэтому вопросы предоставления убежища не относятся к его компетенции. В то же время Европейский Суд по правам человека признает, что высылка или выдача лица может нарушать ст. 3 европейской Конвенции ("Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию". - Н.Н.) в тех случаях, когда есть серьезные причины полагать, что данное лицо в принимающем государстве станет жертвой обращения, противоречащего данной статье (см.: "Серинг против Соединенного Королевства", 7 июля 1989 г. // Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т. 1. М., 2000. С. 639).
Решение по делу "Серинг против Соединенного Королевства" впервые раскрыло потенциал ст. 3 европейской Конвенции в области предоставления убежища. Данная позиция была подтверждена в последующих решениях Европейского Суда по правам человека, таких как "Крус Варас против Швеции" 1991 года, "Вилвараджа против Соединенного Королевства" 1991 года, "Ахмед против Австрии" 1996 года, "Чахал против Соединенного Королевства" 1996 года и др.
Возможность обжалования в Европейский Суд по правам человека решения национальных властей о высылке является дополнительной гарантией соблюдения государствами - участниками Совета Европы основополагающего принципа в области предоставления убежища - принципа невысылки.
Принцип невысылки закреплен в Конвенции ООН о статусе беженцев 1951 года (далее - Конвенция ООН). Согласно п. 1 ст. 33 Конвенции ООН "государства не будут никоим образом высылать или возвращать беженцев на границу страны, где их жизни или свободе угрожает опасность вследствие их расы, религии, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений".
Данный принцип по общему правилу распространяется на лиц, признанных согласно Конвенции ООН беженцами. Однако представляется, что он должен также применяться и по отношению к лицам, ходатайствующим о предоставлении статуса, по крайней мере, на первоначальных стадиях.
Из сказанного можно заключить, что ни одно лицо, признанное беженцем или которое имеет основания быть признанным беженцем согласно Конвенции ООН, не должно быть выслано. Тем не менее этот принцип не является абсолютным.
В соответствии с п. 2 ст. 33 Конвенции ООН принцип невысылки "не может применяться к беженцам, рассматриваемым в силу уважительных причин как угроза безопасности страны, в которой они находятся, или осужденным вошедшим в силу приговором в совершении особенно тяжкого преступления и представляющим общественную угрозу для страны".
Ссылка на "уважительные причины" была истолкована одним из участников Конвенции ООН как разрешение государствам определять, имеются ли достаточные основания считать беженца представляющим угрозу и перевешивает ли опасность для общества ту опасность, которая, вероятно, будет грозить беженцу. Однако подобный подход нередко вызывает злоупотребления со стороны государств.
В доказательство сказанному можно привести дело "Ахмед против Австрии", рассмотренное Европейским Судом по правам человека в 1996 году. В 1992 году на основании Конвенции ООН Австрия предоставила статус беженца гражданину Сомали Шарифу Хуссейну Ахмеду (Sharif Hussein Ahmed). Но в июле 1994 г. Федеральное бюро по делам беженцев Австрии лишило Ш.Х. Ахмеда статуса беженца в связи с вынесенным судом г. Граца решением, приговорившим его к двум с половиной годам тюремного заключения за попытку грабежа.
Основанием к принятию такого решения стала ст. 5 Закона Австрии "О праве убежища", согласно которой лицо лишается статуса беженца, если оно совершает "преступление особой тяжести" по смыслу п. 2 ст. 33 Конвенции ООН. В соответствии со ст. 37 Закона Австрии об иностранцах преступлением особой тяжести считается любое правонарушение, за которое предусмотрено наказание свыше 5 лет тюремного заключения. В связи с тем что за попытку грабежа предусмотрено наказание до 10 лет лишения свободы, с точки зрения австрийских властей, заявитель больше не имел права на статус беженца, и, по их мнению, "любой пересмотр дела относительно существа обвинения или ситуации в Сомали являлся излишним".
Однако представляется, что нельзя определять тяжесть преступления только сроком предусмотренного за него наказания без учета его характера и обстоятельств совершения. Данную позицию частично поддержал административный суд г. Граца, куда Ш.Х. Ахмед обжаловал решение Федерального бюро по делам беженцев о лишении его статуса беженца и решение Управления федеральной полиции о лишении его права на пребывание на территории Австрии и его высылке.
С одной стороны, суд не отрицал, что срок предусмотренного наказания относит преступление к разряду особо тяжких. Однако, с другой стороны, суд признал, что совершение подобного преступления не означает ipso facto, что лицо, его совершившее, представляет угрозу австрийскому обществу по смыслу п. 2 ст. 33 Конвенции ООН. Суд также отметил, что серьезность последствий для беженца в связи с его высылкой накладывает на Министра внутренних дел обязательство по рассмотрению его предыдущего поведения до вынесения решения.
Министр внутренних дел, несмотря на указание суда о том, что совершенное преступление не может автоматически рассматриваться как особо тяжкое по смыслу п. 2 ст. 33 Конвенции ООН, все же настаивал на обратном. Однако он также привел ряд обстоятельств, которые, по его мнению, а затем и по мнению административного суда, говорили об агрессивной настроенности Ш.Х. Ахмеда, в связи с чем делали его опасным для австрийского общества.
Для сравнительной оценки тяжести преступления приведем обстоятельства, наличие которых было расценено более серьезно, чем угроза жизни, которой подвергся бы Ш.Х. Ахмед в случае высылки.
В 1991 году Ш.Х. Ахмед был приговорен к трем месяцам тюремного заключения с отсрочкой и к штрафу в 500 шиллингов за умышленное нанесение вреда чужому имуществу. В 1992 году он был приговорен к штрафу в 1000 шиллингов за агрессивное поведение в комиссариате полиции. В том же году полиция подала на него жалобу в прокуратуру г. Граца в связи с умышленным нанесением вреда чужому имуществу.
Следовательно, Ш.Х. Ахмед никогда ранее не совершал преступлений против личности. Поэтому представляется, что, даже суммировав эти правонарушения с попыткой совершения грабежа, вряд ли можно признать их особо тяжким преступлением в смысле п. 2 ст. 33 Конвенции ООН, а высылку, ставящую под угрозу жизнь человека, - адекватным наказанием. Факт наличия угрозы жизни был подтвержден 26 апреля 1995 г. Федеральным бюро по делам беженцев, установившим, что ситуация в Сомали с 1990 года ухудшилась.
С целью отмены решения австрийских властей о высылке в страну, где существует угроза жизни, Ш.Х. Ахмед подал жалобу в Европейский Суд по правам человека, который вынес решение о том, что высылка Ш.Х. Ахмеда будет являться нарушением Австрией ст. 3 европейской Конвенции.
Таким образом, Ш.Х. Ахмед получил защиту от высылки в страну, где его жизни угрожала опасность, поскольку согласно решению, принятому Европейским Судом по правам человека, Австрия не имела права его высылать.
Но тут возникает вопрос об исполнении принятого Европейским Судом по правам человека решения. Иначе говоря, может ли Европейский Суд по правам человека заставить государство выполнить свои обязательства, вытекающие из европейской Конвенции? И если да, то всегда ли это ведет к восстановлению в правах конкретного лица.
На первый взгляд, представляется, что ответ должен быть утвердительным, поскольку государство добровольно взяло на себя обязательства, подписав и ратифицировав Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Следовательно, согласно европейской Конвенции государства признали и компетенцию Европейского Суда по правам человека, который может вынести постановление против государства, действия которого нарушают положения европейской Конвенции.
Постановление Европейского Суда по правам человека обязывает государство, против которого оно вынесено, устранить нарушение, а также выплатить определенную судом материальную компенсацию. Если государство попытается уклониться от исполнения постановления или проигнорирует его, будут применены соответствующие санкционирующие меры, например размер возмещения за нарушенное право будет увеличиваться на определенный процент от невыплаченной суммы за каждый день просрочки. Вполне понятно, что применение санкционирующих мер не нарушает суверенитета государства, а является гарантией исполнения им решения.
Предположим, что государство формально выполнило постановление Европейского Суда по правам человека. Однако всегда ли выполнение решения ведет к достижению цели, ради которой оно было принято?
На основании постановления, вынесенного Европейским Судом по правам человека по делу "Ахмед против Австрии", депортация Ш.Х. Ахмеда была приостановлена. Однако он не мог получить ни разрешения на проживание на территории Австрии, ни право на работу. Более того, каждую неделю он должен был отмечаться в полиции. Проблема заключалась в том, что приказ о его депортации оставался в силе, только его исполнение было приостановлено. Все это привело к трагедии: Ш.Х. Ахмед покончил жизнь самоубийством на площади Прав Человека в г. Граце.
История Ш.Х. Ахмеда является свидетельством того, что постановление Европейского Суда по правам человека не всегда способно изменить ситуацию настолько, чтобы достигнуть цели, ради которой оно принималось. Согласно решению Европейского Суда по правам человека, установившего, что высылка Ш.Х. Ахмеда будет являться нарушением европейской Конвенции, австрийские власти приостановили депортацию, выполнив формальную сторону решения. В то же время они приняли меры, чтобы жизнь Ш.Х. Ахмеда на территории Австрии стала настолько сложной, что он предпочел с ней расстаться. Следовательно, основная цель решения Европейского Суда - сохранение жизни Ш.Х. Ахмеда - не была достигнута.
Изложенное свидетельствует, что при принятии решений Европейского Суда по правам человека важно не только, чтобы государство выполняло формальную сторону своих международных обязательств, но также меняло ситуацию, которая является нарушением этих обязательств, ровно настолько, насколько этого будет достаточно, чтобы достичь цели, ради которой государство брало на себя соответствующие обязательства.
Ассистент
кафедры международного права
юридического факультета
Санкт-Петербургского
госуниверситета,
кандидат юридических наук
Н.НОВИКОВА

[РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n ВКПИ03-11 от 28.04.2003] О признании частично незаконными и недействующими абзаца 2 п. 1 и абзаца 2 п. 11 Инструкции о дополнительных выплатах военнослужащим при переездах на новое место службы в другой населенный пункт, направлении в служебные командировки и выполнении задач вне места постоянной дислокации воинской части, утвержденной Приказом Министра обороны РФ n 355 от 10 августа 1999 года.  »
Общая судебная практика »
Читайте также