ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Р. Шакирьянов, Российская юстиция n 5, 2003 г.) Стабильность решений мировых судей зависит от выполнения требований закона.

ЗАВИСИТ ОТ ВЫПОЛНЕНИЯ ТРЕБОВАНИЙ ЗАКОНА"
Желание высказаться по этой проблеме возникло у меня после ознакомления со статьей мирового судьи Агинского судебного участка Читинской области Б. Базарова "При апелляционном производстве возможно нарушение принципа состязательности" (Российская юстиция. 2002. N 3).
Эта работа мирового судьи посвящена актуальной теме становления института мировых судей, проблемам, которые возникают в их практике. Ценность статьи в том, что она написана заинтересованным лицом, непосредственно занимающимся рассмотрением конкретных дел. Автор считает, что рассмотрение апелляционной инстанцией дела по правилам производства в суде первой инстанции, проверка законности и обоснованности решения мирового судьи по этим правилам противоречит принципам равноправия и состязательности, ставит районного и мирового судью как бы в неравное положение (с 1 февраля 2003 г. эти правила применяются согласно п. 2 ст. 327 нового ГПК РФ).
В связи с этим высказывается сомнение в целесообразности предоставления судье районного суда права устанавливать новые факты и исследовать без всяких ограничений новые доказательства по делу. При таком положении, как считает автор статьи, едва ли не каждое решение мирового судьи может быть отменено или изменено.
Что можно сказать по данному поводу? Действительно, складывающаяся судебная практика свидетельствует о небеспочвенности этих утверждений. Так, в 2001 году из рассмотренных судами апелляционной инстанции Республики Татарстан дел решения мировых судей только по 55,4% дел оставлены без изменения, тогда как в судах кассационной инстанции этот показатель равен 79%. Разница, как говорится, налицо.
В чем же причина кардинального различия качественных показателей работы судов двух инстанций? Обсуждение возникших проблем, на мой взгляд, следует начать с выяснения их полномочий. Так, полномочие суда апелляционной инстанции находится в прямой зависимости от установленной законодателем вида апелляции. Следует иметь в виду, что действующее гражданское процессуальное законодательство России предусматривает по существу как полную, так и неполную апелляцию при пересмотре не вступивших в законную силу судебных постановлений судов первой инстанции.
Существующая в настоящее время кассационная инстанция действует по правилам неполной апелляции. В этом случае суд второй инстанции (п. 1 ст. 347 ГПК) оценивает только имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства, если признает, что они не могли быть представлены стороной в суд первой инстанции.
Глава 39 ГПК предусматривает полную апелляцию, решения мировых судей пересматриваются по ее правилам, и суть апелляционного разбирательства заключается в повторном, вторичном рассмотрении дела. Поэтому мировым судьям необходимо иметь в виду, что в суд этой апелляционной инстанции могут быть представлены любые доказательства, в том числе и новые, заявлены любые ходатайства об оказании содействия в их собирании и истребовании. С учетом этого мировой судья еще при рассмотрении дела должен путем полного соблюдения требований закона, всестороннего исследования обстоятельств дела устранить причины и основания, которые объективно вызвали бы необходимость заявления дополнительных ходатайств о приобщении новых, не исследованных судом доказательств, просьб об оказании содействия в их собирании, истребовании. Собственно говоря, ГПК обязывает мирового судью делать это. Так, в соответствии с положениями ст. 56 ГПК суд должен (обязан) определить, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, и вынести их на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
Мировому судье необходимо в полной мере выполнить эти положения закона. Это, на мой взгляд, не означает, что ему в ходе рассмотрения дела придется принять сторону истца или ответчика. Так, мировому судье при рассмотрении спора бывших супругов о разделе совместно нажитого имущества необходимо определить (установить) предмет доказывания по делу, т.е. выяснить круг юридических фактов, предусмотренных нормами материального права, обосновывающих требования и возражения сторон. По этой категории дел предмет доказывания включает в себя определение объема, стоимости совместно нажитого имущества бывшими супругами, выявление претензий третьих лиц на это имущество. Стороны по делу часто полагают, что какое-то имущество не относится к совместно нажитому, либо претендуют на конкретные вещи. Следовательно, и эти вопросы подлежат разрешению в ходе судебного разбирательства.
Представляет ли выяснение этих вопросов в судебном заседании большую сложность, ставят ли эти, основанные на законе, действия беспристрастность судьи под сомнение, нарушают ли они принцип состязательности процесса? Думается, что нет. Судья обязан в установленном порядке, с полным соблюдением требований закона лишь выполнить свою работу по осуществлению правосудия.
Изложенное свидетельствует о том, что на качество выносимых решений влияет и субъективный фактор, отношение мировых судей к выполнению своих обязанностей. И ГПК обеспечивает возможность качественного разрешения споров мировыми судьями, создает для этого необходимые предпосылки. Так, устанавливая в данном случае правила полной апелляции, законодатель предусмотрел определенные гарантии, ограничения, которые при их надлежащем выполнении также направлены на обеспечение стабильности законных, обоснованных постановлений мировых судей. В соответствии с п. 2 ст. 322 ГПК в апелляционной жалобе не могут содержаться требования, не заявленные мировому судье. Подобные жалобы на основании п. 1 ст. 323 ГПК подлежат оставлению без движения, при этом лицу, подавшему жалобу, назначается срок для исправления этого недостатка. В случае невыполнения указаний мирового судьи в установленный срок эти жалобы согласно п. 1 ст. 324 ГПК подлежат возвращению. Контролировать выполнение данного требования при принятии жалоб, подготовке, направлении дел на апелляционное рассмотрение обязан также сам мировой судья. Значит, и тут процессуальные действия самого мирового судьи влияют на качество его работы, при этом он не должен ограничиваться выполнением только технических функций.
Кроме того, апелляционная инстанция вправе разрешить (ст. ст. 328, 334 ГПК) по существу только тот вопрос, который поставлен в жалобе. Например, в частной жалобе поставлен вопрос об отмене определения в связи с необоснованным отказом в принятии искового заявления. Апелляционной инстанцией рассматривается лишь этот вопрос, и в случае отмены определения об отказе в принятии заявления спор разрешается мировым судьей лишь при его рассмотрении по существу. Эти предусмотренные законом гарантии при их полном соблюдении могут и должны способствовать качественному разрешению споров, стабильности судебных постановлений мировых судей (конечно, целесообразность дальнейшего совершенствования норм гражданского процессуального законодательства не ставится под сомнение).
Представляется, что развитие законодательства должно идти не по пути от полной апелляции (пересмотр решений мировых судей) к неполной (существующая в настоящее время кассация), а наоборот.
При проверке судебных постановлений по правилам неполной апелляции фактически по формальным основаниям опровергаются исследование и учет объективно существующих относимых, имеющих значение для дела, доказательств. Полная же апелляция предоставляет участникам процесса больше процессуальных гарантий по защите их прав и интересов. Однако бесспорно и то, что рассмотрение дела по правилам полной апелляции усложняет процедуру проверки обоснованности решений, доводов жалобы.
Разрешение этих процессуальных вопросов можно было бы минимизировать, например, путем законодательного определения предмета и предела судебного разбирательства в суде апелляционной инстанции, путем введения, скажем, правила о рассмотрении дела лишь в обжалованной части решения. Между тем доказательства, которые на основании ст. ст. 339, 347 ГПК не могли быть представлены, исследованы, оценены в суде кассационной инстанции, в последующем служат основанием для возбуждения надзорного производства, отмены решений в надзорной инстанции. В конечном итоге эти объективно существующие доказательства все равно выполняют внутренне присущие им функции по установлению обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора. Думается, пересмотр всех гражданских дел в суде второй инстанции по правилам полной апелляции обеспечил бы разрешение споров по одним и тем же положениям закона независимо от того, каким судьей (мировым, федеральным) они рассмотрены.
Можно согласиться с Б. Базаровым, автором статьи, относительно необходимости совершенствования процессуального законодательства. Однако, на мой взгляд, целесообразно изменить не положения п. п. 2, 3 ст. 327 ГПК, а п. 2 ст. 339 и п. 1 ст. 347 ГПК (об основаниях представления новых доказательств, оценке дополнительно представленных доказательств).
Если установить возможность проверки решений федеральных судов по правилам полной апелляции, это в какой-то мере разгрузило бы и надзорную инстанцию, которая уже давно из суда исключительной инстанции превратилась в суд по проверке, пересмотру вступивших в законную силу решений.
Согласно ст. 2 ГПК задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений.
Поэтому качество работы судов должно оцениваться не по субъективно установленным, хотя и общепринятым, основаниям, а способностью судов выполнить поставленные перед ними задачи. При оценке работы мировых, и не только, судей желательно это учесть.
Возможно, а это дискутируется уже давно, следует изменить критерии по определению качества работы судей и установить этот показатель не от соотношения, как это имеет место в настоящее время, обжалованных, а от соотношения всех рассмотренных мировыми судьями, районными судами дел и оставленных без изменения вышестоящими судами решений.
Например, определенный по этой методике показатель качества работы мировых судей Республики Татарстан за 2001 год равнялся бы 99,2% (рассмотрено 31436 дел, при апелляционном пересмотре отменено 252 решения), а федеральных судов Республики - 98,2%, из рассмотренных 45560 дел отменено в кассации 801 дело.
Этот показатель более объективно отражает положение дел в области осуществления правосудия, удобен к восприятию, использованию как гражданами, так и правоохранительными органами, государственными структурами и не создает дополнительных проблем при его оценке.
Судья
Верховного суда
Республики Татарстан,
заслуженный юрист
Республики Татарстан
Р.ШАКИРЬЯНОВ

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (В. Ершов, Российская юстиция n 5, 2003 г.) Признание нормативных правовых актов противоречащими Конституции РФ и федеральным законам: судебная практика.  »
Общая судебная практика »
Читайте также