ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 20-Г03-20 от 24.04.2003 В удовлетворении заявления об отмене решения избирательной комиссии об отказе в регистрации кандидата в депутаты Народного Собрания Республики Дагестан отказано правомерно, так как среди подписей избирателей, подвергшихся проверке, более 25 процентов подписей признаны недействительными, поскольку подписи и дата их внесения были проставлены не самими избирателями, а другими лицами.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 24 апреля 2003 года
Дело N 20-Г03-20
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Манохиной Г.В.,
судей Еременко Т.И.,
Меркулова В.П.
рассмотрела в судебном заседании от 24 апреля 2003 года гражданское дело по заявлению А. на решение окружной избирательной комиссии по Какашуринскому одномандатному избирательному округу N 32 по выборам депутатов Народного Собрания Республики Дагестан об отказе ему в регистрации кандидатом в депутаты Народного Собрания Республики Дагестан по кассационной жалобе А. на решение Верховного Суда Республики Дагестан от 03 марта 2003 года, которым в удовлетворении заявления отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.В. Манохиной, объяснения представителя А. М.Д. Магомедова, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации М.М. Гермашевой, полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
установила:
решением окружной избирательной комиссии по Какашуринскому одномандатному избирательному округу N 32 по выборам депутатов Народного Собрания Республики Дагестан от 07 февраля 2003 года А. было отказано в регистрации кандидатом в депутаты Народного Собрания Республики Дагестан в связи с тем, что при проверке подписных листов с подписями избирателей, собранными в его поддержку, более 25 процентов подписей признаны недействительными.
Считая названное решение избирательной комиссии незаконным, А. обратился в суд с требованием об его отмене и обязании зарегистрировать его кандидатом в депутаты Народного Собрания Республики Дагестан. В подтверждение требований указал, что избирательная комиссия незаконно исключила из подсчета подписи избирателей. Выводы о недостоверности и недействительности подписей избирателей являются надуманными. В нарушение положений Закона Республики Дагестан "О выборах депутатов Народного Собрания" он не был извещен ни о проведении проверки подписей избирателей, ни о самой проверке, ему не были представлены копии протокола об итогах проверки подписных листов, копии ведомостей проверки подписных листов с указанием оснований (причин) признания подписей избирателей недостоверными и недействительными.
Судом постановлено названное решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе А. По его мнению, суд допустил существенные нарушения норм процессуального и материального права при рассмотрении дела, не исследовал достаточно доказательств для правильного разрешения спора.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, проверив материал, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований к отмене решения суда.
В силу п. 18 ст. 38 Федерального закона Российской Федерации "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 12 июня 2002 года (с изменениями от 27 сентября 2002 года) соответствующая избирательная комиссия в течение установленного срока, который не должен превышать десять дней, обязана проверить соответствие порядка выдвижения кандидата требованиям закона и принять решение о регистрации кандидата либо об отказе в регистрации.
Пунктом 23 ст. 38 названного Закона предусмотрено, что в случае отказа в регистрации кандидата соответствующая избирательная комиссия обязана в течение одних суток с момента принятия решения об отказе в регистрации выдать кандидату копию решения комиссии с изложением оснований отказа.
Основанием отказа в регистрации согласно п. "д" этой нормы может быть недостаточное количество предоставленных достоверных и действительных подписей избирателей, собранных в поддержку кандидата или превышение установленной настоящим Федеральным законом предельной величины доли недостоверных и недействительных подписей среди подписей, подвергшихся проверке (если для регистрации кандидата не внесен избирательный залог).
В силу положений ст. 24 Закона Республики Дагестан "О выборах депутатов Народного Собрания Республики Дагестан" окружная избирательная комиссия осуществляет регистрацию кандидата при наличии составленного в соответствии с п. 2 ст. 20 настоящего Закона заявления кандидата о его согласии баллотироваться по данному избирательному округу и сведений, представленных в соответствии с п. 3 ст. 20 этого Закона, а также при наличии необходимого количества собранных в поддержку выдвижения кандидата подписей избирателей или внесенного избирательного залога. При обнаружении среди проверяемых подписей 25 и более процентов недостоверных и недействительных подписей или недостаточного для регистрации соответствующего кандидата количества достоверных подписей окружная избирательная комиссия отказывает в регистрации.
Судом установлено, что А. было отказано в регистрации в связи с тем, что среди подписей избирателей, подвергшихся проверке, более 25 процентов подписей избирателей признаны недействительными, поскольку подписи и дата их внесения были проставлены не самими избирателями, а другими лицами.
Доводы А. о том, что подписи в подписных листах собраны в установленном порядке и проставлены самими избирателями, проверялись судом, но не нашли своего подтверждения. Заключением эксперта от 27 февраля 2003 года подтверждаются выводы избирательной комиссии о том, что более 25 процентов подписей избирателей и даты внесения подписей, подвергнутых проверке, выполнены не избирателями, а другими лицами (листы дела 128 - 129).
Суд обоснованно положил в основу решения об отказе в удовлетворении требований А. заключение эксперта, которое отвечает требованиям ст. ст. 79, 86 ГПК РФ. Визуальное исследование подписных листов свидетельствует о том, что выводы эксперта о подписи избирателей и даты сбора подписей выполнены другими лицами. С доводами кассационной жалобы о необоснованности и незаконности заключения экспертизы согласиться нельзя.
Не могли служить основанием к удовлетворению заявления А. доводы о том, что он не был извещен о предстоящей проверке подписей избирателей, об итогах проверки подписных листов, не получил копии протокола об итогах проверки подписных листов, копии ведомостей проверки подписных листов, поскольку они не опровергают выводы избирательной комиссии о признании 25 процентов подписей избирателей, подвергшихся проверке, недостоверными. Кроме того, судом установлено, что на заседании избирательной комиссии 31 января 2003 года присутствовал представитель А. - Арсланбеков Н.
То обстоятельство, что дело по заявлению А. рассмотрено судом с нарушением срока рассмотрения, установленного законом, не свидетельствует о незаконности решения суда. Согласно ч. 2 ст. 362 ГПК РФ правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям.
В материалах дела отсутствуют доказательства о заинтересованности суда в исходе дела, поэтому неоснователен довод кассационной жалобы о нарушении судом ст. 16 ГПК РФ.
Неосновательны доводы кассационной жалобы о том, что суд допустил существенные нарушения при рассмотрении дела, собрал недостаточно доказательств. Суд проверил все юридически значимые по делу обстоятельства, дал им правильную оценку и разрешил дело в соответствии с требованиями закона.
Руководствуясь ст. ст. 361, 366 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
определила:
решение Верховного Суда Республики Дагестан от 03 марта 2003 года оставить без изменения, кассационную жалобу А. - без удовлетворения.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 2-Г03-2 от 24.04.2003 Заявление о защите нарушенного права на получение субсидий по оплате жилья и коммунальных услуг возвращено правомерно в связи с неподсудностью дела областному суду; в принятии к рассмотрению заявления об определении ответственности виновных в нарушении прав заявителя лиц отказано правомерно, поскольку этот вопрос не может быть разрешен вне связи с рассмотрением заявления о нарушении права на представление субсидий, а вопросы административной и уголовной ответственности рассматриваются в ином порядке.  »
Общая судебная практика »
Читайте также