ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 3-Г03-5 от 18.04.2003 В удовлетворении заявления о признании противоречащей федеральному законодательству и недействующей, не подлежащей применению ст. 24 Закона Республики Коми О местном самоуправлении в Республике Коми от 16.06.1998 n 25-РЗ в редакции Закона Республики Коми от 16.06.2002 n 75-РЗ отказано правомерно, поскольку оспариваемая норма принята в пределах совместного ведения РФ и субъектов РФ и сама по себе не затрагивает исключительную компетенцию РФ в области регулирования трудовых отношений.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 апреля 2003 года
Дело N 3-Г03-5
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Кнышева В.П.,
судей Нечаева В.И.,
Потапенко С.В.
рассмотрела в судебном заседании от 18 апреля 2003 г. дело по заявлению прокурора Республики Коми о признании противоречащей федеральному законодательству и недействующей, не подлежащей применению ст. 24 Закона Республики Коми "О местном самоуправлении в Республике Коми" от 16 июня 1998 года N 25-РЗ в редакции Закона Республики Коми от 16 июля 2002 года N 75-РЗ по кассационному представлению прокурора Республики Коми на решение Верховного Суда Республики Коми от 26 февраля 2003 г., которым в удовлетворении заявленных требований было отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Потапенко С.В., объяснения прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Засеевой Э.С., поддержавшей доводы кассационного представления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
установила:
прокурор Республики Коми обратился в Верховный Суд Республики Коми с заявлением о признании противоречащей федеральному законодательству и недействующей, не подлежащей применению ст. 24 Закона Республики Коми "О местном самоуправлении в Республике Коми" от 16 июня 1998 года N 25-РЗ в редакции Закона Республики Коми от 16 июля 2002 года N 75-РЗ. В обоснование заявления указал, что в приведенной норме Закона Республики Коми незаконно урегулированы вопросы трудовых отношений, которые находятся в исключительном ведении Российской Федерации.
Представитель Государственного Совета Республики Коми считал, что заявление прокурора Республики Коми не основано на законе и подлежит отклонению. Полагал, что ст. 24 Закона Республики Коми "О местном самоуправлении в Республике Коми" принята в пределах совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации и сама по себе не затрагивает исключительную компетенцию Российской Федерации в области регулирования трудовых отношений.
Решением суда от 26 февраля 2003 г. в удовлетворении заявленных требований прокурору отказано.
В кассационном представлении прокурор Республики Коми просит указанное решение Верховного Суда Республики Коми отменить как вынесенное в результате неправильного толкования норм материального права, подлежащих применению при разрешении заявленных требований.
Проверив материалы дела, изучив доводы кассационного представления прокурора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для его удовлетворения.
Как видно из материалов дела, ст. 24 Закона Республики Коми предусмотрено, что депутат представительного органа местного самоуправления в Республике Коми в период исполнения своих полномочий не может быть уволен с работы по инициативе администрации, за исключением случаев ликвидации организации, и ему не могут быть существенно изменены условия труда без согласия соответствующего представительного органа местного самоуправления.
Суд первой инстанции правильно отметил в решении, что согласно п. п. "к" и "н" ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации трудовое законодательство и установление общих принципов организации системы органов местного самоуправления находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Это означает, что субъекты Российской Федерации вправе осуществлять в указанных областях собственное правовое регулирование, но при условии безусловного соблюдения ими положений ст. 76 Конституции Российской Федерации о полном соответствии принимаемых нормативных правовых актов действующим федеральным законам.
Проанализировав с этих правовых позиций оспариваемую ст. 24 Закона Республики Коми "О местном самоуправлении в Республике Коми" от 16 июня 1998 года N 25-РЗ в редакции Закона Республики Коми от 16 июля 2002 года N 75-РЗ суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что эта правовая норма не противоречит федеральному законодательству.
Гарантии, указанные в ст. 24 оспариваемого Закона, в целом согласуются с принципами осуществления совместного нормотворчества Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, позволяющими субъектам Российской Федерации принимать по предметам совместного ведения собственные нормативные правовые акты по вопросам, в том числе, и не урегулированным в соответствующих федеральных законах, и положениями ст. ст. 5, 18 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" от 28 августа 1995 года N 154-ФЗ с последующими изменениями и дополнениями, ст. ст. 6, 11, 164, 165, 172 Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривающими создание депутатам представительных органов местного самоуправления необходимых условий для беспрепятственного и эффективного осуществления полномочий путем установления для них Конституцией Российской Федерации, федеральным законом, законами субъектов Российской Федерации особого статуса, включающего в себя и дополнительные трудовые гарантии, обеспечивающие защиту депутатов от незаконного увольнения с работы и необоснованного изменения им существенных условий труда. Поскольку федеральный закон о статусе депутатов представительных органов местного самоуправления в Российской Федерации отсутствует, то с учетом изложенных выше обстоятельств Республика Коми обоснованно приняла собственный нормативный правовой акт, содержащий нормы о статусе депутатов советов муниципальных образований Республики Коми, которые предусматривают более высокий по сравнению с действующим трудовым законодательством уровень защиты трудовых прав этих депутатов. При этом установленные в ст. 24 Закона Республики Коми "О местном самоуправлении в Республике Коми" меры защиты трудовых прав депутатов представительных органов местного самоуправления сами по себе не противоречат основным началам трудового законодательства, т.к. не исключают право работодателя на применение положений ст. ст. 73, 77, 81 Трудового кодекса Российской Федерации при наличии согласия соответствующего представительного органа местного самоуправления, и с точки зрения права граждан на осуществление местного самоуправления через свои выборные органы являются соразмерными и оправданными.
Таким образом, законных оснований для признания ст. 24 Закона Республики Коми "О местном самоуправлении в Республике Коми" противоречащей федеральному законодательству и недействующей, не подлежащей применению не имеется.
Нельзя признать состоятельным довод кассационного представления прокурора о том, что оспариваемая норма принята по вопросу, отнесенному ст. 6 ТК РФ к компетенции Российской Федерации.
В статье 165 ТК РФ перечислены случаи предоставления гарантий и компенсаций работникам, в числе которых Кодексом установлен случай предоставления гарантий работникам при исполнении государственных или общественных обязанностей. Содержание этой нормы раскрывается в статьях 170, 171, 172 Кодекса. Так, статьей 172 Трудового кодекса РФ предусмотрены гарантии работникам, избранным на выборные должности в государственных органах, органах местного самоуправления, и определяется, что гарантии таким лицам устанавливаются законами, регулирующими статус и порядок их деятельности.
Вместе с тем перечень случаев предоставления гарантий, установленных ст. 165 Трудового кодекса РФ, не является исчерпывающим и в названной статье имеется оговорка, что такие случаи могут быть предусмотрены "настоящим Кодексом и иными федеральными законами". В свою очередь, в соответствии с п. 6 ст. 18 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" статус депутата, понятие которого включает в себя, в том числе, и предоставление определенных гарантий (не исключая гарантии и в области трудовых правоотношений), устанавливается Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.
По смыслу п. 6 ст. 18 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" статус депутата представительного органа местного самоуправления устанавливается не только для депутатов, работающих на постоянной основе, но и для тех, кто исполняет свои депутатские полномочия на непрофессиональной постоянной основе. Иное означало бы неравенство депутатских мандатов при условии осуществления депутатами равно возложенных на них функций.
Таким образом, в п. 6 ст. 18 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" предусмотрено, что одним из случаев предоставления гарантий является избрание гражданина депутатом представительного органа местного самоуправления.
Исходя из полномочий в вопросах совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в установлении общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления, закрепленных в п. "н" ст. 72 Конституции Российской Федерации, в том числе и тех принципов, которые относятся к статусу депутата представительного органа местного самоуправления (включая права, обязанности, гарантии, ответственность и ограничения в связи с осуществлением принадлежащих ему полномочий), до принятия федерального закона о статусе депутата представительного органа местного самоуправления законодатель субъекта Российской Федерации вправе установить такого рода гарантии.
Спорные правоотношения следует рассматривать не только с учетом разграничения предметов ведения в сфере трудового законодательства, но и с учетом такого предмета совместного ведения, как установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления.
При указанных условиях решение суда является законным. Оснований для его отмены по доводам кассационного представления не имеется.
С учетом изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
определила:
решение Верховного Суда Республики Коми от 26 февраля 2003 г. оставить без изменения, а кассационное представление прокурора Республики Коми - без удовлетворения.

[ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА СУДЕЙ РФ n 101 от 18.04.2003] Об утверждении типовых правил внутреннего распорядка судов.  »
Общая судебная практика »
Читайте также