ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Решения МКАС при ТПП РФ от 16.04.2003 n 99/2002) МКАС удовлетворил требование о взыскании долга по договору купли-продажи, процентов за пользование чужими денежными средствами и неустойки за просрочку поставки товара, так как истец выполнил свою обязанность по оплате товара, а ответчик не передал товар истцу.

арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации
от 16 апреля 2003 года N 99/2002)
В Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее - МКАС) поступило исковое заявление Открытого акционерного общества, имеющего местонахождение на территории России (далее - Истец), к Закрытому акционерному обществу, имеющему местонахождение на территории Украины (далее - Ответчик), о взыскании денежной суммы.
Как следует из искового заявления, в соответствии с условиями Договора купли-продажи товаров (далее - Договор), заключенного сторонами 11 марта 2002 г., Ответчик обязался поставить Истцу товар.
В исковом заявлении Истец указал, что во исполнение своих обязательств по Договору 18 марта 2002 г. им была произведена предоплата, что подтверждается имеющимся в деле платежным поручением N 273. В соответствии с Договором Ответчик должен был поставить в адрес Истца товар в следующие сроки:
- 50% продукции в срок до 10 апреля 2002 г.,
- 50% продукции в срок до 1 мая 2002 г.
Договор также предусматривал обязанность Истца поставить Ответчику технику. Как следует из искового заявления, поставка техники в адрес Ответчика ставилась в зависимость от исполнения последним обязанностей по поставке товара. Согласно ст. 71 Конвенции ООН о Договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (далее - Венская конвенция) сторона вправе приостановить исполнение своих обязательств, если после заключения договора становится очевидно, что другая сторона не исполнит значительной части своих обязательств. В связи с тем, что Ответчик не поставил Истцу товар, Истец приостановил исполнение своих обязательств по поставке техники Ответчику.
Так как Ответчик нарушил сроки поставки первой партии товара, Истец, руководствуясь ст. ст. 72, 73 Венской конвенции, сообщил Ответчику о расторжении Договора.
Поскольку ст. 81 Венской конвенции предусматривает, что в случае расторжения договора стороны освобождаются от обязательств при сохранении права на взыскание подлежащих возмещению убытков, а Договор устанавливает ответственность продавца за нарушение предусмотренных сроков поставки в виде пени в размере 0,2% от суммы просроченного обязательства за каждый день просрочки, то, по мнению Истца, с Ответчика подлежит взысканию сумма пени. Расчет суммы неустойки приложен к исковому заявлению.
Истец также указал, что в соответствии с п. 2 ст. 81 Венской конвенции он письмом потребовал от Ответчика вернуть предоплату, однако, как следует из искового заявления, Ответчик на вышеуказанное письмо не дал ответа.
На основании ст. ст. 78 и 84 Венской конвенции Истец просил также взыскать проценты с суммы предоплаты по ставке 23% годовых за период 90 дней.
С учетом вышеизложенного Истец просил МКАС расторгнуть рассматриваемый Договор и взыскать в его пользу сумму предоплаты, проценты за пользование чужими денежными средствами, пеню за просрочку в поставке товара, а также возместить Истцу сумму арбитражного сбора и расходы по делу.
Исковые материалы были вручены Ответчику, о чем свидетельствует имеющееся в деле уведомление почтовой службы.
Истец направил в МКАС заявление об изменении исковых требований, в котором он приводит дополнительное обоснование компетенции МКАС на рассмотрение настоящего спора. Поскольку арбитражная оговорка предполагает передачу всех вытекающих из Договора споров на рассмотрение в Коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации и учитывая, что на момент заключения сторонами Договора при Торгово-промышленной палате РФ существовал только один коммерческий арбитражный суд - Международный коммерческий арбитражный суд, то Истец считает возможным сделать вывод, что рассмотрение вышеуказанного спора входит в компетенцию МКАС при ТПП РФ. В своем заявлении Истец также сообщил МКАС, что в ходе переписки стороны достигли соглашения о прекращении Договора, в связи с чем Истец отказался от исковых требований в части расторжения Договора.
В МКАС поступило письмо Ответчика, в котором он пояснил, что неисполнение им обязательств по Договору было вызвано, в свою очередь, неисполнением в отношении его обязательств третьей стороной, и указал, что им предпринимаются меры к возвращению задолженности Истцу.
Письмом Истец сообщил в МКАС об увеличении исковых требований в связи с увеличением периода начисления процентов за пользование чужими денежными средствами, а также изменением ставки банковского процента.
В заседании МКАС представитель Истца поддержал заявленные им ранее исковые требования, обратив внимание состава арбитража на тот факт, что Ответчик фактически признал компетенцию МКАС на рассмотрение настоящего спора.
В отношении применимого при рассмотрении настоящего спора материального права представитель Истца сообщил, что стороны в Договоре согласовали применение к спорам, вытекающим из Договора законодательства Российской Федерации, что, по его мнению, предполагает применение помимо внутреннего законодательства Российской Федерации также применение Конвенции ООН о Договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (Венской конвенции).
Представитель Истца также пояснил, что согласование сторонами двух способов оплаты товара, поставляемого Ответчиком, а именно: посредством предоплаты и поставок ему техники, не означает невозможности применения к отношениям сторон Венской конвенции. Наличие вышеуказанных способов оплаты, по мнению представителя Истца, дает основание рассматривать Договор как смешанный, сочетающий в себе элементы как договора купли-продажи, так и договора мены, что подтверждается правилами ст. 567 ГК РФ. Поскольку фактического исполнения Договора в части мены не осуществлялось, то представитель Истца считает применимыми к отношениям сторон положения Венской конвенции и субсидиарно - гражданского законодательства Российской Федерации.
По заявлению представителя Истца, 11 марта 2002 г. между сторонами был заключен Договор на поставку товара на условиях DAF-граница Украины (Инкотермс 1990 г.). Во исполнение своих обязательств по Договору Истцом была произведена предоплата товара. Ответчик своих обязательств в установленный Договором срок не выполнил, а письмом сообщил Истцу о приостановлении поставок и намерении возвратить Истцу перечисленные средства. Истец предложил Ответчику расторгнуть Договор, направив проект соответствующего сообщения, который не был подписан Ответчиком. Вместе с тем он выразил согласие на расторжение Договора и возврат Истцу предоплаты. Однако указанные обязательства Ответчиком исполнены не были.
Представитель Истца также пояснил, что Ответчик не оспорил исковое требование ни по существу, ни по размеру, а в отзыве на исковое заявление сослался на неисполнение обязательств перед ним со стороны контрагентов, что необоснованно.
На основании изложенного представитель Истца просил взыскать с Ответчика сумму основного долга, неустойку за просрочку поставки товара, предусмотренную Договором, проценты за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ. В отношении возможности одновременного взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами и неустойки по Договору представитель Истца заявил, что неустойка, предусмотренная за просрочку поставки товара, носит характер договорной меры ответственности и применяется как наказание за нарушение договорных обязательств, в то время как проценты за пользование чужими денежными средствами имеют характер внедоговорной компенсационной меры, что позволяет требовать их одновременного взыскания.
В заседании МКАС представитель Истца также отметил, что исходя из представленного Ответчиком определения хозяйственного суда Днепропетровской области от 20.07.2001 о рассмотрении требований Ответчика к третьему лицу в рамках процесса о банкротстве можно сделать вывод, что Ответчик знал о его финансовом положении в момент заключения Договора и, следовательно, принимал на себя риск неисполнения им Договора.
Представитель Истца просил возложить на Ответчика расходы по уплате арбитражного сбора, а также разумные издержки, понесенные Истцом в связи с арбитражным разбирательством.
Представитель Ответчика признал сумму основного долга и одновременно предложил перевести долг на третье лицо, поскольку неисполнение Ответчиком обязательств по Договору было вызвано действиями вышеуказанного контрагента.
Представитель Истца с предложением Ответчика не согласился.
Представитель Ответчика признал неустойку за просрочку поставки товара, а также требование Истца о возмещении его разумных расходов по участию в деле. В отношении процентов за пользование чужими денежными средствами представитель Ответчика пояснил, что не считает это требование обоснованным, поскольку данные проценты не предусмотрены в Договоре.
Представитель Ответчика согласился с применением по данному спору Венской конвенции и субсидиарно материального права Российской Федерации.
Рассмотрев материалы дела и выслушав пояснения представителей сторон, МКАС при ТПП РФ пришел к следующим выводам.
1. Относительно компетенции МКАС на рассмотрение данного дела состав арбитров констатировал, что в Договоре содержится арбитражная оговорка, согласно которой "споры, вытекающие из Договора, рассматриваются в Коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации".
При заключении арбитражного соглашения стороны допустили неточность в наименовании центра, которому они согласились передавать на разрешение возникающие между ними споры. Содержание арбитражной оговорки, по мнению арбитров, свидетельствует о том, что стороны со всей очевидностью исходили из намерения передать разрешение споров по данному Договору на рассмотрение компетентного третейского суда. Единственным органом при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, правомочным разрешать споры из договорных отношений при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, в момент заключения Контракта и разрешения спора был и является Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ. Поэтому следует признать, что стороны, включая в Контракт указанную арбитражную оговорку, имели в виду именно МКАС, несмотря на неточность примененной ими формулировки.
Арбитры констатировали также, что спор между сторонами касается договорных отношений, возникших при осуществлении внешнеторговых связей; предприятие Ответчика находится за границей, поэтому данный спор подпадает тем самым под категории споров, которые в соответствии с Законом Российской Федерации от 07.07.1993 N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже" и Регламентом МКАС могут быть рассмотрены МКАС.
Исходя из изложенного, на основании ст. ст. 7 и 16 Закона Российской Федерации от 07.07.1993 N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже" МКАС признал себя компетентным рассматривать данный спор.
2. По вопросу о применимом праве МКАС констатировал, что стороны в Договоре согласовали применение к их отношениям действующего на дату заключения Договора законодательства Российской Федерации. В исковом заявлении и в выступлении в заседании МКАС 24 марта 2003 г. Истец в обоснование своих требований ссылался на положения Венской конвенции, а по вопросам, Конвенцией не предусмотренным, - на ГК РФ. В том же заседании МКАС представитель Ответчика выразил согласие на применение по данному делу Венской конвенции и субсидиарно-материального права РФ.
Таким образом, в заседании МКАС представителями сторон была достигнута договоренность о применении по данному делу Венской конвенции, а по вопросам, в ней не урегулированным или урегулированным не полностью, - материального права РФ.
3. По существу заявленных Истцом требований МКАС установил, что требование Истца состоит из двух частей: возврата предоплаты за не полученный от Ответчика товар с начислением на сумму предоплаты процентов годовых, а также уплаты на основании Договора неустойки за просрочку поставки товара.
3.1. В Договоре сторонами был согласован порядок оплаты товара: путем перечисления денежной суммы в течение пяти банковских дней, а также путем поставки Истцом Ответчику согласованной техники. Истцом денежная сумма была перечислена Ответчику полностью в предусмотренном Договором порядке, и у Ответчика возникла обязанность по осуществлению поставки товара на полученную сумму.
Следовательно, Истец как покупатель выполнил возложенную на него ст. 53 Венской конвенции обязанность по оплате товара, тогда как Ответчик как продавец не выполнил возложенную на него ст. 30 Венской конвенции обязанность по передаче товара покупателю. Перевод Истцом всей денежной суммы подтверждается платежным поручением от 18 марта 2002 г.; Ответчиком данная сумма получена, и ее размер им не оспаривается. Исходя из изложенного, на основании ст. 30 и 53 Венской конвенции Ответчику надлежит уплатить Истцу ранее перечисленную денежную сумму за товар.
3.2. Относительно требования Истца о взыскании с Ответчика процентов годовых за пользование денежной суммой состав арбитров констатировал следующее. Согласно п. 1 ст. 84 Венской конвенции, если продавец обязан возвратить цену, он должен также уплатить проценты с нее, считая с даты уплаты цены. Поскольку размер процентов в Венской конвенции не определен, размер процентов годовых подлежит определению в соответствии с предписаниями ст. 395 ГК РФ. Истец представил доказательства в подтверждение требуемых процентов годовых в размере 21%.
Исходя из изложенного, на основании п. 1 ст. 84 Венской конвенции и ст. 395 ГК РФ требование Истца об уплате Ответчиком процентов годовых подлежит удовлетворению.
3.3. Относительно требования Истца об уплате Ответчиком неустойки за просрочку поставки состав арбитров констатировал, что Истец, как указано выше, перевел Ответчику согласованную сумму предоплаты, однако товар на эту сумму Ответчиком поставлен не был.
Венская конвенция не содержит предписаний относительно неустойки, однако, если продавец не исполняет какого-либо из своих обязательств по договору или по Венской конвенции, правило п. 2 ст. 45 Конвенции допускает осуществление покупателем права на другие средства защиты, помимо возмещения убытков. Поэтому стороны в соответствии со ст. 330 ГК РФ имели право согласовать в Договоре уплату неустойки за просрочку поставки товара.
Размер неустойки зафиксирован в Договоре и составляет 0,2% от суммы непоставленного товара, период просрочки составил 70 дней.
Возражений против расчета штрафа Ответчиком представлено не было. Исходя из изложенного, на основании ст. 330 ГК РФ и положений Договора Ответчику надлежит уплатить Истцу штраф.
4. Поскольку в связи с невыполнением Ответчиком своих обязательств по контракту Истец был вынужден обратиться в МКАС за защитой нарушенного права и поскольку требования Истца удовлетворены полностью, состав арбитров, руководствуясь п. 1 параграфа 6 Положения об арбитражных сборах и расходах, согласно которому арбитражный и регистрационный сборы возлагаются на сторону, против которой состоялось решение, считает, что требование Истца о возложении на Ответчика арбитражного и регистрационного сборов является обоснованным и подлежит удовлетворению.
5. Относительно требования Истца о возмещении ему Ответчиком расходов в связи с арбитражным разбирательством состав арбитров констатировал, что данные расходы представляют собой оплату стоимости авиабилетов представителя Ответчика, что подтверждено представленными Истцом документами. Руководствуясь параграфом 9 Положения об арбитражных расходах и сборах (Приложение к Регламенту МКАС), состав арбитража полагает данные расходы разумными, доказанными и подлежащими возмещению Ответчиком в заявленной сумме.
На основании изложенного и руководствуясь параграфами 38 - 41 Регламента МКАС, Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации взыскал с Закрытого акционерного общества, имеющего местонахождение на территории Украины, в пользу Открытого акционерного общества, имеющего местонахождение на территории России, денежную сумму в удовлетворение основного требования, проценты за период пользования денежной суммой, неустойку за просрочку поставки товара, денежную сумму в возмещение расходов Истца по арбитражному сбору и по ведению дела.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 5-В02-407 от 15.04.2003 Дело по иску о признании недействительным договора купли-продажи квартиры в части встречного иска направлено на новое рассмотрение в связи с неполным исследованием судом обстоятельств дела.  »
Общая судебная практика »
Читайте также