ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Ю. Сериков, Арбитражный и гражданский процесс n 4, 2003 г.) Правовые презумпции в решениях Конституционного Суда Российской Федерации.

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Анализ решений, выносимых Конституционным Судом Российской Федерации, показывает, что в них зачастую используется такая нормативная категория, как правовая презумпция. До настоящего времени действующее законодательство не дает определения правовой презумпции, а в процессуальной науке этот вопрос уже длительное время является дискуссионным <*>. Тем не менее, наиболее общепринято следующее определение правовой презумпции - это закрепленное в нормах права предположение о наличии или отсутствии юридических фактов, основанное на связи между ними и фактами наличными, что подтверждается предшествующим опытом <**>.
------------------------------------
<*> О подходах к определению правовой презумпции см.: Федотов А.В. Понятие и классификация доказательственных презумпций // Журнал российского права. 2001. N 4. С.45 - 46.
<**> Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. Горький.: Горьковская высшая школа МВД СССР, 1977. С. 14.
Все правовые презумпции, которые были использованы в актах Конституционного Суда, по критерию их нормативного закрепления можно классифицировать на две группы.
Первую группу составляют презумпции, закрепленные в законодательстве. К ним относятся:
- презумпция невиновности (ст. 49 Конституции Российской Федерации) <*>;
------------------------------------
<*> Пункт 2 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28 октября 1996 г. N 18-П "По делу о проверке конституционности статьи 6 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова" // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 45. Ст. 5203.
- презумпция виновности причинителя вреда (ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации) <*>;
------------------------------------
<*> Пункт 3 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2001 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.Б. Зернова, С.И. Кальянова и Н.В. Труханова" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 7. - Ст. 700.
- презумпция признания факта установленным или опровергнутым для выяснения которого была назначена судебная экспертиза вследствие уклонения стороны от участия в ней (ст. 74 Гражданско-процессуального кодекса РСФСР) <*>.
------------------------------------
<*> Пункт 2 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 9 апреля 2002 г. N 90-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тихомирова Дмитрия Леонидовича на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 74 Гражданского процессуального кодекса РСФСР". Справочная правовая система "Консультант Плюс".
Вторую группу составляют правовые презумпции, сформулированные самим Конституционным Судом в результате конституционного толкования норм права и закрепленные в его решениях. К ним относятся:
- презумпция соответствия деятельности законно избранных представительных органов субъектов Российской Федерации Конституции и законодательству Российской Федерации <*>;
------------------------------------
<*> Пункт 5 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 18 января 1996 г. N 2-П "По делу о проверке конституционности ряда положений Устава (Основного Закона) Алтайского края" // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 4. Ст. 409.
- презумпция конституционности положений федерального законодательства <*>;
------------------------------------
<*> Пункт 5 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2001 г. N 65-О "По ходатайству полномочного представителя Президента Российской Федерации в Поволжском федеральном округе об официальном разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 года по запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке соответствия Конституции Российской Федерации отдельных положений конституций Республики Адыгея, Республики Башкортостан, Республики Ингушетия, Республики Коми, Республики Северная Осетия - Алания и Республики Татарстан" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 20. Ст. 2059.
- презумпция добросовестности и разумности действий конституционных органов <*>;
------------------------------------
<*> Пункт 8 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2001 г. N 11-П "По делу о проверке конституционности Постановления Государственной Думы от 28 июня 2000 года N 492-III ГД "О внесении изменения в Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" в связи с запросом Советского районного суда города Челябинска и жалобами ряда граждан" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 29. Ст. 3059.
- презумпция добросовестности налогоплательщика; <*>
------------------------------------
<*> Пункт 2 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 июля 2001 г. N 138-О "По ходатайству Министерства Российской Федерации по налогам и сборам о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 12 октября 1998 года по делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 11 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2001. N 32. Ст. 3410.
- презумпция добросовестности законодателя и его приверженности общим правовым принципам <*>.
------------------------------------
<*> Пункт 6 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 апреля 2002 г. N 7-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Закона Красноярского края "О порядке отзыва депутата представительного органа местного самоуправления" и Закона Корякского автономного округа "О порядке отзыва депутата представительного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления в Корякском автономном округе" в связи с жалобами заявителей А.Г. Злобина и Ю.А. Хнаева" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 14. Ст. 1374.
Наибольший интерес в данном случае представляют именно презумпции, установленные Конституционным Судом. По своему определению, исключая только форму нормативного закрепления, логической структуре, <*> функциям эти презумпции ничем не отличаются от правовых презумпций, закрепленных в законодательстве. Кроме того, все вышеперечисленные правовые презумпции сформулированы Конституционным Судом как опровержимые материально-правовые презумпции. Неопровержимых или исключительно процессуальных презумпций среди них не представлено. По содержанию своих процессуальных функций большинство этих презумпций устанавливает между сторонами бремя доказывания, освобождает стороны от доказывания презюмируемого факта (что позволяет основывать судебное решение на презюмируемом факте, в случае если он не был опровергнут), сокращает, упрощает и облегчает процесс доказывания. Таким образом, правовые презумпции, сформулированные Конституционным Судом, имеют все необходимые свойства и качества с точки зрения требований, предъявляемых к правовым презумпциям.
------------------------------------
<*> Логическая структура опровержимых правовых презумпций представляет собой определенное частноутвердительное суждение вида "Только большинство S есть Р". См.: Каминская В.И. Учение о правовых презумпциях в уголовном процессе. М-Л.: Академия наук СССР, 1948. С. 9 - 10; Подробнее см.: Сериков Ю.А. К вопросу о логической характеристике презумпций в гражданском процессуальном праве // Система гражданской юрисдикции в канун XXI века: современное состояние и перспективы развития. Межвузовский сборник научных трудов. Под ред. В.В. Яркова и др. Екатеринбург.: Гуманитарный университет, 2000. С. 411 - 421.
Практический и теоретический интерес представляет собой вопрос о соотношении презумпции и правовой позиции в решениях Конституционного Суда. Правовая позиция содержится как в резолютивной, так и в мотивировочной части решения <*> и представляет собой теоретическую конструкцию, с помощью которой Конституционный Суд, используя потенциал науки, преодолевает правовую неопределенность содержания той или иной нормы <**>. Преодолевая эту правовую неопределенность при помощи конституционного толкования, Конституционный Суд фактически формулирует правовые нормы, при помощи которых разрешает рассматриваемое дело. При этом в мотивировочной части решения содержится система правовых аргументов, составляющих основу решения и, по сути, имеющих значение, выходящее за его рамки, а в резолютивной - формулируется правовой вывод Конституционного Суда по рассматриваемому делу <***>.
------------------------------------
<*> Пункт 1 указанного выше Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 июля 2001 г., N 138-О.
<**> Богданов Н.А. Конституционный Суд Российской Федерации в системе конституционного права // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1997. N 3. С. 63.
<***> Лазарев Л.В. Конституционный Суд России и развитие конституционного права // Журнал российского права. 1997. N 11. С. 9.
Все правовые презумпции, сформулированные Конституционным Судом, содержатся только в мотивировочной части решений и представляют собой либо нормы-принципы, либо нормы права, регулирующие специальным образом процесс доказывания. Правовая презумпция представляет собой часть правовой позиции, один из ее аргументов, на котором строится и обосновывается решение Конституционного Суда. Притом правовая презумпция зачастую представляет собой решающий аргумент по сравнению с иными аргументами правовой позиции - принципом права, нормой действующего законодательства, правовой аксиомой <*>, принятой ранее правовой позицией Конституционного Суда. Соотношение правовой позиции и правовой презумпции выглядит как соотношение части и целого, где правовая презумпция есть цельная, самостоятельная часть, обладающая всеми необходимыми правовыми свойствами и способная применяться на практике с учетом той правовой позиции, в которой она была сформулирована в качестве элемента.
------------------------------------
<*> Правовая аксиома определяется как общепризнанное требование справедливости, которое с точки зрения морали непременно должно стать частью действующего права. См.: Экимов А.И. Интересы и право в социалистическом обществе. Ленинград.: ЛГУ, 1984. С. 124. Например, в качестве аргумента правовой позиции была использована аксиома "audiatur et altera pars" (пусть будет выслушана и другая сторона) в пункте 6 указанного выше Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 апреля 2002 г. N 7-П.
Проблема применения правовых презумпций установленных Конституционным Судом, в практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции напрямую связана с вопросом юридической природы решений Конституционного Суда. Существуют разные подходы к определению решений Конституционного Суда, где они понимаются как конституционная доктрина, нормативный правовой акт, конституционный судебный прецедент, правовая констатация, решение преюдициального характера <*>. На наш взгляд, наиболее аргументирована позиция Л.В. Лазарева, который указывает на особое значение актов Конституционного Суда исходя непосредственно из Конституции. Так, в соответствии с пунктом 6 статьи 125 Конституции итоговым решениям Конституционного Суда придаются свойства нормативного акта, обобщенность и обязательность <**>. Судебная практика как раз и идет по пути применения правовых позиций в качестве норм права при разрешении конкретных судебных дел. В мотивировочных частях судебных постановлений делаются прямые ссылки на постановления и определения Конституционного Суда и на закрепленные в них правовые позиции <***>.
------------------------------------
<*> Лазарев Л.В. Указ. соч. С. 4.
<**> Лазарев Л.В. Указ. соч. С. 4 - 5.
<***> См. напр.: Решение Верховного Суда РФ от 2 сентября 1998 г. N ГКПИ 98-412; Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 4 июня 2002 г. N КАС 02-232. Справочная правовая система "Консультант Плюс".
Из презумпций, сформулированных Конституционным Судом, наиболее часто в судебной практике применяется презумпция добросовестности налогоплательщика. Впервые идея о добросовестности налогоплательщика была высказана в пункте 5 Постановления Конституционного Суда от 12 октября 1998 г. N 24-П <*>. Однако в этой позиции не содержалось прямого указания на то, что добросовестность налогоплательщика предполагается, что она является именно правовой презумпцией. Поэтому до 2001 года судебная практика не применяла презумпцию добросовестности налогоплательщика, хотя в теории уже только на основании указанного Постановления Конституционного Суда от 12 октября 1998 г. она выводилась и обосновывалась <**>. Презумпция добросовестности налогоплательщика была сформулирована в указанном выше Определении Конституционного Суда от 25 июля 2001 г. N 138-О, и с момента его опубликования арбитражные суды стали активно применять ее при разрешении дел <***>. Необходимо также отметить, что презумпция добросовестности налогоплательщика начинает получать нормативную форму закрепления. Например, ей посвящено Письмо МНС РФ от 5 июня 2002 г. N ШС-6-14/793, которое хоть и не является нормативном актом, но, тем не менее, обязательно для работников налоговых инспекций. На наш взгляд, из указанного можно сделать вывод о том, что полноценное закрепление презумпции добросовестности налогоплательщика в законодательстве - это всего лишь вопрос времени.
------------------------------------
<*> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12 октября 1998 г. N 24-П "По делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 11 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года "Об основах налоговой системы в Российской Федерации".// Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 42. Ст. 5211.
<**> Щекин Д.М. Презумпция добросовестности налогоплательщика // Ваш налоговый адвокат. Консультации, рекомендации: Новое в налоговом регулировании. Под ред. С.Г. Пепеляева. Вып. 1 (15). М.: ИД ФБК-ПРЕСС, 2001. С. 21 - 42.
<***> См. напр.: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27 августа 2001 года N Ф04/2468-740/А46-2001; Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 8 октября 2001 г. N КА-А40/5564-01; Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 21 мая 2002 г. N 1590/59-5. Справочная правовая система "Консультант Плюс".
Большое значение в судебной практике имеет и презумпция конституционности положений федерального законодательства. В некоторых особых мнениях судьи Конституционного Суда указывают

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (С. Крохалев, Арбитражный и гражданский процесс n 4, 2003 г.) Применение оговорки о публичном порядке в судебной практике.  »
Общая судебная практика »
Читайте также