ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 53-о05-67 от 20.09.2005 Приговор оставлен без изменения, поскольку нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, не усматривается, действия осужденного верно квалифицированы по п. в ч. 3 ст. 132, ч. 3 ст. 30, п. в ч. 3 ст. 132, п. в ч. 3 ст. 131 УК РФ, наказание назначено соразмерно содеянному и с учетом всех конкретных обстоятельств дела, а прекращение судом уголовного преследования по ст. 133 УК РФ соответствует требованиям закона ввиду обязательного для суда отказа прокурора от обвинения в данной части.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 20 сентября 2005 года
Дело N 53-о05-67
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Разумова С.А.,
судей Русакова В.В.,
Фроловой Л.Г.
рассмотрела в судебном заседании 20 сентября 2005 года кассационное представление заместителя прокурора Красноярского края, кассационную жалобу осужденного С. на приговор Красноярского краевого суда от 28 апреля 2005 года, по которому С., 6 октября 1969 года рождения, уроженец г. Ярославля, ранее судим: 1 апреля 2004 года по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к трем годам лишения свободы, осужден по п. "в" ч. 3 ст. 131 УК РФ к девяти годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 3 ст. 132 УК РФ к восьми годам лишения свободы; по п. "в" ч. 3 ст. 132 УК РФ к восьми годам лишения свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено девять лет шесть месяцев лишения свободы.
В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединено не отбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено одиннадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
С. признан виновным и осужден за изнасилование потерпевшей с использованием ее беспомощного состояния, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста; за покушение на насильственные действия сексуального характера и за насильственные действия сексуального характера, совершенные 14 апреля 2004 года в г. Игарке Красноярского края с использованием беспомощного состояния потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., мнение прокурора Тришевой А.А., поддержавшей кассационное представление по основаниям в нем изложенным, Судебная коллегия
установила:
в кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора за мягкостью назначенного С. наказания; по мнению автора представления, наличие в качестве смягчающего наказание обстоятельства - наличие двух малолетних детей, в отношении которых было совершено преступление, является недопустимым и не соответствует принципам справедливости; постановление о прекращении уголовного дела также подлежит отмене из-за несоответствия доводов суда фактическим обстоятельствам.
В кассационной жалобе осужденный С. просит приговор отменить, ссылаясь на то, что его оговорили потерпевшие, показания которых ничем не подтверждаются.
В возражении государственный обвинитель Алейникова Е.Н. просит оставить без удовлетворения доводы жалобы, изложенные осужденным С.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.
Виновность осужденного С. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.
Так, в период предварительного расследования и в ходе судебного разбирательства потерпевшая С.А. в категорической форме поясняла о том, что ее отчим С. совершал в отношении ее насильственные действия сексуального характера. Она выполняла требования отчима, так как боялась последнего. 14 апреля 2004 года в отсутствие матери С. с применением силы повалил ее на диван, после чего снял с нее нижнее белье и изнасиловал. На следующий день она о случившемся рассказала своей матери.
Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания потерпевшей С.А. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.
В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что на диване в зале квартиры N 11 дома N 33 по улице Горького города Игарки Красноярского края была обнаружена простыня, в которую были завернуты плавки с пятнами красно-бурого цвета, похожие на кровь.
Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы у малолетней С.А. обнаружены телесные повреждения: ссадины с отеком мягких тканей на лобке, две царапины и гиперемии слизистой преддверия половых путей, давность которых на момент проведения экспертизы составляла не более одних суток.
Выводы судебно-биологической экспертизы свидетельствуют о том, что обнаруженная на плавках кровь по своей групповой принадлежности от потерпевшей С.А. не исключается.
Виновность С. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.
Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины С. в покушении и в насильственных действиях сексуального характера, в изнасиловании в отношении лица, заведомо не достигшего четырнадцатилетнего возраста, верно квалифицировав его действия по п. "в" ч. 3 ст. 132; ч. 3 ст. 30; п. "в" ч. 3 ст. 132; п. "в" ч. 3 ст. 131 УК РФ.
Выводы суда о наличии у С. умысла на совершение насильственных действий сексуального характера, на совершение изнасилования в отношении потерпевшей С.А. надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведенными показаниями С.А. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют целенаправленным действиям С. при совершении противоправных действий.
Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденного С. об оговоре его со стороны потерпевшей, а также свидетелей, однако эти доводы оказались несостоятельными, и суд правильно отверг их.
Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденного, в том числе об отсутствии умысла на совершение вмененных ему преступлений, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.
Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у Судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.
Доводы кассационной жалобы о недоказанности вины осужденного С. в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.
Доводы кассационного представления об отмене постановления о прекращении уголовного преследования не могут быть признаны состоятельными, исходя из следующего.
Согласно ч. 5 ст. 37; ч. 7 ст. 246 и п. 2 ст. 254 УПК РФ прокурор вправе в порядке и по основаниям, которые установлены настоящим Кодексом, отказаться от осуществления уголовного преследования. Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 24; п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. Суд прекращает уголовное дело в судебном заседании в случае отказа обвинителя от обвинения в соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ.
Таким образом, закон предоставляет государственному обвинителю право полного или частичного отказа от обвинения и осуществления уголовного преследования, и такой отказ обязателен для суда, который в этом случае обязан прекратить уголовное дело или уголовное преследование.
Из материалов дела явствует, что в судебном заседании государственный обвинитель Алейникова Е.Н. частично отказалась от предъявленного С. обвинения, а именно: по ст. 133 УК РФ, предусматривающей ответственность за понуждение к действиям сексуального характера.
При таких данных постановление суда от 28 апреля 2005 года о прекращении уголовного преследования в отношении С. соответствует требованиям закона. Согласно ч. 9 ст. 246 УПК РФ пересмотр определения или постановления суда о прекращении уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения допускается лишь при наличии новых или вновь открывшихся обстоятельств в соответствии с главой 49 УПК РФ. Таких новых или вновь открывшихся обстоятельств по данному делу не установлено. Следовательно, отсутствуют и основания для пересмотра постановления суда.
Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора либо постановления суда о прекращении уголовного дела из материалов дела не усматривается.
Наказание назначено С. в соответствии с требованиями ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному им и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для отмены приговора за мягкостью назначенного осужденному С. наказания, о чем содержится просьба в кассационном представлении, Судебная коллегия не усматривает.
Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Красноярского краевого суда от 28 апреля 2005 года в отношении С. оставить без изменения, кассационное представление заместителя прокурора Красноярского края и кассационную жалобу осужденного С. - без удовлетворения.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 8-Г05-18 от 19.09.2005 В удовлетворении заявления о признании незаконным постановления областной избирательной комиссии отказано правомерно, поскольку избирательная комиссия законно, в установленные сроки, приняла оспариваемое постановление, информационное сообщение о формировании временной избирательной комиссии было опубликовано в СМИ, а состав временной избирательной комиссии не является предметом проверки по настоящему делу, так как не нарушает избирательных прав заявителя.  »
Общая судебная практика »
Читайте также