ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 53-о05-69сп от 15.09.2005 Оправдательный приговор по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, отменен с направлением уголовного дела в тот же суд на новое судебное рассмотрение ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, выразившихся в незаконном воздействии на присяжных заседателей, введении их в заблуждение адвокатом относительно содержания и допустимости доказательств, исследованных в судебном заседании.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 15 сентября 2005 года
Дело N 53-о05-69сп
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Разумова С.А.,
судей Фроловой Л.Г.,
Линской Т.Г.
рассмотрела в судебном заседании от 15 сентября 2005 года дело по кассационному представлению государственного обвинителя Анциферова А.Б. на приговор Красноярского краевого суда с участием присяжных заседателей от 28 апреля 2005 года, которым С., 3 ноября 1973 года рождения, уроженец г. Красноярска, несудимый, оправдан по ч. 1 ст. 30, ч. ч. 3, 4, 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ в связи с вынесением в отношении его коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта.
Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., мнение прокурора Модестовой А.А., кассационное представление государственного обвинителя поддержавшей, полагавшей приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства, Судебная коллегия
установила:
С. обвинялся в организации, подстрекательстве и пособничестве приготовления к убийству П. по найму при обстоятельствах, приведенных в обвинительном заключении.
Вердиктом присяжных заседателей от 27 апреля 2005 года С. оправдан по предъявленному ему обвинению.
В кассационном представлении государственный обвинитель Анциферов А.Б., не соглашаясь с оправдательным приговором в отношении С., утверждает, что при рассмотрении данного дела допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора. К таковым прокурор относит доведение С. и его адвокатом до сведения присяжных заседателей информации процессуального характера и не соответствующей действительности, а именно о фальсификации материалов дела, применении к С. недозволенных методов ведения следствия, о процедуре следственных действий; искажение адвокатом в прениях существа ряда доказательств, в том числе заключения судебно-фоноскопической экспертизы, ссылки адвоката на неравенство сторон, на утаивание стороной обвинения доказательств; утверждения адвоката о сомнениях в психическом состоянии С., со ссылкой на заключение судебно-психиатрической экспертизы и самого С. на эти же обстоятельства, доведение до сведения присяжных заседателей данных, способных привести к отрицательной оценке личности потерпевшего П., в том числе известных со слов одного из присяжных заседателей.
Тем самым государственный обвинитель считает, что систематическое незаконное воздействие на присяжных заседателей повлияло на их беспристрастность и принятие окончательного решения по делу, просит оправдательный приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления государственного обвинителя Анциферова А.Б., Судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 334 УПК РФ присяжные заседатели в ходе судебного разбирательства уголовного дела разрешают только те вопросы, которые предусмотрены п. п. 1, 2 и 4 ч. 1 ст. 299 УПК РФ и сформулированы в вопросном листе. То есть они решают вопросы доказанности самого деяния и совершения его подсудимым и вопрос о виновности подсудимого в совершении этого деяния.
Вопросы же процессуального характера в силу ч. 5 ст. 335 УПК РФ, в том числе и вопросы допустимости либо недопустимости доказательств, фальсификации материалов дела, процедуре собирания доказательств, являются исключительной компетенцией председательствующего судьи. Если в ходе судебного разбирательства возникает вопрос процессуального характера, либо не отнесенный по иным причинам к компетенции присяжных заседателей, то он в силу ч. 6 ст. 335 УПК РФ рассматривается в отсутствие присяжных заседателей. Заявления о фальсификации материалов уголовного дела, о применении к лицу противозаконных методов ведения следствия являются поводом к проверке доказательств на предмет их допустимости к судебному разбирательству.
Законом также запрещается всякое воздействие на присяжных заседателей, способное вызвать у них предубеждение, отрицательно повлиять на их беспристрастность и формирование мнения по делу.
Из протокола судебного заседания усматривается, что перечисленные требования закона при рассмотрении данного дела судом с участием присяжных заседателей не соблюдены.
Так, из протокола судебного заседания следует, что оправданный С. и его адвокат неоднократно, несмотря на замечания председательствующего судьи, доводили до сведения присяжных заседателей информацию, которая находится за пределами их компетенции, в том числе оправданный С. и адвокат поднимали вопросы процессуального характера, ссылались на процедуру предварительного следствия, заявляли о применении к С. на предварительном следствии недозволенных методов его ведения и самооговоре С. в связи с этим, приводили данные, поставляющие под сомнение психическое состояние С. В прениях адвокат указывал на фальсификацию материалов дела, неравенство сторон, утаивание стороной обвинения доказательств, способствующих установлению истины по делу, поставлял под сомнение допустимость доказательств, признанных судом допустимыми, заключения судебно-фоноскопической экспертизы, показаний С. на предварительном следствии, как полученных под "психологическим воздействием с созданием невыносимых условий", показаний свидетеля Лялиной, указывал, что ее "кололи" в милиции, чтобы она сказала, что С. совершил преступление, показаний свидетеля Потапова, ссылаясь на то, что тот стал сотрудничать с работниками милиции лишь после 11 дней задержания. В целях опорочить показания свидетелей Потапова и Никитина указывал на то, что они ранее судимы (т. 3 л.д. 81, 82, 88, 89, 90, 96, 146, 147, 154, 166, 168, 169, 185, 186).
Несмотря на то, что председательствующий судья в связи с нарушением указанными лицами закона прерывал их, делал им замечания, а присяжным заседателям разъяснял требования закона и просил их не принимать во внимание доведенную до их сведения информацию, систематическое обсуждение перечисленными лицами в присутствии присяжных заседателей вопросов, которые находятся за пределами их компетенции, в том числе о допустимости доказательств, о процедуре их получения, стремление опорочить доказательства, признанные допустимыми, свидетельствует о том, что присяжные заседатели не были ограждены от возможного влияния на существо принимаемых ими впоследствии решений.
Кроме того, в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона, данные о личности подсудимого исследуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в которой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется.
Между тем, как усматривается из протокола судебного заседания С. неоднократно в присутствии присяжных заседателей сообщал данные о себе и потерпевшем, которые не могут являться предметом судебного исследования в суде с участием присяжных заседателей, в том числе приводил данные, поставляющие под сомнение его психическое здоровье, давал негативную оценку образу жизни потерпевшего, что является нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку эти сведения также могли повлиять на объективность и беспристрастность присяжных заседателей.
Помимо этого, как видно из дела, в присутствии присяжных заседателей негативная оценка данным о личности потерпевшего П. дана одним из присяжных заседателей в ходе судебного разбирательства при изложении мотивов самоотвода. При этом указанный присяжный заседатель входил в коллегию присяжных заседателей, участвовал в судебном разбирательстве с 29 марта по 6 апреля 2005 года (т. 3 л.д. 104, 105).
Приведенное обстоятельство, а также систематическое нарушение С. и адвокатом закона следует отнести к незаконному воздействию на присяжных заседателей, которые могли отрицательно повлиять на их беспристрастность и формирование мнения по делу.
Введение в прениях сторон адвокатом в заблуждение присяжных заседателей относительно содержания заключения судебно-фоноскопической экспертизы, поставление под сомнение допустимости доказательств, исследованных в судебном заседании, также могли повлиять на принимаемое присяжными заседателями решение.
Перечисленные нарушения уголовно-процессуального закона признаются Судебной коллегией существенными, влекущими отмену оправдательного приговора.
Замечаний на протокол судебного заседания государственным обвинителем, оправданным и его адвокатом не подавалось.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Красноярского краевого суда с участием присяжных заседателей от 28 апреля 2005 года в отношении С. отменить.
Уголовное дело направить в тот же суд на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 41-Г05-29 от 14.09.2005 Дело по заявлению об оспаривании действий избирательной комиссии направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, так как вывод суда в части возникновения и прекращения действия статуса кандидата в ходе избирательной кампании нельзя признать правильным.  »
Общая судебная практика »
Читайте также