[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ] Определение кассационной палаты Верховного Суда РФ отменено, поскольку вывод о противоречивости вердикта присяжных заседателей сделан без учета всех обстоятельств по делу.

Бутаков по ст. 17, п. п. "а", "е", "з", "и", "н" ст. 102 УК РСФСР на 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;
Кирилин по п. п. "а", "е", "з", "и", "н" ст. 102 УК РСФСР на 15 лет лишения свободы с отбыванием первых 14 лет в тюрьме, остального срока - в исправительной колонии общего режима;
Лесцов по ч. 1 ст. 222 УК РСФСР на 3 года лишения свободы, по п. п. "а", "е", "з", "и", "н" ст. 102 УК РСФСР и по совокупности преступлений на 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;
Некрасов по ст. 17, п. п. "а", "е", "з", "и" ст. 102 УК РСФСР на 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Оправданы: Лаврентьева и Созонов по ст. 17, п. п. "а", "г", "и" ст. 102 УК РСФСР; Некрасов по ч. 1 ст. 189 УК РСФСР; Бутаков по ч. 3 ст. 147 УК РСФСР.
Определением кассационной палаты Верховного Суда РФ от 18 июля 2001 г. обвинительный приговор в отношении Бутакова, Кирилина, Лесцова и Некрасова отменен и дело направлено на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.
Суд, постановивший приговор, признал установленным, что Бутаков, не желая отдавать взятые у Майорова деньги, предложил своим знакомым Кирилину и Лесцову за вознаграждение убить Майорова. Летом 1995 г. Кирилин и Лесцов, согласно разработанному Бутаковым плану, пришли в квартиру к Майорову в г. Коломне и поочередно нанесли ему несколько ударов утюгом по голове, причинив телесные повреждения, повлекшие смерть. Труп Майорова Кирилин и Лесцов вывезли на предоставленной Бутаковым машине в лесной массив в районе шоссе Коломна - Озеры и закопали, после чего получили от последнего 3 тыс. долларов США.
21 ноября 1995 г. Кирилин и Лесцов в Коломне совместно, по предварительной договоренности совершили умышленное убийство Матяшина, который находился в ссоре с Кирилиным.
В декабре 1995 г. Бутаков предложил Кирилину, Лесцову и лицу, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, за вознаграждение (в счет погашения их долга Бутакову) убить Ромазанова, Самурханова, Хизриева, Мансурова и всех возможных очевидцев этого преступления, а Некрасову предложил оказать им содействие в этом.
В ночь на 11 января 1996 г. Некрасов, во исполнение достигнутой ранее договоренности, на своей машине привез Кирилина и Лесцова в Коломну к дому N 4 по ул. Мичурина, где находились названные выше лица. Оставив в доме Некрасова, Кирилин и Лесцов на его машине обманным путем вывезли Самурханова в село Андреевка, где двумя выстрелами из пистолета убили его. После этого они возвратились в дом N 4 по ул. Мичурина и выстрелами из пистолетов убили Васенина, Мансурова, Астахову, Морозову и ее малолетнюю дочь Морозову Е. Затем вместе с Некрасовым на его машине скрылись с места происшествия.
Кирилин и Лесцов, помимо этого, незаконно приобрели, хранили, носили с собой и использовали при совершении убийств пистолеты марки "ТТ" с патронами к ним, а Лесцов с декабря 1995 г. по 17 января 1996 г. незаконно хранил в своем доме шесть гранат и запалов.
Принимая решение о направлении дела на новое судебное рассмотрение, кассационная палата сослалась на противоречия в вердикте коллегии присяжных заседателей в части признания Бутакова виновным в убийстве Майорова. Так, при ответе на 1-й вопрос по эпизоду совершения Бутаковым мошенничества присяжные заседатели посчитали недоказанным то, что он летом 1995 г. путем обмана похитил у Майорова 8,5 тыс. долларов США, а при ответе на 5-й вопрос присяжные признали доказанным то, что он организовал убийство Майорова за вознаграждение, не желая отдавать деньги, взятые у него ранее.
По мнению кассационной палаты, в этом случае председательствующий судья должен был указать коллегии присяжных заседателей на имеющиеся в вердикте противоречия и вернуть коллегию в совещательную комнату для внесения уточнений в вердикт.
В определении кассационной палаты также указано, что по эпизоду убийства Майорова Бутакову предъявлялось обвинение в том, что он организовал это убийство после завладения путем мошенничества валютой потерпевшего с целью скрыть ранее совершенное преступление, в то время как в приговоре судья признал доказанным иной мотив - нежелание возвращать Майорову деньги. Таким образом, суд вышел за пределы предъявленного Бутакову обвинения.
Кассационное определение опротестовано заместителем Генерального прокурора РФ.
Президиум Верховного Суда РФ протест удовлетворил, указав, что вывод кассационной палаты о противоречивости вердикта присяжных заседателей сделан без учета всех обстоятельств по делу. Кассационная инстанция оставила без должного внимания тот факт, что 1-й вопрос о доказанности вины Бутакова в мошенничестве был сформулирован по эпизоду завладения деньгами Майорова, 5-й же вопрос поставлен по иному эпизоду обвинения - убийству Майорова и по иным фактическим данным. Кроме этого, вопросы, связанные с доказанностью события преступления и виновностью конкретных лиц в его совершении, являются исключительно компетенцией присяжных заседателей, поэтому ссылка в определении на невыполнение председательствующим судьей требований УПК (ч. 2 ст. 456) по сформулированным вопросам не может быть признана состоятельной.
Ссылка кассационной инстанции на то, что суд, постановивший приговор, вышел за пределы предъявленного Бутакову обвинения, не могла послужить причиной направления дела на новое судебное рассмотрение, поскольку вопрос о применении закона о более тяжком преступлении не ставился, а в случае необходимости улучшения положения осужденного - кассационная палата сама могла внести в приговор соответствующие изменения.
Президиум также отметил, что вывод кассационной инстанции о взаимосвязи действий Бутакова, Лесцова, Кирилина и Некрасова и необходимости в связи с этим отмены приговора в полном объеме недостаточно мотивирован. При этом без соответствующей оценки оставлен тот факт, что по эпизоду убийства Майорова обвинение Некрасову не предъявлялось. По эпизоду убийства Матяшина и по эпизодам незаконных действий с оружием и боеприпасами обвинение предъявлено лишь Кирилину и Лесцову. По названным эпизодам, а также по эпизоду убийства шести человек в доме N 4 по ул. Мичурина, в совершении которого Бутаков, Кирилин, Лесцов и Некрасов были признаны виновными и осуждены, обоснованность приговора кассационной инстанцией под сомнение не ставилась и основания для отмены приговора в этой части не приведены.
С учетом изложенного Президиум Верховного Суда РФ отменил определение кассационной палаты и передал дело на новое кассационное рассмотрение.

[ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ] Некоторые вопросы судебной практики по делам о краже, грабеже и разбое.  »
Общая судебная практика »
Читайте также