ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Решения МКАС при ТПП РФ от 12.03.2003 n 137/2002) МКАС удовлетворил требование о взыскании задолженности по контракту и процентов за пользование чужими денежными средствами, так как наличие обстоятельств финансового кризиса не может быть принято во внимание, поскольку обязательство платежа возникло у ответчика за месяц до наступления финансового кризиса и, следовательно, не связано с ним причинно-следственной связью.

арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации
от 12 марта 2003 года N 137/2002)
В Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее - МКАС) поступило исковое заявление от Фирмы, имеющей местонахождение на территории Германии (далее - Истец), к Закрытому акционерному обществу, имеющему местонахождение на территории России (далее - Ответчик), о взыскании денежной суммы.
Как следует из искового заявления, между Истцом и Ответчиком 24 апреля 1997 г. был заключен контракт на поставку товара (далее - Контракт).
Условиями Контракта предусмотрено, что Истец поставляет Ответчику товар, количество, ассортимент и цены которого указаны в спецификациях с учетом скидки 5%. Поставка осуществляется поквартально партиями в соответствии со спецификациями. Конкретные сроки поставок определяются по согласованию сторон.
Оплата по Контракту за каждую поставку должна была производиться Ответчиком в немецких марках в течение 90 дней с даты получения товара на склад Ответчика. Форма оплаты - банковский перевод.
Истец на основании Контракта и запроса Ответчика от 5 декабря 1997 г. на отгрузку товара произвел 16 апреля 1998 г. поставку товара, что подтверждается транспортной накладной от 16 апреля 1998 г., копию которой Истец представил в дело.
Общая сумма поставки так и не была оплачена Ответчиком по настоящее время, хотя срок оплаты по Контракту наступил 17 июля 1998 г.
1 октября 1998 г. Ответчик направил в адрес Истца письмо, в котором он признавал сумму задолженности и просил рассрочить ее оплату в связи с финансовым кризисом в России. Однако Истец такого согласия не дал и впоследствии неоднократно требовал от Ответчика оплатить задолженность по Контракту.
Ответчик направил в адрес Истца 3 письма, в которых Ответчик признавал образовавшуюся по Контракту задолженность и просил произвести рассрочку платежей на длительный промежуток времени.
Считая свое право нарушенным, Истец обратился с иском в МКАС. В исковом заявлении Истец, руководствуясь статьями 11, 393 ГК РФ и Регламентом МКАС, просил взыскать с Ответчика в пользу Истца задолженность в размере цены иска, а также в полном размере расходы по арбитражному разбирательству.
В заседании Истец поддержал свои исковые требования в заявленной сумме. При этом в отношении валюты исковых требований Истец признал, что валютой Контракта являлись доллары США, а валютой платежа по Контракту - немецкие марки. В связи с окончанием с 1 января 2002 года переходного периода, в течение которого в странах - участницах Экономического и валютного союза осуществлялось параллельное использование евро и национальных валют данных стран для осуществления безналичных расчетов, валютой платежа по Контракту с 1 января 2002 г. стало евро и соответственно, исковые требования по Контракту правомернее заявлять в евро, а не в рублях РФ.
Ответчик в ходе заседания сделал заявление о пропуске Истцом срока исковой давности для подачи иска в МКАС, который начал течь с 18 июля 1998 г. и истек 18 июля 2001 г. Ответчик пояснил, что им с Истцом было заключено два контракта, долг Ответчика по контракту N 1 является предметом спора по настоящему делу, а долг по второму контракту N 2 был полностью оплачен Ответчиком. Переговоры между Истцом и Ответчиком по контракту N 1 не велись, все письма, на которые Истец ссылается в исковом заявлении как на письма о признании задолженности по спорному Контракту, касаются только контракта N 2.
Ответчик также подтвердил получение товара от Истца по Контракту, претензий по качеству и количеству не имеет.
Возражая против доводов Ответчика о пропуске срока исковой давности, Истец ссылался на то, что ему от Ответчика поступило письмо, в котором Ответчик приносил извинения за длительную задержку в погашении долгов и заявил о том, что начиная с января 2001 г. планирует ежемесячно перечислять Истцу денежную сумму в долларах США. Содержание указанного письма, по мнению Истца, позволяет сделать вывод о том, что Ответчик имел в виду оба контракта, так как говорил о длительной задержке в погашении долгов, а не долга, тем более что задолженность Ответчика по контракту N 2 на момент получения данного письма была практически погашена.
Позже Ответчиком было направлено еще два письма, в которых Ответчик признавал имеющуюся задолженность по Контракту.
Возражая Истцу, Ответчик пояснил, что вышеуказанные письма Ответчику незнакомы, так как они подписаны генеральным директором юридической фирмы, который не был наделен Ответчиком соответствующими полномочиями. Кроме того, указанные письма не содержат прямого указания на признание задолженности, так как в них отсутствуют какие-либо ссылки на сумму задолженности либо на номер контракта.
Ответчик также настаивал на том, что письмо не касается Контракта, являющегося предметом спора по настоящему делу, а последний платеж по контракту N 2 был произведен Ответчиком только в середине 2001 г.
В связи с необходимостью документального подтверждения времени и размера платежей по обоим контрактам МКАС отложил рассмотрение дела и предложил сторонам представить документы, подтверждающие совершение платежей по контрактам.
После возобновления заседания по делу Истец представил Дополнение к исковому заявлению, в котором уточнил размер исковых требований исходя из коэффициента пересчета немецких марок к евро. Одновременно был произведен пересчет суммы процентов за пользование чужими денежными средствами.
Истец, возражая против доводов Ответчика относительно письма Ответчика от 18 января 2001 г., отметил, что указанное письмо было направлено Ответчиком в связи с многочисленными письмами Истца с требованием о погашении задолженности именно по контракту N 1 и, соответственно, данное письмо прерывает срок исковой давности.
Рассмотрев материалы дела и заслушав представителей Истца и Ответчика, МКАС пришел к следующим выводам.
1. Представленный Истцом при исковом заявлении Контракт предусматривает рассмотрение споров в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации.
На основании арбитражной оговорки Контракта и руководствуясь п. 1 ст. 16 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" от 7 июля 1993 г. и п. 5 параграфа 1 Регламента, МКАС признал себя компетентным рассматривать данный спор.
2. Согласно п. 1 ст. 28 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" и п. 1 параграфа 13 Регламента МКАС разрешает споры в соответствии с нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора. В данном случае в качестве применимого права стороны избрали действующее законодательство Российской Федерации. Соответственно, к рассматриваемым МКАС правоотношениям сторон подлежит применению законодательство Российской Федерации.
При этом МКАС в соответствии с п. 3 ст. 28 Закона "О международном коммерческом арбитраже" и п. 1 параграфа 13 Регламента МКАС принимает решение в соответствии с условиями договора и с учетом торговых обычаев, применимых к данной сделке.
3. Рассматривая заявление Ответчика об истечении срока исковой давности, МКАС пришел к следующим выводам. Ответчик в заседании ссылался на то, что течение срока исковой давности следует исчислять по окончании срока для исполнения Ответчиком оплаты за поставленный Истцом товар. Однако течение срока исковой давности было прервано признанием долга Ответчиком в письме от 18 января 2001 г., в котором он признавал задержку в погашении долгов и планировал, начиная с января 2001 г., ежемесячно перечислять денежную сумму в долларах США.
Возражение Ответчика, что это было признанием долга не по спорному контракту N 1, а только по контракту N 2, не может быть принято во внимание. Как установлено материалами дела, по состоянию на 18 января 2001 г. за Ответчиком числилась задолженность по обоим контрактам. При таких обстоятельствах выраженное в письме Ответчика согласие перечислять Истцу ежемесячно, начиная с января 2001 г., определенную денежную сумму в долларах США никак не может считаться по смыслу данного письма относящимся только к контракту N 1; тем более следует учесть, что в самом письме говорится "о долгах", а не "о долге", что по правилам логического мышления свидетельствует, скорее всего, о задолженности не по одному, а, по меньшей мере, по двум контрактам.
Таким образом, Ответчик письмом от 18 января 2001 г. признал факт задолженности перед Истцом по Контракту и тем самым в соответствии со статьей 203 ГК РФ совершил действие, свидетельствующее о перерыве течения срока исковой давности. После перерыва течение срока исковой давности началось с 19 января 2001 г. Иск заявлен Истцом 16 сентября 2002 г., т.е. в пределах установленного статьей 196 ГК РФ трехгодичного срока исковой давности.
4. Анализируя вопрос о валюте исковых требований, МКАС пришел к следующим выводам. Валютой Контракта являлись доллары США, а валютой платежа - немецкие марки. В связи с окончанием с 1 января 2002 года переходного периода, в течение которого в странах - участницах Экономического и валютного союза осуществлялось параллельное использование евро и национальных валют данных стран для осуществления безналичных расчетов, валютой платежа по Контракту с 1 января 2002 г. стало евро и, соответственно, исковые требования по Контракту должны быть определены в евро в соответствии с коэффициентами пересчета национальных валют стран-участниц Экономического и валютного союза в евро, зафиксированными решением Совета Европейского союза N 2866/98/ЕС и решением Совета Европейского союза N 1478/2000/ЕС от 19 июня 2000 г.
5. Рассмотрев исковые требования по существу, МКАС установил, что Истец на основании Контракта осуществил поставку товара, исполнив тем самым свои обязательства по Контракту надлежащим образом, что подтверждается документами, приложенными к исковому заявлению и имеющимися в деле.
В соответствии с положениями Контракта Ответчик должен был оплатить поставленный товар в течение 90 дней с даты их получения. Однако Ответчик не оплатил поставленный товар ни в этот срок, ни в более позднее время, несмотря на неоднократные напоминания Истца. Тем самым он нарушил условия Контракта и должен уплатить Истцу стоимость поставленного товара.
При этом самим Ответчиком как в ходе устного слушания дела, так и в письмах Ответчика Истцу, подтверждено получение товара, отсутствие претензий к качеству и количеству, а также признана сумма задолженности перед Истцом.
Приведенные Ответчиком в обоснование отказа от оплаты товара доводы, а именно наличие обстоятельств финансового кризиса в России в 1998 г., не могут быть приняты во внимание, поскольку обязательство платежа возникло у Ответчика за месяц до наступления финансового кризиса и, следовательно, не связано с последним причинно-следственной связью.
Исходя из изложенного и принимая во внимание уточненные в Дополнении к исковому заявлению требования Истца, МКАС считает, что требование Истца о взыскании с Ответчика суммы основной задолженности является обоснованным и подлежит удовлетворению.
6. Сумма штрафных санкций по Контракту за пользование чужими денежными средствами рассчитана Истцом в соответствии со статьей 395 ГК РФ с учетом ставки банковского процента по валютным кредитам в Германии - 7,75% в год. Однако в отношении указанной суммы начисленных Истцом процентов за пользование чужими денежными средствами МКАС считает возможным применить статью 333 ГК РФ и снизить ее размер.
7. Поскольку в соответствии с п. 1 параграфа 6 Положения об арбитражных расходах и сборах (Приложение к Регламенту МКАС) арбитражный сбор возлагается на сторону, против которой состоялось решение арбитража, уплаченный Истцом арбитражный сбор подлежит взысканию с Ответчика в полном объеме.
На основании изложенного и руководствуясь параграфами 39 - 41 Регламента МКАС, Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации взыскал с Закрытого акционерного общества, имеющего местонахождение на территории России, в пользу Фирмы, имеющей местонахождение на территории Германии, сумму основной задолженности и сумму процентов за пользование чужими денежными средствами в евро, а также расходы Истца по оплате арбитражного сбора.

[ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 12.03.2003] Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2002 года.  »
Общая судебная практика »
Читайте также