ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (Ю. Берестнев, по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 11.03.2003 n 35640/97) Уголовное преследование заявителя на основании его критических отзывов в адрес прокурора имело законную цель защиты репутации последнего и его прав с намерением позволить ему исполнять свои обязанности без неоправданного беспокойства: нарушения Статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод не было.

(жалоба N 35640/97)
По материалам Постановления
Европейского Суда по правам человека
от 11 марта 2003 года
(IV Секция)
г. Страсбург
По делу "Лешник против Словакии" Европейский Суд по правам человека (Четвертая секция), заседая Палатой в составе:
сэра Николаса Братца, Председателя Палаты,
М. Пеллонпяя,
В. Стражнички,
М. Фишбаха,
Р. Марусте,
С. Павловского,
Л. Гарлицки, судей,
а также при участии М. О"Бойла, Секретаря Секции Суда,
заседая 17 декабря 2002 г. и 4 февраля 2003 г. за закрытыми дверями,
вынес 4 февраля 2003 г. следующее Постановление:
Процедура
1. Дело было инициировано жалобой (N 35640/97), поданной в Европейскую Комиссию по правам человека 10 марта 1997 г. против Республики Словакии гражданином Словакии Алексеем Лешником (Alexej Lesnik) (далее - заявитель) в соответствии с бывшей Статьей 25 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
2. Интересы заявителя, которому была предоставлена правовая помощь, в Европейском Суде представлял Й. Хрубала (J. Hrubala), адвокат из г. Банска-Быстрица (Banska Bystrica). Власти Словакии были представлены своим Уполномоченным при Европейском Суде по правам человека П. Вршански (P. Vrsansky).
3. Заявитель, в частности, утверждал, что осуждение его за заявления в адрес государственного прокурора нарушало его свободу выражения мнения.
4. Жалобы были переданы в Европейский Суд 1 ноября 1998 г., когда вступил в силу Протокол N 11 к Конвенции (пункт 2 статьи 5 Протокола N 11 к Конвенции).
5. Жалоба была передана на рассмотрение Второй секции Европейского Суда (пункт 1 Правила 52 Регламента Суда). В соответствии с пунктом 1 Правила 26 в рамках Второй секции была создана Палата, которая должна была рассматривать данное дело (пункт 1 Статьи 27 Конвенции).
6. 1 ноября 2001 г. был изменен состав секций Европейского Суда (пункт 1 Правила 25 Регламента). Дело было передано на рассмотрение Четвертой секции в новом составе.
7. 8 января 2002 г. Европейский Суд объявил жалобу заявителя частично приемлемой для рассмотрения по существу.
8. Заявитель и власти Словакии представили замечания по существу дела (пункт 1 Правила 59 Регламента). Проведя консультации со сторонами, Палата решила, что не требуется проводить слушания по существу дела (пункт 2 Правила 59 Регламента).
Факты
I. Обстоятельства дела
9. Заявитель родился в 1940 году и проживал в г. Кошице (Kosice). Он занимался предпринимательской деятельностью.
10. 2 декабря 1991 г. заявитель обратился в прокуратуру г. Кошице с просьбой возбудить уголовное дело против Х. (Н.), предпринимателя из Чешской Республики, которого заявитель подозревал в совершении мошенничества. Просьба заявителя изучалась различными государственными органами, но уголовное дело так и не было возбуждено.
11. 4 декабря 1992 г. заявитель пожаловался в полицию, что двое неизвестных оставили у входа в его квартиру послание, в котором говорилось, что ему сломают руки, если он "не перестанет писать". 13 апреля 1993 г. заявитель пожаловался в полицию на выстрел в окно его квартиры. Заявитель утверждал, что его преследуют из-за написанных им статей о некоторых бывших членах коммунистической партии. Позже заявителю сообщили, что полиция не смогла установить личность злоумышленников.
12. 5 апреля 1993 г. заявитель пожаловался главе Службы телекоммуникации г. Кошице (Kosice Telecommunications Authority), что после замены центрального коммутатора телефонные разговоры в его агентстве часто обрывались. Заявитель утверждал, что слышал в телефонной трубке шум перед срывом звонка, напоминавший ему шум, который присутствовал раньше при прослушивании телефона коммунистической тайной полицией. Заявитель просил, чтобы дефект был устранен.
13. 10 июня 1993 г. следователь полиции возбудил против заявителя уголовное дело по подозрению в краже вещей Х. Решение было принято на основании письменного уведомления прокурора района Семили (Semily), Чешская Республика.
14. 1 ноября 1993 г. заявитель просил прокурора района Кошице прекратить уголовное дело против него. В своем письме заявитель жаловался, не сообщая деталей, что следователь полиции, рассматривающий его дело, получил информацию путем незаконного прослушивания телефона заявителя. Заявитель просил возбудить уголовное дело против неизвестного лица или лиц, которые незаконно прослушивали его телефон.
15. 6 декабря 1993 г. заявитель направил письмо П. (Р.), прокурору района Кошице I. В письме, inter alia, сообщалось следующее:
"Товарищ прокурор, после того как Вам не удалось достичь Ваших целей однажды, Вы энергично продолжаете в соответствии с практикой (бывших) агентов государственной безопасности сфабриковывать другое дело (против заявителя) так, как Вас учили делать по так называемому непогрешимому социалистическому законодательству. В связи с этим я могу Вас заверить, что не склонился перед высшими должностными лицами бывшей политической системы, а в частности (бывшими) агентами государственной безопасности, которые уделяли мне, по крайней мере, не меньше внимания, чем Вы сейчас. И сегодня я не позволю запугивать меня, тем более таким лицам, как Вы, лицам с сомнительным прошлым, не говоря уже о (Ваших) остальных качествах...
И не только мой предыдущий опыт руководства детективным агентством затрудняет ассоциирование Вас с объективностью, профессионализмом и уважением закона. По этому поводу я хотел бы Вам напомнить, что Вы также обязаны соблюдать законы, несмотря на то, что Вы считаете себя, вероятно... всемогущим лордом гор Татры (Tatra) и реки Вах (Vah) и само собой недосягаемым для кого-либо, так как Вы в данное время находитесь под протекцией товарища (М.). Нарушение законодательства может иметь для Вас неприятные последствия. На данный момент я просто упомяну о некоторых Ваших нарушениях, которые не нуждаются в комментариях".
16. Далее в письме заявитель утверждал, что адресат был ответствен за отклонение уголовной жалобы заявителя против Х. и возбуждение уголовного дела против заявителя в 1993 году, а также за незаконный приказ о прослушивании телефона заявителя.
17. П. передал письмо заявителя своему непосредственному начальнику, городскому прокурору г. Кошице. Последний направил 17 марта 1994 г. заявителю письмо, в котором сообщалось, что не подтвержден факт того, что П. отдавал приказ о прослушивании телефона заявителя или иным образом действовал неправомерно.
18. Между тем 7 марта 1994 г. заявитель пожаловался Генеральному прокурору, что П. совершил преступление, злоупотребив своими полномочиями. В письме было сказано, inter alia:
"(П.) удовлетворил ходатайство (адвоката Х.) ... не возбуждать уголовное дело против Х. в Словакии, несмотря на то, что для этого были достаточные основания... Естественно, деньги, заплаченные Х. для сокрытия его мошеннических действий, сыграли определенную роль в данном деле. Поэтому представляется необходимым проверить, не было ли при данных обстоятельствах (факта взяточничества)...
После...угрозы...следователя Отдела расследования преступлений района Кошице I по делу Х. ... я пришел в упомянутый отдел 10 июня 1993 г. После того, как я отклонил предложенное мне "соглашение", (следователь), бывший агент государственной безопасности, обвинил меня в краже (имущества) Х. в 1991 году. Таким образом, П. не желал возбуждать уголовное дело против Х. с 1991 года, а через следователя полиции, которого можно легко шантажировать, устроил так, что против меня было возбуждено уголовное дело, имеющее целью отомстить мне за обоснованные обвинения, которые я выдвигал против него. (П.) сделал это вопреки (соответствующим положениям Уголовно-процессуального кодекса), потому что до сих пор...не имеется доказательств, из которых (соответствующие государственные органы) могли бы заключить с достаточной определенностью, что я украл что-либо у Х. Впоследствии я понял, что мой телефон, используемый также моим частным детективным агентством, прослушивался, что нарушало статью 88 Уголовно-процессуального кодекса".
19. По ходатайству П. Генеральная прокуратура Словакии согласилась возбудить против заявителя уголовное дело по обвинению в оскорблении государственного прокурора. Дело было передано прокурору в г. Липтовски Микулаш (Liptovsky Mikulas). 2 июня 1994 г. заявитель был обвинен в оскорблении представителя власти в вышеупомянутых письмах от 6 декабря 1993 г. и 7 марта 1994 г.
20. В письме от 5 сентября 1994 г., адресованном в прокуратуру Кошице, заявитель предположил, что целью его запугивания в 1992 и 1993 годах было заставить его забрать свое заявление о возбуждении уголовного дела против Х. Заявитель просил, чтобы было проведено расследование.
21. В сентябре 1994 года газета "Нецензуроване новины" (Necenzurovane noviny) опубликовала статью третьего лица, описывающую детали дела заявителя. Статья была озаглавлена "Как красная чума действует в Восточной Словакии" и содержала цитаты из вышеупомянутых писем заявителя. В относящихся к делу частях статьи было написано:
"...На этом основании районная прокуратура г. Липтовски Микулаш возбудила 2 июня 1994 г. уголовное дело против А.Л. (A.L.) (заявителя). Чтобы дать читателю представление о том, что возможно в (Словакии), я процитирую текст, который, по мнению прокурора (Л. (L.)), образует состав преступления.
В письме от 7 марта 1994 г., адресованном в Генеральную прокуратуру в Братиславу, (заявитель) утверждал в отношении (прокурора П.), что тот в уголовном деле (Х.) сознательно действовал неправомерно, чтобы "удовлетворить своего друга (М.) из Кошице, бывшего председателя Городского суда Кошице, которого городской комитет Коммунистической Партии относил к числу ключевых должностных лиц и который в настоящее время является адвокатом (Х.), тем, что в Словакии против (Х.) не будет заведено уголовного дела, несмотря на достаточные к тому основания. Естественно, деньги, заплаченные (Х.) для сокрытия его мошеннической деятельности, сыграли определенную роль в данном деле. Поэтому стоило бы проверить, не было ли при данных обстоятельствах нарушения статей 161 и 162 Уголовного кодекса (которые устанавливают наказание за взяточничество).
В том же письме (заявитель) утверждал: "Впоследствии я понял, что мой телефон, используемый также моим частным детективным агентством, прослушивался, что нарушало статью 88 Уголовно-процессуального кодекса".
В письме от 6 декабря 1993 г., адресованном прокурору П., (заявитель) помимо прочего утверждал: "Товарищ прокурор, после того как Вам не удалось достичь Ваших целей однажды, Вы энергично продолжаете в соответствии с практикой (бывших) агентов государственной безопасности сфабриковывать другое дело так, как Вас учили делать по так называемому непогрешимому социалистическому законодательству. В связи с этим я могу Вас заверить, что не склонился перед высшими должностными лицами бывшей политической системы, а в частности (бывшими) агентами государственной безопасности, которые уделяли мне, по крайней мере, не меньше внимания, чем Вы сейчас. И сегодня я не позволю запугивать меня, тем более таким лицам, как Вы, лицам с сомнительным прошлым, не говоря уже о (Ваших) остальных качествах".
В том же письме заявитель писал: "И не только мой предыдущий опыт руководства детективным агентством затрудняет ассоциирование Вас с объективностью, профессионализмом и уважением закона. По этому поводу я хотел бы Вам напомнить, что Вы также обязаны соблюдать законы, несмотря на то, что Вы считаете себя, вероятно, всемогущим лордом гор Татры и реки Вах и само собой недосягаемым для кого-либо, так как Вы в данное время находитесь под протекцией товарища (М.)... Нарушение законодательства может иметь для Вас неприятные последствия. На данный момент я просто упомяну о некоторых Ваших нарушениях, которые не нуждаются в комментариях".
Итак, на основании данных заявлений прокурор (Л.) в соответствии с инструкциями (Генеральной прокуратуры) возбудил уголовное дело против господина A.Л. Любой порядочный человек должен быть изумлен, узнав о таком глупом поведении".
22. 7 ноября 1994 г. заявитель утверждал прокурору в г. Липтовски Микулаш, что он собирался покритиковать П. за неправильные действия, но никак не оскорблять его. Кроме того, заявитель сообщил прокурору, рассматривающему его дело, что он не писал никаких газетных статей по данному вопросу, а всего лишь предоставил автору соответствующие материалы.
23. 8 ноября 1994 г. городской прокурор г. Кошице направил в окружную прокуратуру г. Липтовски Микулаш уведомление о том, что в соответствии с регистрационными записями прокурор района Кошице I не выносил приказа прослушивать телефон заявителя в период с 1992 по 1994 год.
24. 23 ноября 1994 г. районный прокурор г. Липтовски Микулаш направил в Районный суд г. Липтовски Микулаш обвинительное заключение, в котором заявитель обвинялся в оскорблении представителя власти. 25 ноября 1994 г. районный суд г. Липтовски Микулаш передал дело по подсудности в суд района Кошице I. Так как прокурор, о котором писал заявитель в письмах, исполнял свои должностные обязанности в том же округе, Городской суд Кошице 9 марта 1995 г. передал дело заявителя в Суд района Требишов (Trebisov).
25. 25 апреля 1995 г. Суд района Требишов вынес приговор, в котором заявитель обвинялся в оскорблении представителя власти на том основании, что в вышеупомянутых письмах от 6 декабря 1993 г. и 7 марта 1994 г. он оскорбил прокурора. Суд приговорил заявителя к четырем месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в один год.
26. Заявитель подал апелляцию на приговор. Дело было передано другому судье. 25 июня 1996 г. Суд района Требишов осудил заявителя в соответствии с пунктом 3 статьи 156 Уголовного кодекса в оскорблении представителя власти и приговорил его к четырем месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в один год. В судебном решении указывалось, в частности, что в своих письмах заявитель утверждал, что прокурор осознанно действовал противоправно в отношении ходатайства заявителя от 1991 года о возбуждении уголовного дела против Х.; что прокурор действовал таким образом по просьбе адвоката Х.; наконец, что Х. заплатил ему за это некоторую сумму денег. Районный суд отметил также, что заявитель обвинил П. в нежелании поддержать уголовную жалобу заявителя, в вынесении приказа о возбуждении уголовного дела против заявителя и в незаконном прослушивании телефона заявителя.
27. Далее в судебном решении говорилось, что заявитель не доказал, что прокурор не действовал в соответствии с законодательством. На этом основании суд заключил, что утверждения заявителя были клеветническими и грубо оскорбительными.
28. Районный суд не принял оправдания заявителя, что единственной целью его писем было заставить должным образом рассмотреть его просьбу

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 5-Г03-18 от 07.03.2003 В принятии к рассмотрению заявления о признании незаконным бездействия государственных органов и об обязании их выполнять свои конституционные обязанности по защите прав гражданина России отказано в связи с неподсудностью дела неправомерно, поскольку в принятии заявления должно быть отказано в связи с неподведомственностью.  »
Общая судебная практика »
Читайте также