[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 78-о03-12 от 05.03.2003] Приговор суда изменен в связи с неправильной квалификацией содеянного, поскольку в случае совершения разбоя при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных несколькими частями статьи 162 Уголовного кодекса РФ, действия виновного при отсутствии реальной совокупности преступлений подлежат квалификации лишь по той части статьи, по которой предусмотрено более строгое наказание.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 5 марта 2003 года
Дело N 78-о03-12
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Лутова В.Н.,
судей Сергеева А.А.,
Степанова В.П.
рассмотрела в судебном заседании от 5 марта 2003 г. кассационные жалобы осужденного Ременюка С.В. и защитника Ольховской Е.К. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 19 ноября 2002 г., которым Ременюк Сергей Владимирович, родившийся 25 августа 1978 года в с. Ворошиловке Тыровского района Винницкой области Украинской ССР, осужден по п. п. "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по п. "в" ч. 3 ст. 163 УК РФ - к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по п. п. "б", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к 16 годам лишения свободы, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к 19 годам лишения свободы строгого режима с конфискацией имущества.
По этому же делу осужден Кириллов Р.В., приговор в отношении которого не обжалован.
Заслушав доклад судьи Сергеева А.А., мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего оставить приговор без изменения, Судебная коллегия
установила:
в кассационной жалобе Ременюк С.В. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство. При этом утверждает, что суд необоснованно разделил разбой на два эпизода и неправильно квалифицировал его действия по ч. 2 ст. 162 УК РФ. Отрицает совершение убийства Романова, а показания Кириллова считает оговором. Полагает, что в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения суд должен был в резолютивной части приговора указать об оправдании. Обращает внимание на то, что оглашение протокола его очной ставки с потерпевшим Протасовым происходило в присутствии последнего.
Адвокатом Ольховской в защиту Ременюка подана кассационная жалоба с просьбой об отмене приговора. При этом адвокат утверждает об ошибочном осуждении подзащитного за разбой по двум статьям УК РФ. Полагает, что не были учтены показания потерпевшего Протасова о совершении разбоя тремя лицами, а суд вышел за пределы предъявленного подзащитному обвинения, осудив его по ч. 3 ст. 163 УК РФ.
Судебная коллегия считает, что приговор в отношении Ременюка подлежит изменению по следующим основаниям.
Ременюк признан виновным в том, что 11 февраля 2001 года он и Кириллов, сломав замок на воротах, проникли в ремонтируемое здание с целью хищения находившихся там электроинструментов. В одной из комнат здания Ременюк напал на рабочего Протасова и нанес ему удары обрезком арматуры. Кириллов также наносил потерпевшему удары. Когда Протасов потерял создание, Ременюк направился в помещение, где находился сторож Романов, и также нанес тому удары обрезком арматуры. От полученных повреждений Романов умер на месте происшествия. Завладев электроинструментами на сумму 57500 рублей, Ременюк и Кириллов с похищенным скрылись.
Действия Ременюка в отношении Протасова квалифицированы в приговоре по п. п. "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (разбой, то есть нападение с целью хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенное с незаконным проникновением в помещение, с применением предмета, используемого в качестве оружия), а в отношении Романова по п. п. "б", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (разбой, то есть нападение с целью хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенное с незаконным проникновением в помещение, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего).
С такой квалификацией совершенного Ременюком разбоя согласиться нельзя. В случае совершения этого преступления при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных несколькими частями ст. 162 УК РФ, действия виновного при отсутствии реальной совокупности преступлений подлежат квалификации лишь по той части указанной статьи, по которой предусмотрено более строгое наказание. Несмотря на то, что Ременюк последовательно напал на двоих потерпевших, эти его действия не образуют совокупности преступлений, так как совершены в процессе одного разбоя. Поэтому действия Ременюка должны быть квалифицированы только по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный с незаконным проникновением в помещение, с применением предмета, используемого в качестве оружия и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Квалификация его действий по п. п. "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ является излишней и подлежит исключению из приговора.
В связи с указанным обстоятельством, наказание, назначенное Ременюку по совокупности преступлений, подлежит смягчению.
В остальном приговор в отношении него отмене или изменению не подлежит, поскольку является законным, обоснованным и справедливым.
Вина Ременюка в совершенных преступлениях подтверждается доказательствами, исследованными в судебном заседании и подробно изложенными в приговоре. В частности, совершение им убийства Романова подтверждается показаниями Кириллова, которому Ременюк сообщил, что "вырубил" сторожа. Оснований не доверять показаниям Кириллова не имеется, так как они подтверждаются показаниями свидетеля Орлова, из которых следует, что Ременюк брал у него отрезок арматуры, а в процессе хищения предполагал нападение на сторожа. Согласно заключениям судмедэксперта, смерть Романова последовала в результате черепно-мозговой травмы, которая могла быть причинена обнаруженным на месте происшествия фрагментом арматурного прута.
На предварительном следствии потерпевший Протасов первоначально заявлял о нападении на него трех человек, а в дальнейшем пояснял, что не может утверждать о троих нападавших. В судебном заседании он показал, что на него напали два человека. Показаниями Кириллова также подтверждается, что на Протасова сначала напал Ременюк, а затем и он - Кириллов. При таких обстоятельствах вывод суда о совершении разбоя двумя лицами является правильным.
Удаление потерпевшего Протасова из зала судебного заседания на время оглашения протокола его очной ставки с Ременюком уголовно-процессуальным законом не предусмотрено. В соответствии с положениями ч. 1 ст. 249 УПК РФ, судебное разбирательство происходит при участии потерпевшего.
Из рукописного подлинника приговора усматривается, что Ременюк признан виновным и осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ. Назначение ему наказания по п. "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ содержится не в подлиннике, а в копии приговора, что не является основанием к его отмене или изменению.
В случае отказа прокурора от обвинения в ходе судебного разбирательства судья, в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 239 УПК РФ, выносит постановление о прекращении уголовного дела. Это требование в отношении Ременюка судом выполнено. Оправдание обвиняемого в указанном случае законом не предусмотрено.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Санкт-Петербургского городского суда от 19 ноября 2002 года в отношении Ременюка Сергея Владимировича изменить, исключив его осуждение по п. п. "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "б", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, окончательно назначить Ременюку С.В. восемнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.
В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы Ременюка С.В. и защитника Ольховской Е.К. без удовлетворения.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 18кп003-14 от 05.03.2003] Приговор в части осуждения по ст. ст. 30 ч. 1, 205 ч. 2 п. а УК РФ отменен, и дело направлено на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства, поскольку выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, без устранения которых невозможно решить вопрос о виновности или невиновности осужденных.  »
Общая судебная практика »
Читайте также