ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 5-В03-28 от 28.02.2003 Дело по жалобе на действия Независимого профсоюза военнослужащих РФ передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции, поскольку заслуживают внимания доводы надзорной жалобы о нелегитимности съезда профсоюза в связи с допущенными нарушениями законодательства и Устава профсоюза и о принятых им незаконных решениях.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 28 февраля 2003 года
Дело N 5-В03-28
Судья Верховного Суда Российской Федерации В.И. Нечаев, рассмотрев истребованное по надзорной жалобе Ш., К., Г., Л., О., Ж. дело по жалобе указанных граждан на действия Независимого профсоюза военнослужащих РФ,
установил:
Ш., К., Г., Л., О., Ж. обратились в суд с жалобой на действия Независимого профсоюза военнослужащих РФ и просили признать недействительными решения пленума УК НПСВ от 06.05.1997 и 3-го съезда НПСВ, ссылаясь на то, что они являются незаконными, нарушающими их права избираться и быть избранными, а также на то, что на съезде не было кворума, нарушен порядок его созыва и проведения.
Ответчики жалобу не признали.
Решением Гагаринского межмуниципального суда ЮЗ АО г. Москвы от 03.11.1998 в удовлетворении жалобы отказано.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22.12.1998 решение оставлено без изменения.
В надзорной жалобе Ш. и другие просят судебные постановления, состоявшиеся по данному делу, отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Указанное дело по надзорной жалобе Ш. и других истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.
Дело надлежит передать для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - президиум Московского городского суда.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.
В надзорной жалобе заявители указывают, что судом были допущены существенные нарушения норм процессуального права, выразившиеся, по их мнению, в следующем.
Основным выводом суда, в соответствии с которым им отказано в удовлетворении требований, является то, что ни решения пленума НПСВ, ни решения 3-го съезда НПСВ не нарушили права ни одного из заявителей.
Между тем вопреки требованиям ч. 4 ст. 197 ГПК РСФСР, действовавшей на момент рассмотрения спора судом, этот вывод какими-либо доказательствами не подтвержден и они в решении суда не приведены.
По мнению заявителей, юридическая квалификация установленным в суде фактам не дана по основным вопросам, связанным с нелегитимностью III съезда НПСВ.
В суде бесспорно установлено, и это является главным в оценке нарушения чьих-либо прав, что процедура созыва съезда, процедура его проведения, принятие решений осуществлялись с грубыми нарушениями действующего законодательства и Устава НПСВ, а именно требований, содержащихся в статьях 52 и 53 ГК РФ, статье 7 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" от 10.01.1996, а также в статьях 5, 6, 11 Устава НПСВ.
В частности, согласно требованиям п. 1 ст. 52 ГК РФ юридическое лицо, в данном случае НПСВ, действует на основании устава.
Из п. 1 ст. 53 ГК РФ следует, что юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности только в соответствии с этим учредительным документом.
В силу ст. 7 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности", профсоюзы самостоятельно разрабатывают и утверждают свои уставы.
В соответствии со ст. ст. 5, 6 Устава НПСВ решения о созыве съезда, норме представительства, порядке выборов делегатов и повестке дня съезда определяются и доводятся до первичных (территориальных) организаций только пленумом ЦК НПСВ.
Заявители указывают, что пленум НПСВ был проведен 6 мая 1997 г., а съезд НПСВ прошел 07.05.1997, то есть на следующий день после пленума.
Эти данные, по их мнению, исключают возможность проведения в регионах выборов делегатов и делегирования их на съезд конференциями с необходимыми юридическими полномочиями.
Поэтому ни один из делегатов съезда в установленном Уставом НПСВ порядке на съезд не делегировался и в силу этого не обладал как в квалифицированном кворуме съезда, так и в каждом конкретном случае правом на принятие законных решений от имени съезда, а тем более, от имени членов профсоюзных организаций.
С учетом изложенного заявители считают, что приведенные нарушения конкретных норм законодательства и Устава НПСВ в конечном итоге обусловили в целом нелегитимность третьего съезда НПСВ, а отсутствие у него юридических полномочий в момент проведения привело к принятию незаконных решений, затрагивающих не только их права, но и всех членов НПСВ.
Кроме того, Ж., О., Л. утверждают, что ссылка суда на пропущенный ими, установленный ч. 1 ст. 239.5 ГПК РСФСР, срок для обращения в суд несостоятельна. Поскольку о нарушении своих прав они узнали в ноябре - декабре 1997 г., а в суд обратились 8 декабря 1997 г.
Эти доводы заслуживают внимания, в связи с чем дело вместе с надзорной жалобой Ш. и других заявителей и настоящим определением следует направить для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.
На основании изложенного, руководствуясь статьей 384 Гражданского процессуального кодекса РФ,
определил:
дело по жалобе Ш., К., Г., Л., О., Ж. на действия Независимого профсоюза военнослужащих РФ направить для рассмотрения по существу в президиум Московского городского суда.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 5-В02-404 от 28.02.2003 Дело по иску о признании договоров обмена и купли-продажи квартиры недействительными передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции, поскольку судом не принято во внимание то, что заявитель является добросовестным приобретателем и собственник вправе истребовать свое имущество лишь в случае, когда это имущество выбыло из его владения помимо его воли, не решен вопрос о реституции.  »
Общая судебная практика »
Читайте также