ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Н. Вилкова, Хозяйство и право n 3, 2003 г.) Гражданский кодекс Российской Федерации и практика Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации.

И ПРАКТИКА МЕЖДУНАРОДНОГО КОММЕРЧЕСКОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА
ПРИ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ РФ
В 2003 году исполнилось восемь лет со дня введения в действие с 1 января 1995 года части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, семь лет - со дня введения в действие с 1 марта 1996 года части второй Кодекса, с 1 марта 2002 года вступила в силу часть третья ГК РФ. Таким образом, более семи лет действуют основополагающие правила о вещных правах, прежде всего о праве собственности, общие положения договорного права, более шести лет действуют правила об отдельных видах договоров, приобретен опыт применения ГК РФ, в том числе в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ (далее - МКАС). За 70 лет деятельности МКАС накопил значительный опыт применения при разрешении споров из международных контрактов как международных соглашений, так и отечественного законодательства. Применяя отечественное законодательство, МКАС не только выносит решения по сложнейшим вопросам реализации договорных отношений, но и предоставляет иностранным фирмам возможность ознакомиться с современным гражданским законодательством России. Согласование во многих случаях в международных контрактах применения российского права свидетельствует об авторитете ГК РФ и подтверждает соответствие его предписаний потребностям рыночной экономики.
С принятием трех частей Гражданского кодекса РФ возникла реальная правовая база для формирования российского рынка. Новый ГК РФ гармонично сочетает традиции русского кодифицированного законодательства и современные достижения отечественной и зарубежной цивилистической мысли, отраженной в документах как международно-правовой унификации в виде международных конвенций ООН<*>, так и в виде частноправовой унификации в виде Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА <**>.
------------------------------------
<*> См.: Брагинский М.И. Венская конвенция 1980 г. и ГК РФ / Венская конвенция ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров. К 10-летию ее применения Россией / Сост. М.Г. Розенберг. - М.: Статут, 2001. С. 14 - 17.
<**> Принципы международных коммерческих договоров / Пер. с англ. А.С. Комарова М: МЦФЭР, 1996.
Новый Гражданский кодекс РФ представляет третью в послереволюционный период развития нашей страны кодификацию гражданско-правовых отношений. Первый ГК РСФСР, принятый в 1922 году, в силу многоукладности экономики того времени и последовавшего затем периода новой экономической политики (НЭП) сохранил многие элементы регулирования рыночных отношений (обширные положения о вещных правах и о залоге как способе обеспечения интересов кредиторов, об объединениях лиц и капиталов в виде товариществ и акционерных обществ, подробное регламентирование договора купли-продажи). Второй кодекс - ГК РСФСР, принятый в 1964 году, в основном отражал планово-регулируемый характер имущественных отношений. Вследствие практически полного превалирования в экономике государственной собственности были исключены правила о торговых товариществах, а договор купли-продажи (которому отводилось место лишь как договору, опосредующему отношения с участием граждан) был заменен договором поставки, основные условия заключения и исполнения которого определялись специальными актами органов государственного управления.
В третьем, современном ГК РФ закреплены принципы рыночных отношений, состоящие в признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав и их судебной защиты. Принцип свободы договора конкретизируется признанием за участниками гражданского оборота права на приобретение и осуществление своих гражданских прав своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых, не противоречащих законодательству условий договора (ст. 1 ГК РФ). К регулируемым гражданским законодательством отношениям Кодекс относит: определение правового положения участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, регулирование договорных и иных обязательств, а также другие имущественные и связанные с ними неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников (ст. 2 ГК РФ).
Поскольку согласно ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью правовой системы, первостепенное значение имеет анализ содержания ст. 7 ГК РФ. Во-первых, наряду с международными договорами РФ общепризнанные принципы и нормы международного права (под которыми понимается международное публичное право) представляют собой составную часть правовой системы (например, принцип справедливости и добросовестности в международных отношениях, принцип соблюдения принятых обязательств, то есть правила ius cogens); во-вторых, международные договоры применяются к регулируемым Кодексом отношениям непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта; в-третьих, закреплен признанный во всех отраслях права приоритет международного договора над правилами гражданского законодательства.
Важным представляется включение согласно ст. 5 ГК РФ обычая делового оборота <*> в российскую правовую систему и определение его соотношения с иными регуляторами гражданско-правовых отношений: обычаи делового оборота, противоречащие обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договору, не применяются. В связи с этим существенное практическое значение имеет постановление правления Торгово-промышленной палаты Российской Федерации от 28 июня 2001 года N 117-13, которым Правила толкования международных торговых терминов Инкотермс 2000 признаны на территории РФ торговым обычаем. В п. 6 ст. 1211 ГК РФ предусмотрено: если в договоре использованы принятые в международном обороте торговые термины, при отсутствии в договоре иных указаний считается, что сторонами согласовано применение к их отношениям обычаев делового оборота, обозначаемых соответствующими торговыми терминами.
------------------------------------
<*> Обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе.
Следовательно, при согласовании продавцом и покупателем торгового термина и при отсутствии дополнительных указаний в договоре международной купли-продажи товаров в качестве обычая делового оборота будут применяться правила Инкотермс 2000<*>, что обеспечит определенность и предсказуемость его применения участниками контрактов международной купли-продажи товаров и смежных международных контрактов.
------------------------------------
<*> О соотношении Конвенции ООН 1980 года о договорах международной купли-продажи товаров и Инкотермс 2000 см.: Вилкова Н.Г. Венская конвенция 1980 г. и документы Международной торговой палаты / Венская конвенция ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров. К 10-летию ее применения Россией. С. 18 - 22.
Обобщение опубликованных в сборниках практики МКАС при ТПП РФ решений 1995 - 2000 годов <*> выявляет количество случаев применения отдельных статей ГК РФ, Основ гражданского законодательства 1991 года (в основном коллизионных норм) и ГК РСФСР 1964 года.
------------------------------------
<*> Практика Международного коммерческого арбитражного суда: Научно-практический комментарий / Сост. и авт. М.Г. Розенберг. М.: МЦФЭР, 1997; Арбитражная практика за 1996 - 1997 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 1998; Арбитражная практика МКАС при ТПП РФ за 1999 - 2000 гг. / Сост М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2002. Поскольку содержание сборников арбитражной практики за 1995 - 1998 годы широко известно, интересно проследить различные случаи применения ГК РФ при разрешении споров в МКАС при ТПП РФ за последние годы.
-------------------------------T-----T-----------T----T-----------¬
¦ ¦1995 ¦1996 - 1997¦1998¦1999 - 2000¦
+------------------------------+-----+-----------+----+-----------+
¦ГК РФ ¦17 ¦52 ¦84 ¦113 ¦
¦Из них определение ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦применимого права в процентах ¦13 ¦23 ¦20 ¦17 ¦
¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ОГЗ 1991 года ¦38 ¦49 ¦36 ¦30 ¦
¦Из них определение применимого¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦права в процентах ¦7 ¦23 ¦28 ¦25 ¦
¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ГК РСФСР 1964 года ¦49 ¦26 ¦10 ¦11 ¦
¦Из них определение применимого¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦права в процентах ¦11 ¦5 ¦3 ¦3 ¦
L------------------------------+-----+-----------+----+------------
При этом в практике МКАС при ТПП РФ встречаются различные варианты применения ГК РФ. Обобщение опубликованных за 1995 - 2000 годы решений МКАС выявляет следующие случаи.
1. Применение ГК РФ по вопросам личного статута российского участника внешнеэкономической сделки, включая применение ГК РФ при решении вопроса о недействительности внешнеэкономической сделки, заключенной российским участником такой сделки.
В деле N 55/1998, решение от 10 июня 1999 года <*>, предметом рассмотрения стал вопрос о действительности изменений контракта, совершенных посредством сообщений по факсу. Доводы ответчика о недействительности упомянутых факсимильных сообщений, вносящих изменения в положения контракта, в связи с тем, что они не считаются совершенными в письменной форме, не признаны МКАС обоснованными. Конвенция ООН 1980 года о договорах международной купли-продажи товаров (далее - Венская конвенция) подлежала на основании п. 1 "b" ст. 1 применению как составная часть права страны продавца. Она не касается действительности договора или каких-либо его положений (ст. 4), а также не содержит общих принципов, которые могли бы послужить основой для решения вопроса о действительности договора. Как отмечено в Комментарии к Венской конвенции <**>, когда обязательность соблюдения письменной формы вытекает из норм национального права, этими нормами определяются требования к ее соблюдению.
------------------------------------
<*> Практика МКАС при ТПП РФ за 1999 - 2000 гг. С. 111 - 116.
<**> Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. М.: Юридическая литература, 1994. С. 43.
Именно требованиями российского права к форме внешнеэкономических сделок и было вызвано заявление нашей страны по этому вопросу, сделанное на основании ст. 96 Конвенции.
На момент подписания сторонами контракта (22 января 1996 года) действовала часть первая ГК РФ, в ст. 162 которого установлена обязательность соблюдения простой письменной формы в отношении внешнеэкономических сделок. На основании п. 2 ст. 434 ГК РФ <*> было признано, что факсимильная связь, представляющая вид электронной связи, прямо предусмотрена российским законодательством в качестве допустимого способа заключения договора в письменной форме. Истец доказал, что факсимильные сообщения об изменении условий поставки товара выполнены на бланках московского представительства фирмы ответчика, подписаны представителем ответчика, являющимся тем же лицом, которое подписало с истцом основной контракт и чьи полномочия сторонами не оспариваются; в верхнем левом углу факсов имеется отбивка, содержащая название отправителя - фирмы ответчика. Поэтому МКАС был сделан вывод о том, что указанные документы действительны и направлялись именно ответчиком через его представительство в Москве.
------------------------------------
<*> Договор в письменной форме может быть заключен как путем составления одного документа, подписанного сторонами, так и путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.
2. Применение ГК РФ в качестве основного обязательственного статута внешнеэкономической сделки:
2.1. при избрании сторонами международного контракта российского права, либо в контракте (например, дело N 410/1998, решение от 22 июля 1999 года <1>), либо в заседании арбитража (например, дело N 163/1998, решение от 17 июня 1999 года <2>, дело N 342/1998, решение от 17 мая 1999 года <3>, дело N 302/1996, решение от 27 июля 1999 года <4>);
------------------------------------
<1> Практика МКАС при ТПП РФ за 1999 - 2000 гг. С. 135 - 140.
<2> Там же. С. 117 - 120.
<3> Там же. С. 96 - 98.
<4> Там же. С. 141 - 147.
2.2. при отсутствии соглашения сторон о применимом праве:
2.2.1. на основании примененных арбитражем действующих коллизионных норм <*>. Данная ситуация возникла в деле N 278/1998, решение от 8 апреля 1999 года <**>. Иск был предъявлен китайским продавцом к российскому покупателю в связи с неполной оплатой товара, поставленного по контракту от 23 апреля 1997 года. Требование включало среди прочего также уплату предусмотренного контрактом штрафа за просрочку платежа. Сторонами в контракте не было согласовано применимое право. В исковом заявлении истец основывал свои требования на нормах российского права и в заседании просил также о применении российского права. Ответчик не заявил возражений против применения российского права.
------------------------------------
<*> Поскольку третья часть ГК РФ вступила в силу с 1 марта 2002 года, опубликованные решения МКАС основаны на коллизионных нормах Основ гражданского законодательства 1991 года.
<**> Практика МКАС при ТПП РФ за 1999 - 2000 гг. С 73 - 75.
С учетом п. 2 ст. 28 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" МКАС определил в качестве применимого право РФ. Рассматривая требование истца об уплате штрафа, арбитры признали право истца на взыскание штрафа за просрочку в оплате товара. Однако, руководствуясь ст. 10 и 333 ГК РФ и с учетом обстоятельств дела, МКАС уменьшил присуждаемую в пользу истца сумму неустойки.
В деле N 416/1998, решение от 17 января 2000 года <*>, иск был предъявлен кипрской фирмой к двум российским организациям в связи с неполной оплатой выполненных работ по капитальному

ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (Ю. Берестнев, по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 25.02.2003 n 51772/99) По делу оспаривается жалоба о праве на защиту источников получения журналистами информации, а также право на уважения жилища. Имело место нарушение Статей 8 и 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.  »
Общая судебная практика »
Читайте также