ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 5-В03пр-21 от 21.02.2003 Дело по иску о выселении из принадлежащей на праве личной собственности квартиры в связи со сносом дома направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку суд допустил нарушение конституционных и жилищных прав собственника, существенно нарушил нормы материального и процессуального права, повлекшие вынесение незаконного решения.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 21 февраля 2003 года
Дело N 5-В03пр-21
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Кнышева В.П.,
судей Кебы Ю.Г.,
Василевской В.П.
рассмотрела в судебном заседании от 21 февраля 2003 г. протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на судебные постановления по иску префектуры ЗАО г. Москвы к М. о выселении.
Заслушав доклад судьи Василевской В.П. и заключение прокурора Засеевой Э.С., поддержавшей протест, Судебная коллегия
установила:
префектура ЗАО г. Москвы обратилась в суд с иском к М. о его выселении из принадлежащей ему на праве личной собственности квартиры 48 дома 11 по ул. Пудовкина в г. Москве с предоставлением другого жилого помещения в связи со сносом дома на основании постановления правительства г. Москвы N 241 от 12.03.96.
Решением Никулинского межмуниципального суда г. Москвы от 17 октября 2001 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда от 6 декабря 2001 г., исковые требования удовлетворены.
Протест прокурора г. Москвы на данные судебные постановления постановлением президиума Мосгорсуда от 08.08.02 оставлен без удовлетворения.
В настоящем протесте поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права, повлекшим вынесение незаконного решения, и направлении дела в суд первой инстанции на новое рассмотрение.
Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, обсудив доводы протеста и проверив материалы дела, находит судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.
Конституцией Российской Федерации установлены юридические гарантии права частной собственности.
В силу ст. 35 Конституции РФ частная собственность охраняется законом, принудительное отчуждение такого имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.
Аналогичные положения содержатся и в Жилищном кодексе РФ - ст. 49.3, а также Законе г. Москвы от 09.09.98 "О гарантиях города Москвы лицам, освобождающим жилые помещения", при этом законами установлена необходимость получения согласия собственника на замену жилья; ему же предоставлено право выбора на возмещение компенсации - в денежной или натуральной форме.
Материалы дела свидетельствуют о том, что указанные конституционные юридические гарантии права частной собственности в отношении М. не были соблюдены. Данных о том, что префектурой принимались меры к заключению с М. предварительного договора и ему предлагалось предварительное и равноценное возмещение, в деле нет. Более того, в судебном заседании ответчик настаивал на выплате ему денежной компенсации - рыночной стоимости занимаемой им квартиры, но суд и последующие судебные инстанции оставили его законное требование без внимания (л.д. 21).
Доводы суда о предоставлении М. равноценного жилья - двухкомнатной квартиры общей площадью 54,3 кв. метра и стоимостью 19850 долларов США вместо занимаемой площадью 42,9 кв. метров, стоимостью 7300 долларов США - не основаны на законе, поскольку представленные суду справки БТИ инвентаризационной (а не рыночной) стоимости квартир не соответствуют требованиям ст. 54 ГПК РСФСР о допустимости доказательств.
Одним из видов предоставления равноценного возмещения изымаемого жилого помещения является покупка ответчику равноценной квартиры в районе его проживания, что тем более вызывалось необходимостью с учетом преклонного возраста, состояния здоровья М. и в связи с этим нахождения на учете в ведомственной поликлинике по месту жительства.
Однако и в этой части требования закона и доводы ответчика оставлены судом без обсуждения.
Согласно ст. 35 Конституции РФ принудительное отчуждение имущества, принадлежащего гражданам на праве частной собственности, возможно лишь для государственных нужд. Доводы суда о сносе дома на основании постановления правительства г. Москвы от 12.03.96, в котором расположена квартира ответчика, ничем не подтверждены, названное постановление к материалам дела не приобщено, судом в нарушение ст. ст. 192, 194, 197 ГПК РСФСР не исследовалось, причины и цели сноса дома не установлены.
Таким образом, суд допустил нарушение конституционных и жилищных прав собственника М., существенно нарушил нормы материального и процессуального права, повлекшие вынесение незаконного решения, что на основании ст. 387 ГПК РФ является основанием к отмене как судебного решения, так и последующих судебных постановлений, которыми незаконное решение оставлено без изменения.
При новом разбирательстве необходимо учесть изложенное и постановить решение, отвечающее требованиям закона.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 390 ГПК РФ, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
определила:
протест прокурора удовлетворить.
Решение Никулинского межмуниципального суда г. Москвы от 17 октября 2001 г. и последующие судебные постановления отменить и дело направить в тот же суд первой инстанции на новое рассмотрение.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 49-Г03-6 от 21.02.2003 Заявление о признании противоречащими федеральному законодательству отдельных положений Закона Республики Башкортостан от 14.01.1997 О Конституционном Суде Республики Башкортостан удовлетворено правомерно, поскольку оспариваемые положения содержат полномочия, которые не отнесены к компетенции Конституционного Суда Республики Башкортостан, что противоречит федеральному законодательству.  »
Общая судебная практика »
Читайте также