ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 66-Д05-9 от 06.09.2005 Об изменении приговора, переквалификации действий осужденного с ч. 3 ст. 30, п. а ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ и смягчении назначенного наказания.

НАДЗОРНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 6 сентября 2005 года
Дело N 66-Д05-9
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Линской Т.Г.,
судей Русакова В.В.,
Саввича Ю.В.
рассмотрела в судебном заседании 6 сентября 2005 года надзорную жалобу осужденного Г. на приговор Иркутского областного суда от 21 октября 1999 года, по которому Г., 24 ноября 1954 года рождения, уроженец г. Якутска, ранее судим: 25 января 1993 года по ч. 1 ст. 108; ч. 3 ст. 206 УК РСФСР к шести годам лишения свободы, освобожден условно-досрочно на один год пять месяцев двадцать три дня в соответствии с Указом Президента РФ о помиловании, осужден по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ к двенадцати годам лишения свободы; по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ к шестнадцати годам лишения свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено восемнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.
Постановлено взыскать с Г. в счет возмещения ущерба 2626 рублей в пользу Шелеховской ЦРБ.
Г. признан виновным и осужден за покушение на убийство А.; за убийство двух лиц - А.С., 1965 года рождения, и А.Ю., 1946 года рождения, совершенные 21 мая 1999 года на ст. "Родниковый" Шелеховского района Иркутской области.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., мнение прокурора Цыганковой Е.И., полагавшей судебное решение в отношении Г. изменить, Судебная коллегия
установила:
в надзорной жалобе осужденный Г., выражая несогласие с приговором, оспаривает правильность квалификации его действий, полагая, что в момент убийства находился в состоянии аффекта, поскольку потерпевшие его избили, и с учетом сложившихся неприязненных отношений он реально опасался за свою жизнь.
Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.
Виновность осужденного Г. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, и не оспаривается в жалобе.
Вместе с тем действия Г. по эпизоду покушения на убийство А. судом первой инстанции квалифицированы не верно. Материалами дела установлено, и это отражено в приговоре, что между Г. и потерпевшими А., А.Ю. и А.С. сложились неприязненные отношения из-за недовольства последних в подаче Г. заявления о незаконной порубке А.Ю. леса для строительства забора и ремонта дома. 21 мая 1999 года сгорел дом, в котором проживали потерпевшие, ставшие подозревать Г. в умышленном поджоге дома. Для выяснения отношений вначале А., а затем А.Ю. и А.С. направились в дом Г. и, когда последний открыл дверь, А. схватила Г. за волосы. В ответ на эти действия Г. нанес имевшимся у него ножом два удара А., а затем этим же ножом нанес множественные удары А.С. и А.Ю. Смерть А. не наступила по независящим от воли Г. причинам - в результате своевременно оказанной медицинской помощи жизнь А. была спасена.
Таким образом, при совершении покушения на убийство в отношении А. действия Г. следует переквалифицировать с ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ как покушение на убийство, совершенное на почве личных неприязненных отношений.
Действия Г. по факту убийства А.С. и А.Ю. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство двух лиц судом первой инстанции квалифицированы правильно.
Доводы осужденного о том, что убийство было совершено в состоянии физиологического аффекта, по мнению Судебной коллегии, не могут быть признаны состоятельными, поскольку противоречат имеющимся доказательствам. Как следует из акта амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы Г. в момент совершения преступлений не находился в состоянии аффекта либо ином эмоциональном состоянии, приравненном к аффекту. Из материалов дела явствует, что при совершении преступлений Г. совершал осмысленные, целенаправленные, контролируемые действия. При таких данных в действиях Г. не усматривается необходимых признаков физиологического аффекта. Об этом же свидетельствуют и последующие действия Г., который сразу же после убийства потерпевших скрылся с места происшествия и на несколько дней ушел в тайгу.
Учитывая наряду со степенью общественной опасности совершенных Г. преступлений, а также противоправное поведение потерпевших, Судебная коллегия считает необходимым смягчить Г. наказание как за отдельно совершенные преступления, так и по совокупности преступлений.
Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 407, 408 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Иркутского областного суда от 21 октября 1999 года в отношении Г. изменить: переквалифицировать действия Г. с ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на десять лет.
Смягчить Г. назначенное по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание до четырнадцати лет лишения свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105; п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
В остальной части тот же приговор в отношении Г. оставить без изменения, надзорную жалобу осужденного Г. - без удовлетворения.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВАС РФ n 5261/05 от 06.09.2005 Дело по иску о выплате действительной стоимости доли истцов в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью в связи с выходом их из общества направлено на новое рассмотрение, поскольку арбитражным судом неполно исследованы все обстоятельства дела.  »
Общая судебная практика »
Читайте также