ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 31-В03пр-1 от 18.02.2003 В удовлетворении искового заявления о признании права собственности на долю в наследственном имуществе по завещанию отказано правомерно, поскольку истец не является наследником лица, имевшего обязательную долю в наследстве, ни по закону, ни по завещанию, а положения гражданского законодательства о приращении наследственных долей в данном случае неприменимы.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 февраля 2003 года
Дело N 31-В03пр-1
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Кнышева В.П.,
судей Корчашкиной Т.Е.,
Беспаловой З.Д.
рассмотрела в открытом судебном заседании от 18 февраля 2003 года гражданское дело по иску Д. к Комитету по управлению имуществом г. Канаш, нотариусу нотариальной конторы г. Канаш о признании права собственности на 1/3 долю наследственного имущества по завещанию по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на постановление президиума Верховного Суда Чувашской Республики от 9 августа 2002 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
установила:
Д. обратился в суд с иском к Комитету по управлению имуществом города Канаш и нотариусу нотариальной конторы этого города о признании права собственности на 1/3 долю наследственного имущества, причитающегося ему по завещанию.
Иск мотивировал тем, что 13.12.2000 умерла его бабушка Г., завещавшая ему все имущество, в том числе однокомнатную квартиру, расположенную по адресу: г. Канаш, пр. Ленина, д. 19, кв. 35, а 20.01.2001 умер муж Г. - Ф., имевший право на обязательную долю в наследстве. Считает, что в соответствии со ст. 551 ГК РСФСР Ф. являлся отпавшим наследником и причитавшаяся последнему доля должна перейти к нему, истцу по делу.
Решением мирового судьи судебного участка N 2 города Канаш Чувашской Республики от 28.09.2001 в удовлетворении исковых требований отказано.
В апелляционном порядке решение мирового судьи не обжаловалось.
Постановлением президиума Верховного Суда Чувашской Республики от 09.08.2002 решение мирового судьи отменено, вынесено новое решение, которым за Д. признано право собственности по завещанию на спорную долю квартиры.
В протесте поставлен вопрос об отмене указанного постановления президиума в связи с неправильным применением норм материального права и существенным нарушением норм процессуального права, с оставлением в силе решения мирового судьи от 28.09.2001.
Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит его подлежащим удовлетворению.
В соответствии с положениями ст. 546 ГК РСФСР, действовавшего на день открытия наследства, признавалось, что наследник принял наследство, когда он фактически вступил во владение наследственным имуществом или когда он подал нотариальному органу по месту открытия наследства заявление о принятии наследства.
------------------------------------------------------------------

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду статья 557 Гражданского кодекса РСФСР, а не Гражданского кодекса РФ.
------------------------------------------------------------------
По смыслу ст. 557 ГК РФ эта норма не обязывает, а наделяет наследников, призванных к наследованию, правом просить нотариальную контору выдать им свидетельство о праве на наследство.
Данное право может быть реализовано по истечении шести месяцев со дня открытия наследства в любое время (ст. 558 ГК РСФСР) и каким-либо давностным сроком не ограничено. Свидетельство о наследовании может быть получено по усмотрению наследника в любое время независимо от длительности истекшего срока, отсутствие такого свидетельства не влечет за собой утрату права собственности на наследственное имущество, возникшее у наследника, принявшего наследство, со времени открытия наследства (ч. 5 ст. 546 ГК РСФСР).
Судом установлено, что Ф., супруг Г., имевший в силу ст. 535 ГК РСФСР право на обязательную долю в наследстве, после смерти Г., последовавшей 13.12.2000, фактически вступил во владение наследственным имуществом, проживая до дня своей смерти в наследственной квартире, т.е. принял наследство одним из установленных законом способов.
Следовательно, он признается в силу ст. 546 ГК РСФСР принявшим наследство наследником, и положения ст. 551 ГК РСФСР в данном случае неприменимы.
Поскольку наследственное имущество было принято Ф. одним из установленных законом способов, оно подлежит включению в состав его наследства и переходит к его наследникам на общих основаниях. Д. не является наследником Ф. ни по закону, ни по завещанию.
Из решения мирового судьи усматривается, что в нотариальной конторе г. Канаш имеется наследственное дело, заведенное на имущество Ф., а из возражений нотариуса Ильиной С.Н. (л.д. 51), адресованных в президиум Верховного Суда ЧР, следует, что 22.04.2002 на спорное наследственное имущество выдано свидетельство о праве на наследство по закону Ф.А. - внуку умершего.
Ф.А. не был привлечен судом к участию в деле, хотя указанным постановлением президиума Верховного Суда Республики он лишен приобретенного им в порядке наследования права собственности.
Таким образом, судом неправильно истолкован закон, что в силу ст. 330 ГПК РСФСР является основанием для отмены постановления президиума Верховного Суда Чувашской Республики.
Кроме того, суд разрешил вопрос об имущественных правах Ф.А., не привлеченного к участию в деле.
При таких обстоятельствах постановление президиума Верховного Суда Чувашской Республики подлежит отмене, а решение мирового судьи - оставлению в силе.
Руководствуясь ст. ст. 329, 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
определила:
постановление президиума Верховного Суда Чувашской Республики от 9 августа 2002 г. отменить, оставив в силе решение мирового судьи судебного участка N 2 г. Канаш от 28 сентября 2001 г.

ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 18.02.2003 n 51773/99) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2003, n 7) Право отца на посещения дочери было приостановлено ввиду того, что против него было возбуждено уголовное дело по подозрению в изнасиловании им свой дочери; право было приостановлено на период производства по делу: нарушены положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод.  »
Общая судебная практика »
Читайте также