[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 50-о02-33 от 05.02.2003] Кассационные жалобы на приговор, которым подсудимый осужден за убийство с особой жестокостью, оставлены без удовлетворения, так как нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается; наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному им, с учетом данных о его личности.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 5 февраля 2003 года
Дело N 50-о02-33
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Вячеславова В.К.,
судей Коннова В.С.,
Хлебникова Н.Л.
рассмотрела в судебном заседании от 5 февраля 2003 года кассационные жалобы адвоката Топоринского И.М., потерпевшей Кругловой В.А. и представителя потерпевшей - адвоката Лябиховой Т.П. на приговор Омского областного суда от 16 мая 2002 года, которым Котов Алексей Владимирович, родившийся 26 сентября 1980 года в г. Омске, русский, со средним образованием, инвалид 2-й группы, ранее не судимый, осужден по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к четырнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с назначением на основании ч. 2 ст. 22, п. "в" ч. 1 ст. 97 и ч. 2 ст. 99 УК РФ принудительной меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.
Котов А.В. признан виновным и осужден за убийство Круглова И.А., 1979 года рождения, совершенное около 24 часов 8 марта 2000 года на почве личных неприязненных отношений с особой жестокостью.
Заслушав доклад судьи Коннова B.C., объяснения законного представителя осужденного Котова, потерпевшей Кругловой В.А., мнение прокурора Филимонова А.И. об оставлении приговора в отношении Котова без изменения, Судебная коллегия
установила:
В кассационных жалобах:
потерпевшая Круглова В.А. просит отменить приговор и направить дело для производства дополнительного расследования, ссылаясь на то, что обстоятельства убийства Круглова и все виновные в этом лица не установлены. По ее мнению, предварительное следствие проведено с нарушением требований ст. 20 УПК РСФСР, указание суда о проведении дополнительного следствия не выполнено, не все орудия убийства установлены, круг свидетелей не расширен, а в судебном заседании не были устранены противоречия, необоснованно отказано в допуске общественного обвинителя и в направлении дела на доследование. Считает, что действия виновных лиц должны быть квалифицированы по п. п. "б", "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ;
представитель потерпевшей Кругловой адвокат Лябихова Т.П. также просит отменить приговор и направить дело для производства дополнительного расследования, ссылаясь на те же доводы, что и потерпевшая Круглова в своей жалобе, и указывает на неправильную оценку доказательств и на несоответствие выводов, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела;
адвокат Топоринский И.М. в защиту интересов осужденного Котова просит переквалифицировать действия Котова с п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 107 УК РФ, ссылаясь на отсутствие у Котова умысла на убийство Круглова, на неосознание им особо жестокого характера его действий и нахождение его в состоянии аффекта. Считает неверной оценку акта судебной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Котова.
В возражениях на жалобу адвоката Топоринского представитель потерпевшей Лябихова считает доводы жалобы адвоката Топоринского несостоятельными.
Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит приговор в отношении Котова законным, обоснованным и справедливым.
Виновность Котова в содеянном им установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в приговоре и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка. Кроме того, виновность Котова в умышленном нанесении Круглову повреждений, от которых наступила его смерть, в жалобах не оспаривается.
Избранные для нанесения телесных повреждений орудия (нож с длиной лезвия 8 см и продолговатый предмет цилиндрической формы типа прута, монтировки), количество нанесенных ударов, их сила (о чем свидетельствуют как характер ранений, так и выводы судебно-медицинского эксперта о причинении повреждений при нанесении ударов с достаточной силой), нанесение ударов в жизненно важные органы Круглова, отчего и наступила его смерть, подтверждают правильность выводов суда о наличии у Котова прямого умысла на лишение Круглова жизни.
Способ убийства Круглова, связанный с нанесением множественных ударов (не менее 20 ударов ножом и не менее 2 ударов тупым твердым предметом типа прута, монтировки) в жизненно важные органы, степень тяжести причиненных телесных повреждений не только свидетельствовали о мучительном способе убийства, но и характеризовали субъективное отношение Котова к содеянному, дав суду основания для правильного вывода о том, что характер действий Котова по убийству Круглова свидетельствовал об их особой жестокости.
Ссылка в жалобе адвоката Топоринского на то, что в частном протесте и.о. Омского городского прокурора Чаплина указано на необоснованность вывода районного суда о наличии в действиях Котова особой жестокости убийства, не имеет юридического значения, поскольку в судебном заседании государственный обвинитель не отказывался от обвинения в этой части, а личное мнение прокурора, не участвовавшего в последующем рассмотрении дела, не может влиять на выводы суда.
Как следует из материалов дела, определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 26 октября 2000 года установлено, что Кировский районный суд обоснованно пришел к выводу о необходимости проведения в отношении Котова повторной судебно-психиатрической экспертизы в связи с предоставлением экспертам не всех материалов дела, в том числе - части медицинских документов, вследствие чего имелись сомнения в полноте и объективности экспертного исследования.
С учетом осмысленных, целенаправленных, мотивированных действий Котова, поддержания им адекватного речевого контакта, отсутствия у него бреда, галлюцинаций суд обоснованно признал достоверными выводы повторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, проведенной в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. Сербского, о вменяемости Котова.
Судом проверялись доводы о нахождении Котова при происшедшем в состоянии аффекта, эти доводы оказались несостоятельными и правильно отвергнуты судом.
Как следует из материалов дела, Котов самовольно, без разрешения Круглова сел в машину под управлением Круглова. Поскольку Круглов требовал предоплату поездки, а Котов ее не производил, то Круглов, отъехав около 500 м, остановил машину, потребовал от Котова выйти из нее, вследствие чего произошла ссора.
Указанные данные свидетельствуют, что действия Круглова были правомерными, а действия Котова, самовольно севшего в чужую машину и не производившего предоплату поездки, - неправомерными, что и породило последующие события.
При таких данных, а также учитывая, что Котов доставал из кармана складной нож, раскладывал его лезвие, после чего наносил им удары, затем наносил удары другим предметом (типа монтировки, прута), суд обоснованно не усмотрел в действиях Котова состояния физиологического аффекта.
Наличие в пятнах с бампера и номерного знака машины крови, которая могла образоваться от Котова, не влияет на правильность выводов суда, поскольку судом правильно установлено, что Котов находился на месте происшествия, в том числе - у машины, а у Котова имелась резаная рана на левой кисти, покрытая жидкой кровью (л.д. 40 т. 1).
Ссылка в жалобах на то, что не установлен другой нож, которым наносились удары Круглову, основана на том, что часть ранений (по длине разреза на теле и по глубине раневого канала) не соответствует параметрам приобщенного к делу ножа (длина клинка - 8 см, наибольшая ширина лезвия - 1,8 см). Однако указанные данные не дают оснований для вывода о применении другого ножа. Как следует из заключения медико-криминалистической экспертизы, все резаные и колото-резаные ранения на теле и куртке Круглова могли быть причинены клинком одного (представленного на экспертизу) ножа.
Как следует из показаний эксперта Зенкина, длина раневого канала не всегда соответствует длине клинка травмирующего предмета в силу сократимости и эластичности мягких тканей и костного скелета человека и может ее превышать. Поэтому определение длины раневого канала при исследовании трупа Круглова дано с учетом сократимости и эластичности мягких тканей и костного скелета человека, а также - подвижности внутренних органов и не является обязательным в отношении размера клинка ножа. Кроме того, разброс величин от 8 до 12 см относится к силе ударного воздействия, положению внутреннего органа человека в момент травмирующего воздействия. Определить точную длину клинка ножа на уровне погружения невозможно. Длина разреза на теле также зависит от наличия (отсутствия) признаков резаной раны при погружении лезвия ножа в тело и извлечении его из тела и может превышать наибольшую ширину лезвия ножа. О данных обстоятельствах участникам процесса уже было известно из постановления следователя от 9 августа 2001 года. При таких данных достаточных оснований для вывода о применении разных ножей при нанесении Круглову телесных повреждений не имеется.
Нанесение ранений Круглову в разные части тела также не свидетельствует о нанесении их ему различными лицами, поскольку, как видно из материалов дела, при нанесении ему ударов Круглов не был статичен, согласно акту судебно-медицинской экспертизы часть повреждений характерны и могли образоваться при самообороне.
Заявленное ходатайство о направлении дела для производства дополнительного следствия разрешено судом в соответствии с требованиями закона (УПК РФ не предусматривает возможности направления дел для производства дополнительного расследования).
Исследование доказательств проведено в судебном заседании с учетом и в соответствии с конституционным принципом осуществления судопроизводства на основе состязательности самих сторон. Законом не предусмотрено способов устранения имеющихся в деле противоречий, на что имеется ссылка в жалобе. Согласно ч. 3 ст. 49 Конституции РФ неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого.
Правильно оценив все имеющиеся доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Котова в содеянном им и верно квалифицировал его действия по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.
В соответствии с законом судом рассматривается дело лишь по обвинению лица и в пределах предъявленного обвинения. Установление действий и виновности других лиц, не привлеченных к уголовной ответственности, а также установление виновности лица по обвинению, которое ему не предъявлялось, в компетенцию суда не входит.
Кроме того, постановлениями следователя отказано в возбуждении уголовного дела по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ в отношении Калайтан, Тамбаева, Зайчикова за отсутствием в их деянии состава преступления; отказано в возбуждении уголовного дела в отношении Котова по п. "б" ч. 2 ст. 105 и п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ (т. 2 л.д. 20 - 22; т. 3 л.д. 102, 103 - 105). Данные постановления не отменены и не признаны в установленном законом порядке незаконными, а согласно п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого прекращается при наличии в отношении их неотмененного постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела. Данное дело не является делом частного обвинения, обвинение по нему осуществляется органами прокуратуры, которые и предъявили обвинение Котову, а суд обязан рассматривать дело лишь в пределах предъявленного обвинения.
Наказание Котову назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному им, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.
Принудительная мера медицинского характера назначена Котову в соответствии с законом.
Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.
Ссылка в жалобе потерпевшей Кругловой на то, что по делу не проводилось дополнительного расследования, несостоятельна и противоречит материалам дела (т. 3 л.д. 273 - 285, 286).
В соответствии с конституционным принципом осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон органы предварительного следствия представили суду доказательства, которые, по их мнению, подтверждали виновность Котова в предъявленном обвинении, они исследованы в судебном заседании, и суд на основе исследования представленных доказательств пришел к выводам, изложенным в приговоре. Допрос эксперта в компетенцию суда кассационной инстанции не входит.
Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом. Не влияют на эти выводы и показания новых свидетелей - Захарченко Е.М. (о наличии лужи крови между машиной и трупом, поскольку, как установлено по делу, при нанесении Круглову ранений он не был все время до наступления смерти на одном месте и перемещался) и Москаленко Е.В. (о совершении убийства группой лиц с учетом мест расположения телесных повреждений). Частное мнение по данному вопросу свидетеля Москаленко не имеет для суда какого-либо определяющего значения, в том числе - с учетом отсутствия статичности Круглова при нанесении ему ранений и принятия мер по самообороне.
Как видно из материалов дела, судом был допущен к участию в деле и участвовал в нем в качестве общественного обвинителя преподаватель Академии МВД Шалямов В.Г. Согласно ст. 250 УПК РСФСР представители трудовых коллективов могут быть допущены судом к участию в судебном разбирательстве дел в качестве общественных обвинителей или защитников. Таким образом, допуск указанных лиц к участию в деле является правом суда, а не обязанностью, вследствие чего отказ суда в допуске еще одного человека - Баранова A.M. от того же коллектива Академии МВД к участию в деле в качестве общественного обвинителя не является нарушением закона (УПК РФ не предусматривает возможности участия в рассмотрении дел каких-либо лиц в качестве общественных обвинителей или защитников) и не может расцениваться в качестве основания для отмены приговора.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Омского областного суда от 16 мая 2002 года в отношении Котова Алексея Владимировича оставить без изменения, а кассационные жалобы адвоката Топоринского И.М., потерпевшей Кругловой В.А. и представителя потерпевшей адвоката Лябиховой Т.П. оставить без удовлетворения.

[ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 850п02 от 05.02.2003] Деньги, являющиеся предметом взятки, подлежат взысканию в доход государства.  »
Общая судебная практика »
Читайте также