ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (А. Мохов, Арбитражный и гражданский процесс n 2, 2003 г.) Судебно-медицинская экспертиза по гражданскому делу: типичные ошибки при постановке задания эксперту и пути их устранения.

"ТИПИЧНЫЕ ОШИБКИ" ПРИ ПОСТАНОВКЕ ЗАДАНИЯ ЭКСПЕРТУ
И ПУТИ ИХ УСТРАНЕНИЯ
Для того, чтобы правильно решить вопрос о необходимости использования специальных знаний, форме применения специальных знаний (экспертиза, участие специалиста), необходимо учитывать ряд критериев, позволяющих точно определить предмет доказывания по делу. Однако этого будет недостаточно, так как помимо определения потребности в специальных знаниях и их форме требуется определить задание эксперту (поставить на разрешение эксперта вопросы и предоставить необходимые материалы (объекты) для производства исследования).
В практической деятельности судьи, как показывает практика и результаты анкетирования, не всегда обладают достаточными знаниями в области медицины, чтобы верно определить предмет доказывания, круг материалов, необходимых для исследования, грамотно и четко сформулировать вопросы. Данный недостаток сказывается на результатах работы судейского корпуса, ведет к вынесению необоснованных решений, назначению дополнительных и повторных экспертиз, утрате доказательств.
В качестве наглядной иллюстрации существующих проблем следует обратить внимание на саму постановку вопросов, предлагаемых на разрешение врача-эксперта или экспертной комиссии, и их содержание. Нередко формулируемые судом вопросы выходят за пределы профессиональной компетенции эксперта или попросту необоснованны.
В судебной практике также еще довольно часто эксперту задается вопрос, подтверждает ли он ранее данное заключение. Происходит это при вызове эксперта в суд. Такой вопрос относится уже к области права, так как экспертное заключение как доказательство оценивается судом. Тем не менее вызов эксперта в суд по своей сути обусловлен получением ответа именно на такой вопрос. Еще более ошибочной является практика вызова в суд другого эксперта с предложением подтвердить или опровергнуть выводы другого сведущего лица, данные им в заключении. По существу это новая экспертиза, причем в судебном заседании, лицом, ранее не участвовавшим в исследовании представленных объектов. Заметим, что медицинские экспертизы в судебном заседании практически не проводятся ввиду сложности человека как объекта исследования. В таком случае эксперт обязан в той или иной степени производить в судебном заседании оценку первичной экспертизы. Следовательно, уже одно это является выходом за пределы его процессуального статуса, поскольку в самом понимании "подтвердить или не подтвердить" заложен, прежде всего, оценочный смысл. Так, Президиум Верховного Суда РФ в своем определении по уголовному делу указал, что " ...акт судебно-медицинского освидетельствования потерпевшей и допрос Ш. в качестве эксперта в судебном заседании без назначения судебно-медицинской экспертизы не равнозначны заключению судебно-медицинского эксперта" <*>.
------------------------------------
<*> Обзор судебной практики ВС РФ за III - IV кварталы 1996 г. (утв. Пост. Президиума ВС РФ от 25 декабря 1996 г.). Определение N 47-096-36 по делу Уразбаева и других.
Иногда в определениях судов о назначении экспертизы встречаются вопросы, противоречащие сущности понятия "экспертиза".
Например, такие: "Соответствовали ли действия медицинского персонала ЛПУ при оказании помощи гражданке А. нормам действующего законодательства об охране здоровья, если нет, то имеется ли причинная связь между действиями персонала и наступившими последствиями?"
Данный вопрос состоит из двух частей:
1) одна часть вопроса относится к компетенции сведущего в области медицины лица;
2) согласно другой части предложения эксперту предлагается решить вопрос о соответствии действий медицинских работников нормам действующего законодательства.
По существу лицу, не имеющему необходимых юридических знаний, предлагается решить правовой вопрос, относящийся к исключительной компетенции суда (п. 1 ст. 118 Конституции РФ).
Ответы экспертов на такого рода вопросы также противоречивы. Их можно условно разделить на две группы. Одни эксперты не дают ответа на поставленный вопрос, ссылаясь на отсутствие специальных знаний в области права, другие - пытаются дать какой-либо ответ на поставленный вопрос с учетом имеющихся знаний и убеждений.
Если у судьи (суда), несмотря на имеющиеся материалы по делу, возникли сложности в квалификации деяния ввиду недостатка правовых знаний, сложности рассматриваемого дела, то может быть привлечено в процесс (чаще всего для дачи консультации, разъяснения тех или иных положений, обычаев оборота в определенной сфере деятельности) сведущее лицо (в качестве специалиста, а не эксперта). Нельзя исключить и возможность производства комплексной медико-правовой экспертизы. Окончательное решение вопроса в любом случае остается за судом.
На основе анализа "врачебных дел" (иски о возмещении вреда к медицинским клиникам и врачам), проведенного автором, можно выявить характерные, "типичные ошибки" в связи с тем, что именно дела данной категории представляются наиболее сложными и вызывают у судей значительные трудности в уяснении обстоятельств дела и соответствующей юридической квалификации.
Как показывает практика, экспертным комиссиям по данным делам обычно приходится разрешать вопросы следующего содержания:
1) О характере имевшегося заболевания (Каким заболеванием страдал больной? Имелось ли у него данное заболевание? и т.д.);
2) О правильности диагностики и полноте обследования (Правильно ли и своевременно ли был установлен диагноз? Если диагноз был установлен неправильно и/или несвоевременно, то к каким последствиям это привело? Чем можно объяснить неправильное установление диагноза? и т.д.);
3) О правильности проведенного лечения или правильности действий медицинских работников (Правильно ли проведено лечение? Была ли потребность в том или ином виде лечения? и т.д.);
4) О последствиях неправильного и / или несвоевременного лечения (Если лечение было неправильным, то в чем именно и к каким последствиям оно привело? Имелась ли возможность предотвращения указанных неблагоприятных последствий? и т.д.);
5) О причине смерти (Какова причина смерти? Что явилось основным в наступлении смертельного исхода: характер заболевания, его тяжесть или недостатки, ошибки в лечении? и т.д.).
Нередко среди вопросов, поставленных на разрешение эксперта, встречаются такие, которые, по меньшей мере, нельзя признать удачными:
1) Если медицинская помощь была оказана не в полном объеме, то чем это объясняется?
Вопрос, чем объясняется "недостаточная медицинская помощь", должен быть решен судом путем исследования иных доказательств по делу (прежде всего объяснениями стороны).
2) Требовало ли состояние больного немедленного осмотра и проведения каких-либо манипуляций?
Данный вопрос представляется весьма странным (однако типичным), так как до осмотра и проведения хотя бы минимума необходимых исследований какую-либо информацию получить о пациенте невозможно. Нельзя до этого момента даже признать его больным человеком. Такого рода информацию можно отнести к категории общеизвестного факта и, следовательно, не нуждающегося в выяснении с помощью эксперта. У эксперта в данной ситуации нет объекта исследования.
3) Имело ли место нарушение действующих инструкций в диагностике и лечении, и если да, какие именно нарушения имеются и к каким последствиям они привели?
К нормативным документам, существующим в здравоохранении на правах стандартов, можно отнести "санитарно-гигиенические и санитарно-противоэпидемические правила и нормы, а также методы их контроля" <*>. Что же касается оценки качества оказываемых медицинских услуг, то на федеральном уровне, на сегодняшний день, практически отсутствуют "узаконенные" методические подходы к стандартизации, что стимулирует "заполнение этой "бреши" творческими усилиями территорий, регионов и даже отдельных лечебно-профилактических учреждений".<**>
------------------------------------
<*> Сабанов В.И., Ивашова В.В. Стандарты и стандартизация в медицинской практике. Волгоград, 1997. С. 3.
<**> Там же. С. 4.
Связано это с тем, что лечение представляет собой творческий, динамичный, постоянно меняющийся процесс, который трудно регламентировать. Стандарты оказания медицинской помощи по многим специальностям еще только разрабатываются, да и рассчитаны они на "среднестатистического" пациента, а "разработать точную схему лечения одной болезни в сотнях, тысячах вариантов просто невозможно..." <*>. Иными словами, каких-либо специальных инструкций чаще всего не существует, да и точное соблюдение тех немногих, которые существуют, еще не означает "автоматического" признания "правильности" проведенного в конкретной клинической ситуации лечения. Вопрос о правильности или неправильности диагностики и лечения в каждом конкретном случае решается самостоятельно с учетом всех обстоятельств дела.
------------------------------------
<*> Чазов Е.И. Восхищаюсь наукой и мудростью // Медицинская газета. 16 марта. 1984.
Следует также отметить, что в ряде случаев возникают споры относительно понятийного аппарата таких категорий, как "медицинская помощь", "медицинская услуга", "качество медико-социальной помощи" и другие. Это самостоятельная проблема, требующая исследования в связи с регламентацией данной деятельности новым ГК РФ, Законом РФ "О защите прав потребителей", другими законами и подзаконными актами.
4) Кто именно должен был осуществлять наблюдение, проводить манипуляции? Достаточна ли квалификация врача? Должен ли врач при сборе анамнеза спрашивать больную о ее психическом состоянии, иных заболеваниях, заносить полученные данные в медицинскую документацию?
Ответы на данные вопросы также не связаны со специальными знаниями в области собственно медицины. Они относятся к категории организационных, определяются приказами соответствующих органов управления, правилами внутреннего распорядка, должностными инструкциями, обычаями и обыкновениями. Они должны представляться в суд заинтересованной стороной по делу и рассматриваться в судебном заседании. В затруднительных случаях в судебное заседание могут быть приглашены для дачи разъяснений по такого рода вопросам представители администрации лечебно-профилактического учреждения, органа управления здравоохранением соответствующего уровня, организаторы здравоохранения, специалисты по медицинскому праву.
5) Была ли допущена халатность? Мог ли врач предвидеть данные последствия? Правомерен ли отказ в госпитализации при первоначальном обращении?
Решение такого рода вопросов в компетенцию эксперта не входит, так как он обладает знаниями в области медицины, а не права (квалификация деяния, установление наличия вины и ее формы и т.п.).
6) Нарушены ли этические медицинские нормы?
Вопросы этики не являются собственно предметом изучения и исследования не только медицины, но и юриспруденции. Любой из ответов на такой вопрос (положительный или отрицательный), как правило, ничего не изменит по делу. Эксперт, формулируя ответ на такой вопрос, выходит за пределы своих профессиональных знаний. В данной ситуации процесс, как правило, загромождается ненужной, не имеющей отношения к делу информацией. Иными словами, судья нарушает правила относимости доказательств.
Другое дело, что мораль, этика, деонтология и право имеют единые корни, поэтому и дается судом социально-правовая оценка юридически значимым фактам. Однако это компетенция суда, а не врача-эксперта. Как отметил Р.З Лившиц, мораль и право, несмотря на тесное взаимодействие, не совпадают по сфере действия и форме выражения <*>.
------------------------------------
<*> См.: Лившиц Р.З. Теория права: Учебник. М., 2001. С. 87 - 90.
Теоретически можно представить себе ситуации, когда у суда возникают сложности в социально-правовой оценке обстоятельств дела. Для этого существует специальный правовой инструментарий. Возникающие пробелы восполняются применением аналогии закона или аналогии права, что прямо допускается законом. Чаще используется аналогия закона, и здесь судьи обычно сами в состоянии разрешить имеющуюся проблему. В то же время развитие диспозитивных начал и использование исчерпывающих запретов в правовом регулировании общественных отношений между гражданами и организациями оставляют все больше свободы поведения. Причем в случае возникновения спора не всегда возможно использовать аналогию закона, следует исходить из аналогии права, что требует глубоких теоретических знаний в отдельных отраслях права, философии, социологии и других науках. Не исключается в этой ситуации использование идей, правовых принципов, обращение к нормам обычного права (правовые обычаи) для разрешения коллизий. Суду необходимо определить подлинный смысл той или иной правовой конструкции, ее нравственное значение, выявить роль права применительно к исследуемым правоотношениям как мерила справедливости. Как отмечает Н.Н. Вопленко: "Воплощаемая в действующем законодательстве справедливость обладает признаваемым государством официальным уровнем и находит выражение в трех основных формах: правосознании, правовых нормах и правоотношениях - главных направлениях, по которым справедливость воздействует на правовую действительность" <*>.
------------------------------------
<*> Вопленко Н.Н. Социальная справедливость и формы ее выражения в праве // Советское государство и право. 1979. N 10.- С. 43.
Лакуны в законодательстве вовсе не означают "пробельности" права как социального феномена. В этих условиях роль и значение участия в процессе сведущих в области отдельных отраслей права лиц (экспертов и специалистов) трудно переоценить. Следует, правда, заметить, что вопрос о возможности использования правовых знаний, находящихся за пределами подготовки судьи, в процессе в качестве специальных, относится к категории дискуссионных <*>.
------------------------------------
<*> См.: Зезьянов В.П. Роль, место и значение специальных знаний в криминалистике // Автореф. дис. канд. юрид. наук. Ижевск, 1994. С. 9; Махов В.Н. Использование знаний сведущих лиц при расследовании преступлений. М., 2000. С. 46 - 47; Россинская Е.Р. Специальные познания и современные проблемы их использования в судопроизводстве // Журнал российского права. 2001. N 5. - С. 35; Яни П. "Правовая" экспертиза в уголовном деле" // Законность. 2001. N 9. С. 24; другие.
7) Какое влияние на состояние психического здоровья пациента оказал наркоз при проведении операции? Соответствует ли качество применяемых имплантантов для протезирования в клинике общепринятым для такого рода манипуляций стандартам?
В приведенных примерах судья, поручая производство экспертизы судебному медику, неправильно определил род и класс экспертизы.
8) Существуют ли какие-либо методы обезболивания, кроме...? Можно ли использовать операцию ваготомии вместо Бильрот-2 при язвенной болезни желудка? Какими методическими

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 53-Д02-71пр от 29.01.2003] Судебная коллегия действия осужденного переквалифицировала с ч. 1 ст. 105 УК РФ (убийство) на ч. 1 ст. 107 УК РФ (убийство, совершенное в состоянии аффекта).  »
Общая судебная практика »
Читайте также