[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ] МКАС удовлетворил требования о взыскании убытков, вызванных составлением ответчиком актов приемки товара с нарушением установленных договором требований, что привело к взысканию с истца в пользу третьих лиц ряда сумм по решениям суда, так как факт составления ответчиком актов с нарушением установленных требований подтвержден материалами дела и не оспаривается ответчиком; МКАС отказал во взыскании процентов годовых со ссылкой на положение Гражданского закона Латвийской Республики, в силу которого проценты подлежат начислению с суммы капитального долга, которым не признана сумма причиненного убытка. (по материалам решения МКАС при ТПП РФ от 28.01.2003 n 197/2001)

арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации
Дело N 197/2001. Решение от 28 января 2003 года
1. При разрешении спора по договору на транспортно-экспедиторское обслуживание, заключенному между узбекской и латвийской организациями, признаны применимыми в соответствии с соглашением сторон нормы Соглашения о международном грузовом сообщении (СМГС) и законодательства Латвийской Республики.
2. Не признано, что в договоре сторон установлен обязательный претензионный порядок, учитывая, что при наличии условия о сроке рассмотрения претензий в договоре отсутствует условие о сроке их предъявления.
3. Принято во внимание положение Гражданского закона Латвийской Республики, согласно которому предметом требования может быть возмещение не только уже возникшего убытка, но и убытка, который еще предстоит.
4. Отказано во взыскании законных процентов годовых со ссылкой на положение Гражданского закона Латвийской Республики, в силу которого проценты подлежат начислению с суммы капитального долга, которым не признана сумма причиненного убытка.
Иск был предъявлен узбекской организацией к латвийской организации из договора на оказание ответчиком транспортно-экспедиторских услуг, заключенного сторонами 20 мая 1997 года. Истец требовал возмещения убытков, вызванных составлением ответчиком актов приемки товара с нарушением установленных договором требований, что привело к взысканию с истца в пользу третьих лиц ряда сумм по решениям Хозяйственного суда г. Ташкента, либо к отказу истцу в иске, предъявленном к железной дороге, либо к добровольному удовлетворению истцом требований третьих лиц.
Ответчик возражал против удовлетворения требований истца, ссылаясь, в частности, на следующие обстоятельства.
Во-первых, истец не доказал, что он является правопреемником стороны, с которой ответчиком был заключен договор. Во-вторых, истцом не был соблюден претензионный порядок. В-третьих, истцом не доказан факт исполнения решений Хозяйственного суда г. Ташкента. В-четвертых, проценты годовые в соответствии с гражданским законодательством Латвии могут начисляться только на главный или капитальный долг.
Вынесенное МКАС решение содержало следующие основные положения.
1. Компетенция МКАС на рассмотрение данного спора основана на п. 5.1 договора N 31/47 от 20 мая 1997 года, согласно которому споры разрешаются "в Международном Коммерческом арбитраже при ТПП РФ г. Москвы, решение которого окончательно и обязательно для обеих сторон". Некоторая неточность в названии МКАС устраняется признанием обеими сторонами компетенции МКАС рассматривать споры по указанному договору.
Учитывая изложенное и руководствуясь п. п. 3 и 5 параграфа 1 Регламента, МКАС признал свою компетенцию рассматривать данный спор.
2. С учетом достигнутого между сторонами соглашения о применимом праве, согласно которому (п. 5.3 договора N 31/47) "стороны в своих отношениях при исполнении договора и приемке груза руководствуются нормами СМГС (Соглашением о международном грузовом сообщении) и Законодательством Латвийской Республики", МКАС признает применимым к существу данного спора право Латвийской Республики.
3. Представленные истцом копия его устава, зарегистрированного в установленном порядке 31 декабря 1998 года, а также письмо Госкомимущества Республики Узбекистан от 5 июля 2000 года подтверждают, что организация, заключившая договор с ответчиком, была преобразована и истец является ее правопреемником, а также что составления передаточного акта при таком преобразовании в соответствии с порядком разгосударствления и приватизации государственной собственности не требуется.
4. Договор на оказание ответчиком транспортно-экспедиторских услуг N 31/47, заключенный между сторонами 20 мая 1997 года, действовал в период с мая 1997 года по сентябрь 1999 года и, следовательно, применялся к отношениям сторон при оказании ответчиком услуг после даты заключения этого договора, то есть после 20 мая 1997 года. Данный факт подтверждается и в акте от 9 января 2002 года, подписанном обеими сторонами, в котором ответчик признает, что указанные в акте счета за 1998 и 1999 годы на оплату произведенных транспортно-экспедиторских услуг по дате оказания этих услуг относятся к договору N 31/47. Все акты приемки товара, в отношении которых истцом представлены требования, составлены ответчиком после заключения сторонами договора N 31/47 и по дате оказания услуг также относятся к этому договору. Таким образом, договор N 31/47 распространяется на транспортно-экспедиторские услуги, оказанные ответчиком после даты заключения этого договора, следовательно, предъявление истцом требований о взыскании убытков, возникших в связи с ненадлежащим составлением ответчиком приемных актов в этот период, в рамках договора N 31/47 от 20 мая 1997 года подтверждено материалами дела.
Факт составления ответчиком указанных приемных актов с нарушением установленных требований также подтвержден материалами дела и ответчиком не оспаривается.
Договор N 31/47 не содержит требования об обязательном претензионном порядке урегулирования спора. Пункт 5.2 договора, на который ссылается ответчик, устанавливает лишь срок рассмотрения предъявленных претензий.
Фактические расходы истца по уплате денежных сумм, взысканных с него по решениям Хозяйственного суда г. Ташкента в связи с ненадлежащим составлением ответчиком указанных приемных актов, подтверждены копиями инкассовых поручений о списании с истца соответствующих сумм.
Что касается требования истца о взыскании убытков в отношении одной из сумм в связи с предъявлением ему претензий из-за составления ответчиком приемных актов с нарушением установленных требований (эпизод 12 искового заявления), то согласно ст. 1771 Гражданского закона Латвийской Республики убыток может быть или таким, который уже возник, или таким, который еще предстоит. Таким образом, требование истца о взыскании с ответчика этой суммы также является обоснованным и подлежащим удовлетворению.
Поскольку в заседании истец отказался от своего требования по 1-му эпизоду искового заявления, в этой части разбирательство по делу подлежит прекращению.
С учетом изложенного и согласия истца с расчетом ответчика по эпизоду 9-го искового заявления и в части применения курса доллара США при расчете убытков по эпизодам 2 - 8, 10, 11-го искового заявления с ответчика в соответствии с п. п. 2.1, 4.1 договора N 31/47 от 20 мая 1997 года и ст. ст. 1590, 1779 Гражданского закона Латвийской Республики подлежит взысканию сумма долга в установленном составом арбитража размере.
5. Рассмотрев требование истца о взыскании с ответчика 6 процентов законных годовых, МКАС установил, что в силу ст. 1754 Гражданского закона Латвийской Республики для взыскания процентов всегда необходим главный или капитальный долг. Законные проценты уплачиваются в случаях, предусмотренных в ст. 1759 названного Закона, и исчисляются согласно ст. 1765 только от самого капитала. При этих условиях оснований для взыскания с ответчика процентов годовых не имеется.
6. В соответствии с п. 2 параграфа 6 Положения об арбитражных расходах и сборах, являющегося приложением к Регламенту МКАС, арбитражный сбор возлагается на ответчика пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 28.01.2003 n 44647/98) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2003, n 6) Передача средствам массовой информации видеокассеты кабельного телевидения, на которую был снят заявитель в момент предпринятой им на улице попытки самоубийства: допущено нарушение Статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.  »
Общая судебная практика »
Читайте также