ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 1-Г02-107 от 13.01.2003 Дело о признании и разрешении принудительного исполнения на территории Российской Федерации определения суда Республики Беларусь о взыскании государственной пошлины и сумм в возмещение причиненного увечьем вреда в части взыскания государственной пошлины направлено на новое рассмотрение в связи с неполным исследованием судом обстоятельств дела.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 13 января 2003 года
Дело N 1-Г02-107
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Манохиной Г.В.,
судей Еременко Т.Н.,
Хаменкова В.Б.
рассмотрела в судебном заседании от 13 января 2003 года гражданское дело по частной жалобе Т. на определение Архангельского областного суда от 19 ноября 2002 года, которым признано и разрешено принудительное исполнение определения суда Республики Беларусь о взыскании государственной пошлины и сумм в возмещение причиненного увечьем вреда.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хаменкова В.Б., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
установила:
Ш. обратился в Архангельский областной суд с ходатайством о признании и разрешении принудительного исполнения на территории Российской Федерации определения суда г. Мозыря Гомельской области Республики Беларусь от 26 ноября 1998 года о взыскании в его пользу с Т. в возмещение причиненного увечьем вреда 54512 расчетных билетов Национального банка Республики Беларусь единовременно и рассчитанных по формуле сумм ежемесячно и пожизненно.
Заместитель председателя суда г. Мозыря просил о разрешении исполнения этого же определения в части взыскания с Т. в доход государства государственной пошлины в размере 5451 указанных выше билетов.
Определением Архангельского областного суда от 19 ноября 2002 года оба ходатайства удовлетворены.
В частной жалобе Т. просит об отмене определения, ссылаясь на его незаконность.
Проверив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит определение суда подлежащим частичной отмене.
Согласно статье 51 Минской, 22 января 1993 года, Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, вступившей в силу для России 10 декабря 1994 года (Федеральный закон от 4 августа 1994 г. N 16-ФЗ), каждая из договаривающихся сторон на условиях, предусмотренных настоящей Конвенцией, признает и исполняет решения учреждений юстиции по гражданским и семейным делам, включая утвержденные судом мировые соглашения по таким делам и нотариальные акты в отношении денежных обязательств (далее - решений).
Ходатайство о разрешении принудительного исполнения решения в силу статьи 53 Конвенции подается в компетентный суд договаривающейся стороны, где решение подлежит исполнению, к которому среди прочих документов прилагается документ, из которого следует, что сторона, против которой было вынесено решение, не принявшая участия в процессе, была в надлежащем порядке и своевременно вызвана в суд, а в случае ее процессуальной недееспособности была надлежащим образом представлена.
В соответствии со статьей 54 Конвенции суд, рассматривающий ходатайство о признании и разрешении принудительного исполнения решения, ограничивается установлением того, что условия, предусмотренные настоящей Конвенцией, соблюдены. В случае, если условия соблюдены, суд выносит решение о принудительном исполнении.
В выдаче разрешения на принудительное исполнение согласно статье 55 Конвенции может быть отказано, в частности, в случаях, если ответчик не принял участия в процессе вследствие того, что ему или его уполномоченному не был своевременно и надлежаще вручен вызов в суд, или истек срок давности принудительного исполнения, предусмотренный законодательством договаривающейся стороны, суд которой исполняет поручения.
Установив в судебном заседании, что условия, предусмотренные указанной выше Конвенцией, соблюдены, суд обоснованно вынес определение о принудительном исполнении решения белорусского суда о взыскании с Т. в пользу Ш. сумм возмещения причиненного увечьем вреда.
Довод Т. о том, что причиненный здоровью Ш. вред возмещался им в добровольном порядке, не является основанием к отмене определения суда, поскольку получать суммы возмещения вреда на основании исполнительного документа является правом взыскателя.
Ссылка в частной жалобе на то, что о рассмотрении дела белорусским судом он не был должным образом извещен, является несостоятельной. В деле в соответствии с приведенными выше требованиями статьи 53 Конвенции имеется документ, из которого следует, что Т., как сторона, против которой было вынесено решение, не принявшая участия в процессе, был в надлежащем порядке и своевременно вызван в суд (л.д. 12).
Не могут быть признаны основанием к отмене определения суда доводы Т. и о том, что судом необоснованно якобы увеличены взысканные с него белорусским судом суммы возмещения вреда и государственной пошлины, а также не определен порядок самого принудительного исполнения. Как следует из материалов дела, размеры денежных сумм, указанные в обжалуемом Т. определении, полностью соответствуют размерам этих сумм, взысканных определением белорусского суда. С вопросом о деноминации этих сумм, способе их взыскания заявитель вправе обратиться в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве.
Утверждения Т. об истечении срока, в течение которого решение иностранного суда о взыскании возмещения вреда могло бы быть обращено к принудительному исполнению, не основаны на законе. В соответствии с ч. 3 ст. 345 ГПК РСФСР, ч. 3 ст. 14 Федерального закона "Об исполнительном производстве" от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ исполнительные документы о взыскании периодических платежей (взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного здоровью, и другие) сохраняют силу на все время, на которое присуждены платежи. Как видно из материалов дела, взыскание сумм возмещения вреда в пользу Ш. определены судом пожизненно, следовательно, об истечении срока предъявления исполнительного документа к исполнению Т. полагает необоснованно.
Несостоятельной является ссылка последнего о нарушении судом установленных ст. 213.6 ГПК РСФСР сроков для пересмотра заочных решений, поскольку обжалуемое им определение в порядке заочного производства не выносилось.
Согласно уведомлению о вручении почтового отправления судебное извещение о рассмотрении дела 6 ноября 2002 года вручено Т. 5 ноября 2002 года (л.д. 17). В связи с его неявкой в судебное заседание рассмотрение дела было отложено на 19 ноября 2002 года, о чем 6 ноября 2002 года Т. было повторно направлено судебное извещение, которое 10 ноября 2002 года было вручено его дочери, что полностью соответствует требованиям ст. 109 ГПК РСФСР о вручении повесток.
При таких обстоятельствах довод Т. о том, что он не знал о рассмотрении судом заявленных ходатайств, поскольку не был надлежащим образом извещен о времени и месте их рассмотрения, не может быть признан состоятельным, влекущим отмену законного и обоснованного в части разрешения взыскания сумм возмещения вреда определения суда.
В соответствии со ст. 345 ГПК РСФСР решение суда по делу, в котором хотя бы одной из сторон является гражданин, может быть предъявлено к принудительному исполнению в течение трех лет с момента вступления его в законную силу.
Как указывалось выше, истечение срока давности принудительного исполнения решения, предусмотренного законодательством договаривающейся стороны, является одним из оснований, по которым суд, исполняющий поручения, может отказать в разрешении такого принудительного исполнения.
Учитывая, что обстоятельства исчисления срока для принудительного исполнения решения иностранного суда о взыскании с Т. государственной пошлины в доход государства судом не исследовались, суждений о том, что заместитель суда г. Мозыря Республики Беларусь является лицом, полномочным просить компетентный суд о разрешении принудительного исполнения судебного решения, определение суда не содержит, последнее в этой части не может быть признано законным и обоснованным, в связи с чем подлежит отмене с направлением дела на новое в этой части рассмотрение.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 317 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
определила:
определение Архангельского областного суда от 19 ноября 2002 года в части разрешения принудительного исполнения определения суда г. Мозыря Республики Беларусь от 26 ноября 1998 года о взыскании с Т. в доход государства государственной пошлины в размере 5451200 руб. (расчетных билетов Национального банка Республики Беларусь) отменить, а дело направить в тот же суд на новое в этой части рассмотрение, в остальной части это же определение оставить без изменения, а частную жалобу Т. - без удовлетворения.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 78-Г02-61 от 13.01.2003] Производство по делу об отмене регистрации кандидата в депутаты прекращено правомерно, так как при отсутствии требования о признании недействительным решения избирательной комиссии заявление об отмене регистрации не подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку фактически заявлено требование об обжаловании самого факта регистрации, что в данном случае не может быть предметом судебного разбирательства.  »
Общая судебная практика »
Читайте также