ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 4-В02пр-164 от 09.01.2003 В удовлетворении иска о признании договоров купли-продажи квартиры недействительными отказано правомерно, поскольку не доказана виновность действий сторон по договору, которые предполагаются добросовестными приобретателями спорной квартиры, а также заявителями пропущен срок исковой давности.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 9 января 2003 года
Дело N 4-В02пр-164
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Лаврентьевой М.Н.,
судей Соловьева В.Н.,
Беспаловой З.Д.
рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску В. к администрации Мытищинского района Московской области, органу опеки и попечительства, Г., Р., С. о признании договоров купли-продажи квартиры недействительными по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Мытищинского городского суда Московской области суда от 29 января 2002 года, постановление президиума Московского областного суда от 3 июля 2002 года, которыми в удовлетворении исковых требований отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Беспаловой З.Д., объяснения С., возражавшей против доводов протеста, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Гермашевой М.М., поддержавшей протест, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
установила:
В., являясь опекуном несовершеннолетней Р.М.А., 1989 года рождения, в ее интересах обратилась в суд с иском к администрации Мытищинского района Московской области, органу опеки и попечительства, Г., Р., С. о признании недействительными договоров купли-продажи квартиры N 207 дома N 24, корпус 3, по ул. Летной в г. Мытищи Московской области.
В обоснование заявленных требований указала, что 4 августа 1993 года данная квартира была продана Г. Управление по материнству, детству и делам молодежи администрации Мытищинского района против продажи квартиры не возражало, хотя при этом были нарушены имущественные права несовершеннолетней Р.М.А.
Решением Мытищинского городского суда от 29 января 2002 года в удовлетворении заявленных требований В. отказано.
В кассационном порядке дело не рассматривалось.
Постановлением президиума Московского областного суда от 3 июля 2002 года, решение суда от 29 января 2002 года оставлено без изменения, протест прокурора Московской области оставлен без удовлетворения.
В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации ставится вопрос об отмене судебных постановлений, как вынесенных с нарушением норм материального и процессуального права.
Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для его удовлетворения.
Отказывая в удовлетворении требований истицы о признании недействительными договоров купли-продажи квартиры, по поводу которой возник спор, судебные инстанции исходили из того, что нарушений требований закона при заключении договора купли-продажи этой квартиры, от 4 августа 1993 года, не установлено. Управление по материнству, детству и делам молодежи администрации Мытищинского района против продажи квартиры не возражало, о чем имеется письменное сообщение Управления в нотариальную контору. Кроме этого, судебными инстанциями сделан вывод о том, что истицей пропущен срок исковой давности.
В протесте оспариваются выводы судебных инстанций по тем мотивам, что договор от 4 августа 1993 года, в нарушение требований ст. 133 КоБС РСФСР, был заключен без предварительного согласия органов опеки и попечительства, в результате чего были реально нарушены права ребенка. Вывод судебных инстанций о пропуске истицей срока исковой давности является неправильным, ими не учтено, что право на предъявление иска у истицы возникло только 28 мая 1996 года.
Как видно из дела и установлено судом, 27 июля 1993 года между АО "Метровагонмаш" и Р.Т.Р., Р.А.Н., Р.М.А. был заключен договор о бесплатной передаче им в собственность квартиры N 207 в доме N 24, корпус 3, по улице Летная в городе Мытищи Московской области.
4 августа 1993 года Р.Т.Р. продала, а Г. купил у нее указанную квартиру. При этом Управление по материнству, детству и делам молодежи администрации Мытищинского района в письме от 3 августа 1993 года, адресованном в Первую Московскую областную нотариальную контору г. Мытищи, не возражало против продажи квартиры. 20 марта 1995 года Г. эту квартиру продал Р., 27 июня 1996 года последний продал ее С., которая с тремя детьми проживает в ней до настоящего времени.
В силу п. 3 ст. 6 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, действовавших на момент заключения договора купли-продажи от 4 августа 1993 года, п. 3 ст. 10 ГК РФ, действовавшего в период заключения договоров купли-продажи от 20 марта 1995 года и 27 июня 1996 года, при осуществлении гражданских прав добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается.
Следовательно, Г., Р., С. должны предполагаться добросовестными приобретателями спорной квартиры, пока не будет доказано обратное.
Таким образом, договор купли-продажи от 4 августа 1993 года мог быть признан недействительным лишь при доказанности того, что Г. знал или заведомо должен был знать о нарушении имущественных прав Р.М.А.
Однако данное обстоятельство судом не установлено.
При признании недействительными договоров купли-продажи будет возложена ответственность на Г., Р., С. при отсутствии их виновных действий, нарушающих права Р.М.А.
Признание недействительными договоров при таких обстоятельствах создает условия для нарушения прав добросовестных участников гражданских правоотношений и возможности для злоупотребления правом, что противоречит основным началам гражданского законодательства (п. 2 ст. 5 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, ст. 1 ГК РФ) и не может иметь места с учетом положений ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации (осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц) и п. 1 ст. 10 ГК РФ (недопустимость при осуществлении гражданских прав злоупотребления правом).
С учетом изложенного доводы протеста о том, что при оформлении договора купли-продажи от 4 августа 1993 года не было предварительного разрешения органов опеки и попечительства на его заключение, сами по себе не являются достаточными для признания недействительным этого договора, а также последующих договоров от 20 марта 1995 года и 27 июня 1996 года. Указанные доводы протеста не могут являться основанием к признанию недействительной сделки от 4 августа 1993 года и в связи с тем, что против ее заключения не возражало Управление по материнству, детству и делам молодежи администрации Мытищинского района.
Суд отказал в удовлетворении исковых требований и в связи с пропуском исковой давности, что является правильным по мотивам, изложенным в судебных постановлениях.
Руководствуясь ст. 329 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
определила:
решение Мытищинского городского суда от 29 января 2002 года, постановление президиума Московского областного суда от 3 июля 2002 года оставить без изменения, а протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации - без удовлетворения.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 35-Г02-22 от 09.01.2003 Производство по делу по заявлению об отмене официального толкования пункта 6 статьи 4 Закона Тверской области от 27.07.2000 О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности прекращено правомерно, поскольку обжалуемый нормативно-правовой акт утратил силу, а следовательно, основанием для возникновения гражданских прав и обязанностей не является.  »
Общая судебная практика »
Читайте также