ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 18-Г02-43 от 09.01.2003 В удовлетворении жалобы на решение окружной избирательной комиссии об отказе в регистрации кандидата в депутаты Законодательного Собрания Краснодарского края отказано, так как количество представленных кандидатом подписей избирателей, признанных недостоверными, превысило 23% от общего количества подписей, подвергнутых проверке, что является основанием для отказа в регистрации в качестве кандидата.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 9 января 2003 года
Дело N 18-Г02-43
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Манохиной Г.В.,
судей Толчеева Н.К.,
Макарова Г.В.
рассмотрела в судебном заседании от 9 января 2003 года гражданское дело по жалобе Т. на решение окружной избирательной комиссии об отказе в регистрации кандидата в депутаты Законодательного Собрания Краснодарского края третьего созыва по кассационной жалобе окружной избирательной комиссии Сочинского городского одномандатного избирательного округа N 38 на решение Краснодарского краевого суда от 5 ноября 2002 года, которым заявленное требование удовлетворено.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Т., объяснения представителей заявителя Афанасенко А.В. и Миносяна Э.С., возражавших против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия
установила:
Т. обратился в Краснодарский краевой суд с жалобой на решение окружной избирательной комиссии от 24 октября 2002 года об отказе в регистрации его кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Краснодарского края третьего созыва по Сочинскому городскому одномандатному избирательному округу N 38, указывая на то, что предусмотренных избирательным законодательством оснований для отказа в регистрации не имелось.
Судом постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе окружная избирательная комиссия, ссылаясь на нарушение норм материального и процессуального права.
Обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.
В силу п. 6 ст. 32 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (далее - Федеральный закон "Об основных гарантиях...") и части третьей п. 6 ст. 19 Закона Краснодарского края от 17.10.97 N 102-КЗ "О выборах депутатов Законодательного Собрания Краснодарского края" (в редакции Закона края от 29.05.02 N 485-КЗ) окружная избирательная комиссия обязана не позднее чем через пять дней после приема подписных листов и иных необходимых для регистрации кандидата по одномандатному избирательному округу документов проверить соответствие порядка выдвижения кандидата требованиям Федерального закона, Закона Краснодарского края и принять решение о регистрации кандидата по одномандатному избирательному округу либо мотивированное решение об отказе в регистрации указанного кандидата.
Согласно п. 4 ст. 32 Федерального закона "Об основных гарантиях..." и части второй ст. 19 указанного Закона края при обнаружении среди проверяемых подписей 15 процентов и более недостоверных подписей от количества проверенных подписей избирателей или недостаточного для регистрации соответствующего кандидата количества достоверных подписей избирательная комиссия отказывает в регистрации кандидата.
Из дела видно, что 21 октября 2002 г. кандидатом в депутаты Т. было передано окружной избирательной комиссии 267 подписных листов, содержащих 1279 подписей избирателей, из которых на основании случайной выборки было проверено 245 подписей, из них признано недостоверными 57 подписей, или 23%, что превышает установленную законом предельную долю недостоверных подписей среди подписей, подвергшихся проверке (л.д. 6, 7, 14, 15 - 19).
С учетом выявленного количества недостоверных подписей избирателей окружная избирательная комиссия на основании вышеприведенных норм закона в установленный срок приняла мотивированное решение от 24 октября 2002 г. N 5.2 об отказе в регистрации кандидата в депутаты Законодательного Собрания Краснодарского края Т. (л.д. 11 - 13).
Вывод суда о том, что Т. не был извещен о проведении проверки на основании данных паспортно-визовой службы, не соответствует обстоятельствам дела. В своей жалобе заявитель прямо указывает на то, что он был уведомлен о последнем заседании комиссии, на котором подводились результаты проверки, в том числе с учетом представленной справки паспортно-визовой службы (л.д. 3). Это же подтвердил и его представитель в своих объяснениях в судебном заседании (л.д. 121).
То обстоятельство, что Т. и его представителям не были выданы протокол об итогах проверки подписных листов и выбраковочная ведомость, само по себе не является основанием для признания обжалуемого решения незаконным.
Указанные документы были представлены суду, изложенные в них данные соответствуют содержанию решения окружной избирательной комиссии от 24 октября 2002 г., копия которого была вручена заявителю в соответствии с положениями п. 9 ст. 32 Федерального закона.
Как следует из решения окружной избирательной комиссии от 24 октября 2002 г. N 5.2, по результатам проверки были признаны недостоверными 57 подписей избирателей по тем основаниям, что в большинстве из них неправильно указаны паспортные данные избирателей, адреса их места жительства, в некоторых - год рождения, а также иные нарушения (л.д. 11 - 13).
Суду были представлены заявления и копии паспортов избирателей, в отношении которых выявлены ошибочные данные в подписных листах. Из сопоставления этих доказательств с подписными листами видно, что отмеченные в решении избирательной комиссии ошибки соответствуют действительности. Например, в отношении К., Ш. указаны другие паспортные данные (л.д. 36, 38, 74, 80), в отношении С. - год рождения (л.д. 43, 63) и др.
Оценив эти ошибки в подписных листах, суд пришел к выводу о том, что они не могут повлечь недействительности подписей, проставленных собственноручно избирателями, в связи с чем признал необоснованным исключение из подсчета 24 подписей.
Данный вывод суда основан на неправильном толковании норм материального права, регулирующих порядок сбора и проверки подписей избирателей в поддержку кандидатов.
Избирательным законом предусмотрена процедура проверки недействительности подписей избирателей, из чего ошибочно исходил суд первой инстанции, а достоверности этих подписей, то есть подлинности самой подписи и правильности соответствующих ей данных.
Согласно п. 8 ст. 31 Федерального закона "Об основных гарантиях..." и п. 6 ст. 17 вышеуказанного Закона края избиратель ставит подпись в подписном листе, где он указывает свои фамилию, имя, отчество, год рождения, адрес места жительства, серию и номер паспорта или заменяющего его документа и дату его выдачи, а также дату внесения подписи. Данные об избирателях, ставящих свою подпись в поддержку кандидата, могут вноситься в подписной лист лицом, собирающим подписи в поддержку кандидата.
Избирательным законом не предусмотрено право кандидата на внесение изменений и уточнений в данные об избирателях после передачи подписных листов избирательной комиссии, которая в установленный законом срок должна произвести проверку и принять соответствующее решение.
Освобождение одного из кандидатов от обязанности указывать в подписных листах достоверные сведения об избирателях, поставивших свои подписи, заведомо ставит его в более выгодное положение по отношению к другим кандидатам, сборщики подписей в поддержку которых вынуждены соблюдать установленную законом процедуру и принимать подписи только тех избирателей, данные о которых подтверждены соответствующими документами и проверены лицом, собирающим подписи, что значительно затрудняет сбор подписей.
Ограничившись только ссылкой на подлинность подписей 24 избирателей, суд тем самым упустил из виду требования избирательного закона, обязывающего указывать в подписных листах достоверные данные об избирателях, проставляющих свою подпись в поддержку кандидата, и в нарушение принципа равенства всех кандидатов поставил Т. в более выгодное положение, признав, по существу, за ним право уточнять представленные данные после передачи подписных листов окружной избирательной комиссии.
Поскольку нарушения, отмеченные в обжалуемом решении окружной избирательной комиссии, подтверждены представленными суду доказательствами, в том числе заявлениями избирателей, проставивших свои подписи в поддержку кандидата в депутаты Т., то окружная избирательная комиссия была вправе признать 57 подписей недостоверными и отказать в регистрации данного кандидата на основании п. 9 ст. 32 Федерального закона "Об основных гарантиях...", п. 7 ст. 19 Закона края по мотиву превышения установленной законом предельной доли недостоверных подписей среди подписей, подвергшихся проверке.
Предусмотренных законом оснований для отмены решения окружной избирательной комиссии у суда не имелось, в связи с чем решение суда подлежит отмене, с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении заявленного требования.
Руководствуясь п. 4 ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия
определила:
решение Краснодарского краевого суда от 5 ноября 2002 года отменить, вынести новое решение, которым в удовлетворении жалобы Т. на решение окружной избирательной комиссии от 24 октября 2002 г. N 5.2 об отказе в регистрации кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Краснодарского края третьего созыва по Сочинскому одномандатному избирательному округу N 38 отказать.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 18-Г02-41 от 09.01.2003 В удовлетворении заявления об отмене регистрации кандидата в депутаты Законодательного Собрания Краснодарского края отказано правомерно, поскольку судом не установлено использование кандидатом преимуществ своего должностного положения или нарушение правил ведения предвыборной агитации.  »
Общая судебная практика »
Читайте также