ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Решения МКАС при ТПП РФ от 26.12.2002 n 40/2002) МКАС отказал в удовлетворении требований о взыскании задолженности по контракту, так как соглашение, на котором истец основывает требования, является сделкой, в которой ответчик не участвует, а признание долга одним из солидарных должников не может автоматически связывать юридически другого солидарного должника.

арбитражного суда при Торгово - промышленной палате
Российской Федерации
от 26 декабря 2002 года N 40/2002)
В Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово - промышленной палате Российской Федерации (далее - МКАС) поступило исковое заявление Фирмы, имеющей местонахождение на территории Нидерландов (далее - Истец), о взыскании с Общества с ограниченной ответственностью, имеющего местонахождение на территории Украины (далее - Ответчик), денежной суммы в долларах США.
10 марта 1998 г. между Истцом и Покупателем был заключен Контракт. В соответствии с условиями Контракта Ответчик являлся грузополучателем и ему на условиях ИНКОТЕРМС-1990 несколькими партиями был поставлен товар.
Согласно исковому заявлению, Контрактом предусмотрены следующие условия оплаты: 100% отсрочка платежа в течение 60 дней. Как указал Истец, в нарушение взятых на себя обязательств по Контракту Ответчик и Покупатель поставленный товар не оплатили. Как следует из искового заявления, сообщение Ответчика о перечислении Покупателем денежных средств документального подтверждения не нашло, оплата на расчетный счет Истца не поступала. Истец утверждал, что на его требования оплатить поставленный товар согласно условиям Контракта Ответчик положительного ответа не дал.
Истец просил взыскать с Ответчика сумму основного долга; проценты за пользование чужими денежными средствами; расходы Истца по уплате арбитражного сбора и расходы в размере 10% от суммы иска, связанные с защитой интересов Истца через юридических представителей.
В обоснование компетенции МКАС Истец ссылался на Контракт, из которого следовало, что все споры, разногласия или претензии, которые могут возникнуть из или в связи с Контрактом, а также нарушением обязательств, окончанием или недействительностью Контракта, должны разрешаться в Арбитражном суде Торгово - промышленной палаты РФ. Руководствуясь Контрактом, согласно которому применимым правом является законодательство РФ, Истец в обоснование своих требований ссылался на ст. ст. 309, 310, 322, 323, 395 Гражданского кодекса РФ.
Ответчик отзыва на иск не представил и в заседании не присутствовал.
Представители Истца подтвердили свои исковые требования в полном объеме и высказали мнение, что считают Ответчика связанным арбитражной оговоркой в связи с тем, что Ответчиком были подписаны Контракт и Дополнение к Контракту, и тем самым он выразил свое согласие быть связанным положениями Контракта и содержащейся в нем арбитражной оговоркой.
В ходе заседания представители Истца прокомментировали ранее представленные Истцом при исковом заявлении материалы, доказывающие, по мнению Истца, факт поставки товара и его получение Ответчиком, а также дали необходимые пояснения по вопросам, заданным составом арбитража.
Представители Истца подчеркнули, что в Дополнении к Контракту Ответчик принял на себя вместе с Покупателем солидарную ответственность за выполнение соответствующих обязательств. Было сообщено, что из-за невозможности установления местонахождения Покупателя Истец принял решение обратиться с иском к Ответчику - грузополучателю.
Представители Истца представили суду претензию Истца от 27 мая 1999 г. с отметкой Ответчика о ее получении, а также ответ на претензию, датированный 10 июня 1999 г. В ответе адресат претензии сообщал о том, что он, являясь грузополучателем, не является надлежащим Ответчиком по контрактам, заключенным между Истцом и Покупателем. Представители Истца обратились с ходатайством о приобщении указанных документов к делу. В связи с тем, что данные документы имеются у Ответчика, состав арбитража счел возможным приобщить указанные материалы к делу и ходатайство представителей Истца удовлетворил.
Представители Истца заявили ходатайство об обращении МКАС при ТПП РФ в таможенные органы Украины с просьбой о предоставлении доказательств по делу и об отложении в этой связи слушания дела.
Рассмотрев ходатайство Истца об истребовании МКАС от таможенных органов Украины грузовых таможенных деклараций, содержащих сведения о получении Ответчиком товара, и ходатайство об отложении в этой связи слушания дела, состав арбитража отметил следующее.
Ст. 27 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" не предусматривает процедуру непосредственного обращения третейского суда к государственным органам другой страны за получением доказательств. В данной ситуации МКАС не располагает полномочиями обязать представить запрашиваемые документы.
Основной принцип, зафиксированный в параграфе 34 Регламента, состоит в том, что стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются как на основание своих требований или возражений. Из пункта 1 статьи 23 Закона "О международном коммерческом арбитраже", пункта 1 "г" параграфа 15 и пункта 2 параграфа 19 Регламента МКАС также следует, что и исковое заявление, и объяснения по иску предполагают подкрепление их доказательствами, представляемыми спорящими сторонами. Такие доказательства подлежат анализу в ходе устного слушания дела или разбирательства спора только на основе письменных материалов (пункт 1 статьи 24 Закона "О международном коммерческом арбитраже", параграф 31 Регламента МКАС). Непредставление стороной надлежащих доказательств не является препятствием к продолжению разбирательства и вынесению решения на основе имеющихся в деле доказательств (абзац 4 статьи 25 Закона "О международном коммерческом арбитраже", пункт 5 параграфа 34 Регламента МКАС).
С учетом состязательного характера арбитражного разбирательства международный коммерческий арбитраж не вправе подменять стороны в процессе сбора доказательств.
Предусмотренная в пункте 1 параграфа 34 Регламента МКАС возможность состава арбитража испрашивать представление доказательств третьими лицами является исключением из приведенного основного принципа, которое может применяться по усмотрению самого состава арбитража и лишь при наличии особых обстоятельств.
Обращение об испрашивании доказательств поступило от Истца только в конце устного слушания дела после рассмотрения в заседании ранее представленных Истцом доказательств.
Заявление Истца о его безрезультатном обращении в таможенные органы Украины документально не подтверждено. Нет и достаточных данных полагать, что получение грузовых таможенных деклараций от таможенных органов Украины является единственно возможным для Истца способом доказать факт передачи им товара Ответчику.
При таких обстоятельствах состав арбитража не усматривает оснований для удовлетворения ходатайства Истца об обращении в таможенные органы Украины с просьбой о предоставлении грузовых таможенных деклараций. Нет оснований и для дальнейшего отложения слушания дела.
Рассмотрев материалы дела и заслушав объяснения представителей Истца, МКАС установил следующее.
1. Контракт содержит арбитражную оговорку о разрешении всех споров, разногласий или претензий, могущих возникнуть из Контракта или в связи с ним, в Арбитражном суде при Торгово - промышленной палате РФ. Постановлением Верховного Совета РФ от 7 июля 1993 г. Арбитражный суд при ТПП РФ переименован в Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ. Использование в Контракте прежнего наименования МКАС не является препятствием к признанию его компетенции по настоящему спору, поскольку речь идет об одном и том же арбитражном органе.
Контракт содержит наряду с подписью от имени Истца и подписью Покупателя также и подпись Ответчика в качестве грузополучателя.
В материалах дела имеется Дополнение к Контракту, также содержащее подписи от имени указанных выше лиц. Согласно Дополнению Покупатель и грузополучатель приняли на себя солидарную ответственность по всем обязательствам, содержащимся в Контракте и Дополнении к нему.
При данных обстоятельствах Ответчик стал стороной Контракта от 10 марта 2002 г. Основываясь на ст. 7 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", состав арбитража приходит к выводу, что между Истцом и Ответчиком имеется письменное арбитражное соглашение, содержащееся в Контракте, подписанном сторонами. С учетом изложенного МКАС признает себя компетентным рассматривать настоящий спор.
2. Ответчик в соответствии с параграфами 12 и 23 Регламента МКАС был уведомлен о дате и месте слушания дела. Ходатайства об отложении слушания дела от Ответчика не поступало. Представители Истца выразили мнение о возможности слушания дела в отсутствие представителей Ответчика. Руководствуясь п. 2 параграфа 28 Регламента, состав арбитража пришел к выводу, что неявка Ответчика не препятствует слушанию дела и вынесению решения.
3. В соответствии с Контрактом применимым правом является материальное право РФ. В соответствии с параграфом 13 Регламента МКАС споры разрешаются на основе применимых норм материального права, определенного соглашением сторон. Таким образом, в настоящем деле к Контракту подлежит применению российское право.
4. По утверждению Истца, основной долг возник вследствие неоплаты Ответчиком поставленных товаров. Бремя доказывания факта поставки товаров и их стоимости лежит на Истце.
В качестве доказательств передачи товаров Ответчику Истцом представлены по каждой из четырех партий инвойсы, накладные и письма представителя Истца с указанием отпустить товары представителю Ответчика.
Три из представленных накладных вообще не содержат в соответствующей графе подписи представителя Ответчика, свидетельствующей о получении товаров. На одной из накладных в графе "получил" имеется неразборчивая и нерасшифрованная подпись, которая, как заявили сами представители Истца в заседании, принадлежит неустановленному лицу.
Из имеющихся на ряде документов отметок таможни также нельзя сделать вывод о получении товаров Ответчиком. Сами по себе обращения Истца об отпуске товаров Ответчику и выставление счетов покупателю, а также Ответчику не доказывают надлежащим образом факт поставки товаров.
В качестве доказательства факта частичного признания Ответчиком долга Истец ссылается на Дополнительное соглашение N 1 к Контракту. В названном документе не проставлена дата его подписания. Как было пояснено представителями Истца, данный документ был подписан не позднее октября 1998 г., т.е. до указанных Истцом дат поставок третьей и четвертой партий товаров.
Между текстами Дополнительного соглашения на русском и английском языках имеются несоответствия. Так, если в русском тексте неоднократно упоминается фирма Ответчика наряду, а иногда и вместо фирмы Покупателя, то в английском тексте какие бы то ни было упоминания фирмы Ответчика отсутствуют вовсе.
В ходе устного слушания дела первоначально представители Истца заявили, что Дополнительное соглашение касается порядка погашения задолженности не только по Контракту, из которого возник настоящий спор, но также и по другому Контракту 1996 г. Затем представители Истца в том же заседании скорректировали свою позицию, утверждая, что в Дополнительном соглашении N 1 речь идет только о задолженности по Контракту, из которого возник настоящий спор. Вместе с тем зафиксированные в Дополнительном соглашении сведения о размере задолженности расходятся с общей стоимостью товаров, поставленных, по утверждению Истца, на момент подписания Дополнительного соглашения к Контракту, на основе которого предъявлен рассматриваемый иск.
В любом случае Дополнительное соглашение N 1 Ответчиком не подписано. Данное соглашение хотя и связано с Контрактом, но представляет собой сделку, в которой Ответчик не участвует. Даже если полагать, что такая сделка содержит частичное признание долга, она касается отношений Истца (кредитора) с другим должником, который не является стороной по делу. Согласно пункту 2 статьи 308 Гражданского кодекса РФ обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон.
По мнению состава арбитража, исходя из смысла статьи 324 Гражданского кодекса РФ, признание долга одним из солидарных должников не может автоматически юридически связывать другого солидарного должника. Содержание отношений кредитора с каждым из солидарных должников может не совпадать. Аналогичным образом, например, признание долга одним должником прерывает исковую давность в отношениях между кредитором и данным должником, но не в отношениях кредитора с другими солидарными должниками.
В ответ на обращенную к нему претензию Истца Ответчик сообщил, что не считает себя надлежащим Ответчиком по Контракту, из которого возник спор. Другими словами, можно заключить, что долг Ответчиком не признается.
Исходя из изложенного и оценивая имеющиеся в деле доказательства, состав арбитража не находит достаточных оснований для удовлетворения требования Истца о взыскании с Ответчика стоимости товаров.
5. В связи с отклонением за недоказанностью требования Истца о возмещении Ответчиком основного долга подлежит отклонению требование Истца об уплате Ответчиком процентов на сумму основного долга за пользование чужими денежными средствами.
6. Согласно параграфу 9 Положения об арбитражных расходах и сборах, являющегося Приложением к Регламенту МКАС и неотъемлемой его частью (п. 3 параграфа 18 Регламента), сторона, в пользу которой вынесено решение, может потребовать возложить на другую сторону возмещение понесенных ею разумных издержек, возникших в связи с арбитражным разбирательством, в частности, расходов, связанных с защитой своих интересов через юридических представителей.
Ввиду отклонения требований Истца о возмещении ему Ответчиком суммы основного долга и процентов на нее не подлежит удовлетворению и требование Истца о возмещении ему расходов по защите его интересов через юридических представителей.
7. В соответствии с п. 1 параграфа 6 Положения об арбитражных расходах и сборах, если стороны не договорились об ином, арбитражный сбор возлагается на сторону, против которой состоялось решение арбитража, т.е. в данном случае на Истца.
Вместе с тем при подаче искового заявления Истцом была неправильно определена цена иска, в нее ошибочно включены расходы, связанные с защитой интересов Истца через юридических представителей, а также подлежащий уплате арбитражный сбор.
На основании изложенного и руководствуясь параграфами 38 - 41 Регламента, МКАС в иске Фирмы, имеющей местонахождение на территории Нидерландов, к Обществу с ограниченной ответственностью, имеющему местонахождение на территории Украины, отказал.

[ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ n 17-П от 26.12.2002] О признании не соответствующим Конституции РФ абзаца второго пункта 4 статьи 11 ФЗ Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно - исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции.  »
Общая судебная практика »
Читайте также