[ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ n 17-П от 26.12.2002] О признании не соответствующим Конституции РФ абзаца второго пункта 4 статьи 11 ФЗ Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно - исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 26 декабря 2002 г. N 17-П
ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
ПОЛОЖЕНИЯ АБЗАЦА ВТОРОГО ПУНКТА 4 СТАТЬИ 11
ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ
СТРАХОВАНИИ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ, ГРАЖДАН,
ПРИЗВАННЫХ НА ВОЕННЫЕ СБОРЫ, ЛИЦ РЯДОВОГО
И НАЧАЛЬСТВУЮЩЕГО СОСТАВА ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРОТИВОПОЖАРНОЙ
СЛУЖБЫ, СОТРУДНИКОВ УЧРЕЖДЕНИЙ И ОРГАНОВ
УГОЛОВНО - ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ И СОТРУДНИКОВ
ФЕДЕРАЛЬНЫХ ОРГАНОВ НАЛОГОВОЙ ПОЛИЦИИ" В СВЯЗИ
С ЖАЛОБОЙ ГРАЖДАНИНА М.А. БУДЫНИНА
Именем Российской Федерации
Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего Н.В. Селезнева, судей М.В. Баглая, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, С.М. Казанцева, В.О. Лучина, О.С. Хохряковой,
с участием гражданина М.А. Будынина, представителя Государственной Думы - кандидата юридических наук Г.П. Ивлиева и представителя Совета Федерации - члена Совета Федерации Ю.А. Шарандина,
руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности положения абзаца второго пункта 4 статьи 11 Федерального закона "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно - исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции".
Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина М.А. Будынина на нарушение указанным законоположением его конституционных прав. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителем законоположение.
Заслушав сообщение судьи - докладчика О.С. Хохряковой, объяснения представителей сторон, заключение эксперта М.А. Ковалевского, выступление полномочного представителя Правительства Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.Ю. Барщевского, а также выступления приглашенных в заседание представителей: от Верховного Суда Российской Федерации - судьи Верховного Суда Российской Федерации А.В. Харланова, от Министерства внутренних дел Российской Федерации - Н.С. Тузлуковой, от Министерства финансов Российской Федерации - М.В. Коктомова, от закрытого акционерного общества "Страховая компания правоохранительных органов" - В.В. Коняхина и А.Н. Суркова, от Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации - В.Н. Ивакина, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации
установил:
1. В соответствии с законодательством Российской Федерации жизнь и здоровье лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации подлежат обязательному государственному страхованию. Условия и порядок его осуществления, в том числе перечень страховых случаев, с наступлением которых связывается получение страхового обеспечения, порядок выплаты страховых сумм и ответственность страховщика за ее необоснованную задержку, установлены Федеральным законом от 28 марта 1998 года "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно - исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции".
Как следует из представленных материалов, в июне 1998 года гражданину М.А. Будынину, уволенному со службы из органов внутренних дел по ограниченному состоянию здоровья, была установлена инвалидность II группы в связи с заболеванием, полученным при исполнении служебных обязанностей. Документы, подтверждающие наступление страхового случая и необходимые для принятия решения о выплате страховой суммы в размере 50-ти окладов месячного денежного содержания, были направлены страховщику - закрытому акционерному обществу "Страховая компания правоохранительных органов" в январе 1999 года. Однако страховую сумму М.А. Будынин получил со значительной задержкой, поскольку в тот период у страхователя - Министерства внутренних дел Российской Федерации имелась задолженность перед страховщиком по перечислению страховых взносов.
Пресненский районный суд города Москвы, куда М.А. Будынин обратился с иском к ЗАО "Страховая компания правоохранительных органов" и Министерству внутренних дел Российской Федерации, решением от 2 августа 2001 года отказал в удовлетворении требований истца о взыскании в его пользу штрафа за задержку выплаты страховой суммы и процентов за пользование чужими денежными средствами, а также об индексации страховой суммы. Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 сентября 2001 года данное решение оставлено без изменения, а кассационная жалоба М.А. Будынина - без удовлетворения.
При этом суды исходили из того, что в силу предписаний пункта 4 статьи 11 Федерального закона "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно - исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции" страховщик в данном случае не должен нести ответственность в виде штрафа, поскольку задержка выплаты страховой суммы М.А. Будынину вызвана несвоевременным внесением страховых взносов страхователем; со страхователя же штраф также не подлежит взысканию, поскольку страхование им было осуществлено, договор страхования заключен на условиях, установленных федеральным законодательством, а несвоевременное внесение страховых взносов связано с бюджетным недофинансированием соответствующей статьи расходов Министерства внутренних дел Российской Федерации.
Решая вопрос о взыскании в пользу М.А. Будынина процентов за пользование чужими денежными средствами, суды пришли к выводу, что соответствующие положения статьи 395 ГК Российской Федерации об ответственности за неисполнение денежного обязательства не могут быть применены к отношениям, возникшим между истцом и ЗАО "Страховая компания правоохранительных органов", поскольку специальным законом предусмотрена ответственность страховщика за несвоевременную выплату страховой суммы в виде штрафа; что касается Министерства внутренних дел Российской Федерации, то с него проценты за пользование чужими денежными средствами взысканы быть не могут, поскольку оно в договорных отношениях с М.А. Будыниным не состоит и денежных обязательств непосредственно перед ним не имеет.
Отказывая в удовлетворении требования истца об индексации страховой суммы в связи с ее несвоевременной выплатой, суды сослались на то, что Законом РСФСР "Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР" индексация единовременных социальных пособий, к которым относятся и страховые суммы, выплаченные истцу по договору обязательного государственного страхования жизни и здоровья лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, не предусмотрена.
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин М.А. Будынин оспаривает конституционность абзаца второго пункта 4 статьи 11 Федерального закона "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно - исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции", согласно которому несвоевременная выплата страховщиком страховых сумм по причине задержки внесения страхователем страховых взносов не является основанием для выплаты штрафа. По мнению заявителя, названная норма лишает застрахованных лиц гарантии защиты их прав и позволяет не возмещать причиненный здоровью вред в течение неопределенного времени, а потому не соответствует статьям 19 (части 1 и 2), 45, 46 (часть 1), 53 и 55 Конституции Российской Федерации.
2. По смыслу статей 37 (часть 1) и 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 32 (часть 4), 71 (пункт "м"), 72 (пункт "б" части 1) и 114 (пункты "д", "е"), военная служба, служба в органах внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службе, в учреждениях и органах уголовно - исполнительной системы, в федеральных органах налоговой полиции (далее - военная и аналогичная ей служба), посредством прохождения которой граждане реализуют свое право на труд, представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства, общественного порядка, законности, прав и свобод граждан и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах. Лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним.
Обязанности, возлагаемые на лиц, несущих военную и аналогичную ей службу, предполагают необходимость выполнения ими поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, что - в силу статей 1 (часть 1), 2, 7, 37 (части 1 и 3), 39 (части 1 и 2), 41 (часть 1), 45 (часть 1), 59 и 71 (пункты "в", "м") Конституции Российской Федерации - влечет обязанность государства гарантировать им материальное обеспечение и компенсации в случае причинения вреда жизни или здоровью при прохождении службы.
Реализуя данную конституционную обязанность государства, федеральный законодатель установил для военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно - исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции (далее - военнослужащие и приравненные к ним лица) осязательное государственное страхование жизни и здоровья, определив в рассматриваемом Федеральном законе условия и порядок его осуществления.
Обязательное государственное страхование жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним лиц, установленное в целях защиты их социальных интересов и интересов государства (пункт 1 статьи 969 ГК Российской Федерации), является одной из форм исполнения государством обязанности возместить ущерб, который может быть причинен жизни или здоровью этих лиц при прохождении ими службы. Следовательно, в конституционно - правовом смысле страховое обеспечение, полагающееся военнослужащим и приравненным к ним лицам в соответствии с рассматриваемым Федеральным законом, - наряду с иными выплатами, которые в целях возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, могут быть установлены им на основании других законов (статья 1084 ГК Российской Федерации, статья 29 Закона Российской Федерации "О милиции" и др.), - входит в гарантированный государством объем возмещения вреда, призванного компенсировать последствия изменения их материального и (или) социального статуса вследствие наступления страховых случаев, включая причиненный материальный и моральный вред.
Таким образом, посредством обязательного государственного страхования жизни и здоровья, предполагающего выплату при наступлении страховых случаев соответствующих страховых сумм (статьи 4 и 5 рассматриваемого Федерального закона), военнослужащим и приравненным к ним лицам обеспечиваются право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, право на охрану здоровья, защита имущественных прав (статья 7, часть 2; статья 37, части 1 и 3; статьи 35 и 41, часть 1; статья 53 Конституции Российской Федерации), а также осуществляется гарантируемое статьей 39 Конституции Российской Федерации социальное обеспечение граждан в случае болезни, инвалидности, потери кормильца и в иных случаях, установленных законом.
Закрепляя обязательность страхования жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним лиц как выполняющих служебные обязанности в особых условиях, сопряженных с риском для жизни и здоровья, и специальный порядок его финансирования (за счет средств соответствующих бюджетов - федерального или субъекта Российской Федерации), федеральный законодатель может при этом предусмотреть различный правовой механизм осуществления страховых выплат. Однако такой механизм должен включать эффективные гарантии прав указанных лиц, адекватные правовой природе и целям данного вида страхования, характеру правоотношений, возникающих между гражданином и государством в связи с причинением вреда жизни или здоровью при прохождении службы, и обеспечивающие на основе упрощенных процедур своевременное и в полном объеме получение полагающегося страхового обеспечения.
3. Обязательное государственное страхование жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним лиц осуществляется, как следует из статей 2, 3 и 6 рассматриваемого Федерального закона и статей 927 и 969 ГК Российской Федерации, на основании договоров страхования, заключаемых страхователями - федеральными органами исполнительной власти, в которых законодательством Российской Федерации предусмотрены военная служба, служба, военные сборы, и страховщиками, которыми могут быть выбираемые на конкурсной основе страховые организации, имеющие выданные федеральным органом по надзору за страховой деятельностью разрешения (лицензии) на осуществление данного вида страхования; при этом к деятельности по обязательному государственному страхованию допускаются только те страховые организации, которые имеют необходимый уставный капитал, сформированный без участия иностранных инвестиций, практический опыт работы в области личного страхования не менее одного года и показатели финансовой надежности, гарантирующие финансовую обеспеченность взятых на свою ответственность страховых обязательств.
В соответствии с рассматриваемым Федеральным законом договор обязательного государственного страхования заключается между страхователем и страховщиком в пользу третьего лица - застрахованного лица (выгодоприобретателя) и включает соглашение о застрахованных лицах, об обязательствах и ответственности страхователя и страховщика, перечень страховых случаев и способы перечисления (выплаты) страховых сумм застрахованному лицу (выгодоприобретателю), а также периодичность

[ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА СУДЕЙ РФ n 78 от 26.12.2002] Об утверждении перечня заболеваний, препятствующих назначению на должность судьи.  »
Общая судебная практика »
Читайте также