[ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 143пв-02 от 25.12.2002] В удовлетворении заявления о признании противоречащим федеральному законодательству Устава Сахалинской области в части, предусматривающей принятие постановления о самороспуске областной Думы двумя третями голосов от установленного числа депутатов, отказано, так как в соответствии с законодательством представительный орган субъекта РФ имеет право самостоятельно устанавливать порядок принятия решения о самороспуске.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 25 декабря 2002 года N 143пв-02
Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:
Председателя - Лебедева В.М.,
членов Президиума - Радченко В.И.,
Сергеевой Н.Ю.,
Верина В.П.,
Смакова P.M.,
Кузнецова В.В.,
Каримова М.А.,
Попова Г.Н.,
Свиридова Ю.А.,
Меркушова А.Е.,
Вячеславова В.К.,
с участием заместителя Генерального прокурора
Российской Федерации - Кехлерова С.Г.
рассмотрел в порядке надзора по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Жуйкова В.М. гражданское дело по заявлению прокурора Сахалинской области о признании противоречащим федеральному законодательству пункта 3 статьи 23 Устава Сахалинской области.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуцола Ю.А., объяснения представителя Сахалинской областной Думы адвоката Костанова Ю.А. (доверенность в деле), заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего протест отклонить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации
установил:
прокурор Сахалинской области обратился в суд с заявлением о признании противоречащим федеральному законодательству пункта 3 статьи 23 Устава Сахалинской области от 9 июля 2001 г. в части принятия двумя третями голосов от установленного числа депутатов постановления Сахалинской областной Думой о самороспуске.
Решением Сахалинского областного суда от 6 сентября 2001 г. пункт 3 статьи 23 Устава Сахалинской области в части установления принятия постановления о самороспуске Сахалинской областной Думы признан противоречащим пункту 3 статьи 7 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ (в редакции Федеральных законов от 29 июля 2000 года N 106-ФЗ и 8 февраля 2001 года N 3-ФЗ), недействующим и не подлежащим применению со дня вступления решения в законную силу.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело по кассационным жалобам Сахалинской областной Думы и администрации Сахалинской области, определением от 26 октября 2001 года решение Сахалинского областного суда от 6 сентября 2001 года оставила без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.
В протесте заместителя Председателя Верховного Суда РФ поставлен вопрос об отмене принятых по делу судебных постановлений и вынесении по делу нового решения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Президиум находит протест обоснованным.
По мнению суда, приведенное положение пункта 3 статьи 23 Устава Сахалинской области противоречит пункту 3 статьи 7 Федерального закона от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ, согласно которому "постановления законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации принимаются большинством голосов от числа избранных депутатов, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом".
Суд пришел к выводу, что кворум для принятия постановления о самороспуске областной Думой установлен произвольно, поскольку пунктом 3 статьи 7 Федерального закона от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ конкретно определено необходимое количество голосов депутатов от числа избранных для принятия постановления, в том числе и о самороспуске, законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, составляющее большинство голосов от числа избранных депутатов, а не установленного числа депутатов, как это указано в оспариваемой норме Устава области.
С доводами о противоречии оспариваемого пункта Устава Сахалинской области федеральному законодательству и произвольном определении кворума для принятия постановления о самороспуске областной Думы нельзя согласиться.
В пункте 1 статьи 1 Федерального закона N 184-ФЗ закреплен ряд общих принципов деятельности органов государственной власти субъектов Российской Федерации, среди которых: в) верховенство Конституции Российской Федерации и федеральных законов на всей территории Российской Федерации; е) разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации; ж) самостоятельное осуществление органами государственной власти субъектов Российской Федерации принадлежащим им полномочий.
Общие принципы, то есть основные начала организации системы органов государственной власти, не должны включать детальное регулирование вопросов формирования и деятельности органов государственной власти субъектов Российской Федерации.
Федеральный закон не содержит исчерпывающего перечня полномочий органов государственной власти субъекта Российской Федерации и специально предусматривает, что законом субъекта Российской Федерации согласно подпункту "н" пункта 2 статьи 5 Федерального закона N 184-ФЗ "регулируются иные вопросы, относящиеся в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, конституцией (уставом) и законами субъекта Российской Федерации к ведению и полномочиям субъекта Российской Федерации".
Приведенное положение соотносится с пунктом 7 статьи 4 Федерального закона N 184-ФЗ, в соответствии с которым "законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации самостоятельно решает вопросы организационного, правового, информационного, материально - технического и финансового обеспечения своей деятельности".
Определяя в пункте 3 статьи 7 Федерального закона N 184-ФЗ общую норму, касающуюся установления количества голосов депутатов для принятия постановлений законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, федеральный законодатель в полном соответствии с приведенными конституционными принципами предусмотрел иную (исключительную) возможность принятия постановлений законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации.
Эта иная возможность реализована в подпункте "а" п. 1 ст. 9 Федерального закона N 184-ФЗ, согласно которому полномочия законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации могут быть прекращены досрочно в случае "принятия указанным органом решения о самороспуске, при этом решение о самороспуске принимается в порядке, предусмотренном конституцией (уставом) или законом субъекта Российской Федерации".
Из анализа приведенных положений вытекает вывод о том, что Федеральным законом N 184-ФЗ законодательному (представительному) органу государственной власти субъекта Российской Федерации предоставлена возможность самостоятельно устанавливать порядок принятия решения о самороспуске.
При этом несомненно, что процедура принятия постановления о самороспуске охватывается понятием "порядок принятия решения о самороспуске", о котором упоминается в подпункте "а" п. 1 ст. 9 Федерального закона N 184-ФЗ, то есть указанное понятие в отношении коллегиального органа, которым является законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта РФ, включает в себя и указание на число голосов депутатов, которое должно быть подано за это решение (кворум для принятия решения). К такому выводу приводит анализ решений Конституционного Суда РФ по толкованию положений Конституции РФ, связанных, например, с порядком принятия федеральных и федеральных конституционных законов или с порядком внесения поправок в Конституцию РФ (см. Постановления Конституционного Суда РФ от 23.03.95 N 1-П и от 12.04.95 N 2-П).
В рассматриваемом случае принятие постановления о самороспуске является составной и неразрывной частью порядка принятия такого решения, его завершающей стадией.
Используя предоставленное федеральным законом право, Сахалинская областная Дума определила исключительный порядок принятия постановления о самороспуске законодательного (представительного) органа государственной власти Сахалинской области, заключающийся в том, что такое постановление принимается не большинством голосов от числа избранных депутатов, а двумя третями голосов от установленного числа депутатов.
Принятие решения о самороспуске областной Думы квалифицированным большинством голосов является гарантией взвешенности такого решения, принимаемого коллегиально, а также одним из факторов, обеспечивающих стабильность функционирования законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, что полностью отвечает интересам населения субъекта РФ с точки зрения сохранения устойчивости законодательной ветви власти. Вывод суда о том, что областной Думой произвольно установлен кворум для принятия решения о самороспуске, является ошибочным.
При указанном положении следует признать, что судебные инстанции допустили неправильное применение норм материального права, что в соответствии с п. 1 ст. 330 ГПК РСФСР является основанием к отмене судебных постановлений в надзорном порядке. При этом по делу следует вынести новое решение об отказе прокурору в удовлетворении заявленного требования. Руководствуясь п. 5 ст. 329 ГПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации
постановил:
отменить решение Сахалинского областного суда от 6 сентября 2001 г. и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 октября 2001 г. Вынести по делу новое решение об отказе прокурору Сахалинской области в удовлетворении заявления о признании противоречащим федеральному законодательству пункта 3 статьи 23 Устава Сахалинской области от 9 июля 2001 г. в части, предусматривающей принятие постановления о самороспуске Сахалинской областной Думы двумя третями голосов от установленного числа депутатов Сахалинской областной Думы.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 78-о02-150 от 25.12.2002] Прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно и прекращение уголовного преследования.  »
Общая судебная практика »
Читайте также