ИНФОРМАЦИЯ (М. Адамайтис) (Российская юстиция, 2002, n 12) Суд не должен быть инициатором назначения экспертиз

Судебная реформа изначально предполагала принятие комплекса качественно новых, основополагающих для создания и последующего укрепления самостоятельной судебной власти законодательных актов. Безусловно, здесь нельзя было обойтись без реформирования и уголовно - процессуального законодательства. О достоинствах - прогрессивности и демократическом духе - нового УПК сказано немало (в том числе и на страницах "Российской юстиции"). В то же время Кодекс содержит ряд положений, которые явно "выбиваются" из его общей концепции, создают неопределенность в понимании судьями позиции законодателя, декларирующего новые подходы к роли суда и одновременно сохраняющего положения старого Кодекса, возлагавшего в значительной мере на суд бремя доказывания.
Как известно, авторы УПК РФ стремились создать Кодекс, который бы не просто провозглашал, как это было ранее, но и обеспечивал подлинную состязательность, являющуюся согласно ч. 3 ст. 123 Конституции РФ одним из принципов судопроизводства. По их мнению, им это удалось, однако с этим можно поспорить, анализируя, в частности, положения ст. 283 УПК, позволяющей суду по собственной инициативе назначить судебную экспертизу, самостоятельно формулировать вопросы эксперту, а также обязывающую суд в необходимых случаях назначить повторную или дополнительную экспертизу, если сторонами ходатайства об этом не заявлено.
Тем самым законодатель придает заключению эксперта статус особого доказательства, которое вопреки общему правилу не представляется сторонами (в нашем случае - получение которого не инициируется одной из сторон), а истребуется по инициативе суда. Между тем действующий УПК не дает никаких оснований для особого подхода к заключению эксперта, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 16 УПК никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.
------------------------------------------------------------------

По-видимому, ссылаясь на ч. 2 ст. 16 УПК, автор имел в виду ч. 2 ст. 17 УПК.
------------------------------------------------------------------
Таким образом, ст. 283 УПК дает зеленый свет для собирания судом по собственной инициативе обвинительных и оправдательных доказательств.
Мне возразят, что на стадии назначения экспертизы суду не может быть известно, какое из двух видов доказательств он получит, но в том-то и дело, что он не имеет права собирать ни те, ни другие. В противном случае судом нарушается принцип состязательности сторон, закрепленный в ст. 15 УПК и гласящий, что суд не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, а создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Считая, что назначение экспертиз по инициативе суда не просто противоречит, но и вообще находится за рамками состязательности, я имею в виду и экспертизы, назначение которых в соответствии со ст. 196 УПК является обязательным, если необходимо установить определенные обстоятельства, входящие в предмет доказывания. Вопрос - кому необходимо? Ответ очевиден: стороне обвинения или стороне защиты, так как у суда в процессе доказывания не может быть собственных интересов, отличных от интересов сторон.
Закрепление в ст. 283 УПК положения, противоречащего общей концепции доказывания в суде, повлекло ситуацию, когда, с учетом требований ст. ст. 285 и 286 УПК, заключение судебной экспертизы, назначенной по инициативе суда, не может быть приобщено к материалам дела, если об этом не заявит ходатайство ни одна из сторон (обращаю внимание на то, что документы, истребованные судом, о которых, в частности, говорится в этих статьях, - это самостоятельный вид доказательств).
Судья оказывается в положении "третьего лишнего", что, понятно, не прибавляет ему авторитета в глазах участников процесса.
Инициатива суда при назначении экспертиз была бы оправданна, если бы Конституция РФ или тот же УПК провозглашали, что целью доказывания в суде является установление объективной истины, однако такая цель перед судом в настоящее время не ставится, неполнота судебного следствия более не является основанием для отмены приговора. Предполагаю, что при проверке законности и обоснованности приговора у вышестоящих инстанций возникнет желание оказать "законное" давление на суд, "подогнать" отсутствие инициативы суда в назначении экспертиз под формулировки "нарушение уголовно - процессуального закона" или "несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела", однако считаю такой подход не основанным на действующем уголовно - процессуальном законодательстве.
Заместитель председателя
Ленинского районного суда
г. Кирова
М.АДАМАЙТИС

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Н. Петрова, Российская юстиция n 12, 2002 г.) Наделить потерпевшего правом уголовного преследования.  »
Общая судебная практика »
Читайте также