[ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Г. Никитин, Бизнес-адвокат n 22, 2002 г.)] Позитивное обязательство: не проходите мимо!

Фундаментальные акты о правах человека принимались под очевидным впечатлением от ужасов второй мировой войны - тогда еще недавнего прошлого. В качестве главной опасности для прав человека, несомненно, воспринимались субъекты международного права, которых Декларация неслучайно увещевает не забывать о том, что в качестве последнего средства человек может прибегнуть и "к восстанию против тирании и угнетения". Очень многие правозащитники до сих пор полагают, что на права человека может посягать только государство - возможность попрания этих прав другим человеком либо не осознается, либо сбрасывается со счета.
Ураганный рост преступности не в последнюю очередь объясняется бездействием правоохранительных органов - не успев в полной мере преодолеть склонность к непосредственным нарушениям прав человека, государства все охотнее дополняют их попустительством нарушения этих прав со стороны преступного мира, который также не вполне разделяет "веру в достоинство и ценность человеческой личности". Помимо крайних случаев, когда правоохранительные органы материально заинтересованы не замечать преступных деяний, нельзя исключать и объективных причин бездействия - недостатка сил и средств, множества побочных обязанностей, а также опасения нарушить покой подозреваемых, которые обладают множеством прав. Ответственность за бездействие не слишком обременительна - так, нижегородский милиционер Фунтов, не принявший мер к защите семьи заявительницы Халболаевой, вследствие чего ее захваченный в заложники годовалый ребенок был по неосторожности убит группой захвата, осужден в сентябре к двум годам лишения свободы условно и в настоящее время обжалует свирепый приговор в вышестоящих инстанциях.
Между тем Европейская конвенция о правах человека и основных свобод открывает для потерпевших определенные возможности, и не только связанные с созданием механизма принуждения к их осуществлению. Текст Конвенции не позволяет сделать вывод, что обязанность Высоких Договаривающихся Сторон обеспечивать конвенционные права и свободы ограничивается воздержанием от их нарушений. Хотя Европейский Суд не рассматривает жалобы против частных лиц или против организаций, не имеющих публично - правового статуса, при определенных обстоятельствах на государство может возлагаться ответственность за непринятие эффективных мер для защиты прав заявителя от их нарушения, последовавшего в результате действий других лиц. Как указала Большая палата Европейского Суда по делу Илашку и других, "обязательство Договаривающейся Стороны - участника Конвенции соблюдать гарантированные Конвенцией права не ограничивается обязательством отказаться от нарушения указанных прав, но - самое главное - является позитивным обязательством, а именно обязательством принимать все необходимые меры для недопущения любых нарушений соответствующих прав на своей территории и обеспечения прекращения таких нарушений". Однако на практике этот знаменательный вывод учитывается далеко не всегда.
Не все спокойно в Лондоне
Фабула дела "Осман против Соединенного Королевства", рассмотренного Европейским Судом 28 октября 1998 г., способна поразить даже закаленное воображение российского гражданина, хорошо знакомого с повадками правоохранительных органов. На протяжении примерно года потерпевшие пытались добиться от прославленной лондонской полиции защиты от посягательств со стороны всего - навсего школьного учителя (не бандита и не наркобарона), который все это время проживал по своему домашнему адресу, но добились только того, что один из них был убит, а другой серьезно ранен.
В 1986 г. директор школы Хомертон - хаус, г-н Джон Принс, заметил привязанность к ученику школы Ахмету Осману со стороны одного из учителей Пола Пейджет - Льюиса, который провожал его из школы на автомобиле, фотографировал его и делал ему подарки. 9 марта 1987 г. Пейджет - Льюис дал письменные объяснения заместителю директора школы Перкинсу, который посоветовал ему обратиться к психиатру, а директор сообщил в полицию.
14 апреля 1987 г. Пейджет - Льюис принял имя Пол Ахмет Илдырым Осман (Илдырым по-турецки - "молниеносный". - Ред.). 1 мая 1987 г. г-н Принс написал об этом письмо в Управление образования Внутреннего Лондона и выразил мнение о необходимости его удаления из школы при первой возможности.
В мае Пейджет - Льюиса несколько раз осматривал психиатр Управления д-р Фергюсон, который после некоторых колебаний рекомендовал удалить учителя из школы. 18 июня 1987 г. Пейджет - Льюис был отстранен от работы в связи с расследованием его непрофессионального поведения. 7 августа 1987 г. Управление направило ему письмо с официальным выговором, однако отменило решение об отстранении его от должности. Позже он начал работать на вспомогательной должности в двух других местных школах.
Конец лета и начало осени 1987 г. ознаменовались рядом актов вандализма - ветровое стекло машины Али Османа было разбито, в ноябре 1987 г. дверной замок в доме Османов был залит клеем, ступеньки и машина были испачканы отходами жизнедеятельности собак. В ноябре 1987 г. констебль Адамс беседовал с Пейджет - Льюисом по поводу актов вандализма. В позднейшем заявлении в полицию Пейджет - Льюис утверждал, что говорил Адамсу о том, что ощущает способность совершить нечто "криминально - безумное". Власти ничего подобного не припоминали.
15 декабря 1987 г. Пейджет - Льюис высказал должностным лицам Управления образования, что "все это симфония и осталось взять последний аккорд". Он обвинял в своих неприятностях г-на Перкинса, говорил, что не устроит в школе "Хангерфорд" (место нашумевшего убийства 16 человек, где сам убийца застрелился), а придет к нему домой. 17 декабря 1987 г. сержант Бордмен попытался арестовать Пейджет - Льюиса, но он в это время находился на работе. В начале января 1988 г. имя Пейджет - Льюиса было внесено в полицейскую компьютерную систему в качестве разыскиваемого по подозрению в совершении ряда правонарушений. Тем не менее Пейджет - Льюис продолжал проживать по домашнему адресу и получал там почту. 17 января 1988 г. он украл дробовое ружье и сделал обрез, а 7 марта 1988 г. Пейджет - Льюис убил Али Османа и серьезно ранил Ахмета. После этого он поехал к дому г-на Перкинса, где ранил его и убил его сына. Утром следующего дня Пейджет - Льюис был арестован, причем заявил: "Почему вы не остановили меня до того, как я это сделал, я подавал вам все сигналы, какие только возможны". Он отрицал, что причинял вред имуществу Османов, но признал, что спустил шины автомобиля в виде шутки. 28 октября 1988 г. Пейджет - Льюис был приговорен к бессрочному принудительному лечению в психиатрической больнице.
В своей жалобе заявители утверждали, что неспособность принять адекватные и уместные меры для защиты жизни второго заявителя и его отца от реальной и известной угрозы, которую представлял собой Пейджет - Льюис, власти нарушили свою обязанность, вытекающую из ст. 2 Конвенции, которая устанавливает:
"Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание".
Правительство не оспаривало, что ст. 2 Конвенции может налагать на власти Договаривающейся Стороны обязанность принять превентивные меры для защиты одного лица от угрозы, исходящей от другого лица. Оно подчеркнуло, однако, что эта обязанность может возникнуть лишь при исключительных обстоятельствах, когда существует риск реальной, прямой и неминуемой угрозы жизни этого лица и когда власти приняли на себя ответственность за его безопасность. Кроме того, должно быть установлено, что их неспособность принять превентивные меры являлась серьезным упущением или сознательным пренебрежением обязанностью защиты жизни.
Европейский Суд, на рассмотрение которого было передано дело, отметил, что на национальном уровне независимое судебное установление фактов по данному делу не проводилось. Суд подчеркнул, что первое предложение п. 1 ст. 2 обязывает государства не только воздерживаться от намеренного и незаконного лишения жизни, но также предпринимать уместные меры для защиты лиц, находящихся под их юрисдикцией (см. решение по делу L.C.B. v. the United Kingdom от 9 июня 1998 г. ... параграф 36). Отсюда следует, что обязанность государства в этом отношении выходит за рамки основополагающего долга защищать жизнь путем принятия эффективных уголовно - правовых положений для сдерживания совершения преступлений против личности, подкрепленного механизмами принуждения для предупреждения, подавления и наказания нарушений этих положений. В то же время Суд указал, что, учитывая сложности поддержания порядка в современных обществах, непредсказуемость человеческого поведения, эту обязанность следует толковать таким образом, чтобы не возлагать нереального или непропорционального бремени на власти. Следует также иметь в виду, что полицейские меры должны учитывать другие гарантии, включая установленные ст. ст. 5 и 8 Конвенции.
При этом Суд не согласился с мнением правительства о том, что неправильная оценка угрозы жизни или непринятие превентивных мер должны быть сопряжены с грубым упущением или сознательным пренебрежением обязанностью защиты жизни (см. mutatis mutandis, McCann and Others... параграф 146). По мнению Суда, с учетом природы фундаментального права, гарантированного ст. 2, заявителю достаточно показать, что власти не сделали всего того, чего от них можно было разумно ожидать, для избежания реальной и неминуемой угрозы жизни, о которой они знали или должны были знать.
Суд признал, как и Комиссия, что об озабоченности школьной администрации по поводу поведения Пейджет - Льюиса было сообщено в полицию не позднее 4 мая 1987 г. Заявители предполагают, что на этой стадии полиция должна была встревожиться и расследовать причастность Пейджет - Льюиса к этим событиям. Суд со своей стороны не убежден, что бездействие полиции на этой стадии может оспариваться с точки зрения ст. 2. Хотя привязанность Пейджет - Льюиса к Ахмету Осману могла быть воспринята полицейскими как предосудительная с профессиональной точки зрения, не было никаких предположений о том, что жизнь ребенка подвергается опасности.
Суд также обратил внимание на то, что Пейджет - Льюис продолжал преподавать в школе до июня 1987 г. Доктор Фергюсон трижды осматривал его и не нашел душевнобольным. 7 августа 1987 г. ему было разрешено продолжать работу, хотя и не в школе Хомертон - хаус. Совершенно невероятно, что решение об отстранении его от работы было бы отменено, если бы было хоть малейшее опасение того, что он может представлять опасность для вверенных ему детей. Если профессиональный психиатр не усмотрел признаков душевного заболевания, едва ли можно было ожидать иной интерпретации его действий со стороны полиции.
Оценивая уровень осведомленности полиции, Суд также внимательно изучил акты вандализма, совершенные против имущества Османов. Он нашел, что, во-первых, ни один из этих инцидентов не может быть оценен как угрожающий жизни и, во-вторых, отсутствовали данные о причастности к ним Пейджет - Льюиса; иррациональность поведения Пейджет - Льюиса не выдавала его преступных приготовлений.
Суд также исследовал доводы заявителей о том, что Пейджет - Льюис сам трижды извещал полицию о своих преступных намерениях. Однако эти высказывания не давали оснований для предположений о том, что семья Османов была объектом этих угроз. Правительство оспаривает, что слова "устроить что-то вроде Хангерфорда" были сказаны в таком контексте, но, если даже понимать их в наиболее благоприятном для заявителей смысле, гораздо больше похоже на то, что они имели отношение к г-ну Перкинсу, которого Пейджет - Льюис в первую очередь винил в своем удалении из школы.
По мнению Суда, заявители не смогли указать решающую стадию в последовательности событий, приведшую к убийству, в отношении которой полицейские знали или должны были знать, что жизнь Османов подвергается угрозе. Заявители указывают на упущенные полицией возможности, например, поиска места пребывания Пейджет - Льюиса, но нельзя сказать, что эти меры привели бы к его задержанию. Полиция должна исполнять свои обязанности с учетом прав и свобод личности. При данных обстоятельствах ей нельзя поставить в вину уважение к презумпции невиновности с учетом того, что полиция в тот момент не имела достаточно серьезных подозрений для применения мер пресечения.
По этим причинам Суд пришел к выводу, что ст. 2 Конвенции не была нарушена.
Тот же вывод был сделан в связи с жалобой на нарушение ст. 8 Конвенции неспособностью полиции, во-первых, пресечь преследования со стороны Пейджет - Льюиса и, во-вторых, предотвратить ранение второго заявителя.
Суд напомнил, что не установлена осведомленность полиции о том, что Пейджет - Льюис представлял реальную и неотвратимую угрозу для жизни Ахмета Османа. По мнению Суда, этот вывод в равной мере свидетельствует о том, что ст. 8 не была нарушена в части защиты личной неприкосновенности второго заявителя.
Единственным утешением для заявителей стало установление нарушения п. 1 ст. 6 Конвенции: они не имели возможности привлечь полицию к ответу за бездействие - в связи с отсутствием права на иск к полиции, которой в ее "войне с преступностью" не следует мешать постоянной угрозой ответственности. Суд не убедили доводы правительства о том, что иммунитет может предоставляться автоматически, без рассмотрения дела по существу. Как подчеркнули в особом мнении судьи де Мейер, Лопес Роха и Касадеваль, не имеет значения, могли ли заявители ссылаться на какое-либо материальное право в соответствии с национальным законодательством, если они ссылались на то, что были жертвами нарушения фундаментальных (а потому также и гражданских) прав, гарантированных Конвенцией (хотя бы национальное законодательство устанавливало обратное). Не имеет также значения, является ли иммунитет полиции абсолютным, если сам принцип такого иммунитета несовместим с верховенством права. Однако это не отменяет подхода Суда по поводу ст. 2 - если преступник не излагает своих угроз ясно и недвусмысленно (желательно в письменном виде), кого именно он собирается убить, Высокая Договаривающаяся Сторона может не чувствовать себя ответственной за лишение жизни.
Интересно отметить, что в отношении семьи г-на Перкинса, которому преступник заблаговременно, с ведома полиции, обещал устроить "Хангерфорд" на дому и 4 месяца спустя сдержал слово, убив его ни в чем не повинного сына, отрицать нарушение ст. 2 Конвенции с той же мотивировкой было бы гораздо сложнее - можно только пожалеть, что г-н Перкинс не оказался в числе заявителей. Странно также, что в одном случае Суд ссылается на показания сумасшедшего (когда тот отрицал причастность к мелкому правонарушению) и полностью игнорирует их в другом случае, когда Пейджет - Льюис выражает недоумение по поводу непонимания полицией его ясных и недвусмысленных угроз.

[ВОПРОС-ОТВЕТ] Индивидуальный предприниматель прекратил свою деятельность в середине года. Снялся с учета. Представил налоговую декларацию в налоговый орган. Нужно ли по окончании календарного года снова представлять декларацию о доходах?  »
Общая судебная практика »
Читайте также