ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Е. Галиновская) (Комментарий судебной практики. Выпуск 8, Юрид. лит., 2002) О возмещении убытков при изъятии земельного участка для государственных нужд

О ВОЗМЕЩЕНИИ УБЫТКОВ ПРИ ИЗЪЯТИИ ЗЕМЕЛЬНОГО УЧАСТКА
ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ НУЖД
Земельным кодексом Российской Федерации (ЗК РФ), а также статьями Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) предусматривается возможность изъятия (выкупа) земельных участков у граждан и юридических лиц для государственных или муниципальных нужд. При этом обязательным является решение вопроса о возмещении убытков собственникам, владельцам и пользователям участков при изъятии.
Убытки, причиненные изъятием земельных участков для государственных и муниципальных (общественных) нужд, подлежат возмещению в полном объеме (включая упущенную выгоду в расчете на предстоящий период, необходимый для восстановления нарушенного производства) лицам, обладающим правами на земельный участок, понесшим эти убытки.
Порядок возмещения убытков установлен Положением о порядке возмещения убытков собственникам земли, землевладельцам, землепользователям, арендаторам и потерь сельскохозяйственного производства, утвержденным Постановлением Совета Министров -Правительства Российской Федерации от 28 января 1993 г. N 77 <*>. Причем при выкупе или продаже земельных участков убытки собственников земли, включая упущенную выгоду, учитываются в стоимости (цене) выкупаемого или продаваемого участка.
---------------------------------
<*> См.: Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. N 6. Ст. 483.
Рассмотрение споров о порядке возмещения и размерах убытков занимает важное место в судебной практике.
Гражданки А. и Е. обратились в Видновский городской суд Московской области к Межрегиональной дирекции по дорожному строительству о возмещении убытков, связанных с изъятием земельного участка.
Из материалов дела следовало, что истицам на праве собственности принадлежал приусадебный земельный участок в г. Видное, который в 1998 году был изъят в связи со строительством государственной автотрассы. В том же году ответчик выплатил истицам убытки незавершенного производства плодово-ягодных насаждений. Однако гражданки А. и Е. посчитали, что убытки, возмещенные дирекцией, не охватывают всего ущерба, подлежащего возмещению, и обратились в суд с иском о возмещении ущерба.
В обоснование требований они сослались на то, что ответчик полностью не оплатил им убытки незавершенного производства от посевов и посадок овощных, декоративных и многолетних цветочных культур, а также древесных насаждений, которые должны рассчитываться с применением максимального коэффициента 10, установленного указанным выше Положением.
Истицы далее пояснили, что в 1999 году обратились к ответчику с заявлением о выплате им убытков и представили ему перечень имеющихся насаждений. Ответчик не оспаривал количественный состав насаждений, однако, согласно договору, заключенному с истицами, выплатил убытки не полностью, так как не применил коэффициент 10, установленный п. 23 упомянутого Положения. На выплаченную им сумму ответчик вышел, исходя из экспертизы МосНИиПИземлеустройства по определению размера убытков, на основании которой была рассчитана сумма по двум вариантам: первая - без применения коэффициента, вторая - с применением коэффициента 10. Ответчик по своему усмотрению уменьшил сумму по первому варианту, а от иных выплат отказался.
В обоснование своих требований истицы также пояснили, что они профессионально и научно занимались возделыванием земельного участка, закончили Московскую сельскохозяйственную академию им. К.А. Тимирязева, имеют научные степени. На участок вносились удобрения и средства защиты растений в соответствии с существующими научными нормативами. Все плодово-ягодные, цветочные культуры, древесно-кустарниковые насаждения на их участке были сортовые. Таким образом, убытки, возмещенные ответчиком, не охватывают ущерба, подлежащего возмещению.
Ответчик не согласился с доводами истиц, пояснив, что коэффициент 10 в данном случае не должен применяться, так как, по его мнению, он применяется тогда, когда происходит освоение нового земельного участка земли, предоставленного взамен изъятого. В данном случае гражданки А. и Е. не получили земельного участка, поэтому на них не распространяется п. 23 Положения о возмещении ущерба. Ответчик также заявил, что гражданки А. и Е. не вправе рассчитывать на применение коэффициента 10, поскольку не вели на участке крестьянское (фермерское) хозяйство и не занимались сельскохозяйственным производством.
Кроме того, ответчик отметил, что истицами был подписан договор на выплаченную сумму убытков, в связи с чем они не вправе требовать увеличения суммы выплат.
Изучив доводы сторон, а также показания эксперта, суд удовлетворил требования истцов.
В частности, суд признал обоснованными доводы эксперта о том, что исчисление упущенной выгоды от недополучения ежегодного дохода от плодово-ягодных, овощных, декоративных и цветочных насаждений производится согласно п. п. 22 - 24 Положения о порядке возмещения убытков собственникам земли, землевладельцам, землепользователям, арендаторам и потерь сельскохозяйственного производства в том случае, когда нарушаемое производство не может быть восстановлено (что соответствует рассматриваемому случаю, когда взамен изъятого другой земельный участок предоставлен не был). Упущенная выгода определяется умножением теряемого ежегодного дохода на коэффициент, равный 10.
Как видим, эксперт и ответчик разошлись в толковании п. 23 упомянутого Положения, а также в применении этого пункта к рассматриваемому случаю.
Положением о порядке возмещения убытков собственникам земли, землевладельцам, землепользователям, арендаторам и потерь сельскохозяйственного производства установлено, что возмещение упущенной выгоды производится предприятиями, учреждениями и организациями, которым отведены изымаемые земельные участки, в размере единовременной выплаты, равной доходу, теряемому в течение периода восстановления нарушенного производства. Ежегодный доход исчисляется по фактическим объемам производства в натуральном выражении в среднем за пять лет и ценам, действующим на момент изъятия земель. Размер ежегодного дохода рассчитывается с привлечением данных налоговых инспекций и в необходимых случаях корректируется в расчете за предстоящий период в соответствии со сложившимися темпами инфляции (п. 22).
Упущенная выгода исчисляется умножением величины ежегодного дохода на коэффициент, соответствующий периоду восстановления нарушенного производства (п. 23). Коэффициент 10 применяется, если продолжительность периода восстановления нарушенного производства составляет 31 год и более.
В случаях когда изымаются земли, занятые плодоносящими плодово-ягодными насаждениями, упущенная выгода возмещается за весь срок, включая год изъятия земель и год получения урожая плодово-ягодных насаждений на новых землях, равный достигнутому на изымаемых землях (п. 24).
Действительно, для исчисления убытков, исходя из содержания п. 23 Положения, непосредственное восстановление производства необязательно. Срок же, установленный для применения коэффициента 10, достаточно длителен и не определен, что позволяет приравнивать его к невозможности восстановления производства.
Однако, по нашему мнению, обоснование применения коэффициента 10 к рассматриваемому случаю, приведенное экспертом, выбрано неверно. Действительно, другой земельный участок истицам не был предоставлен. Но это не является причиной невозможности восстановления производства в этом случае. Земельный участок принадлежал гражданкам А. и Е. на основе права собственности, а значит, был изъят путем выкупа, на что указывают и материалы суда. При этом размер убытков учитывался в стоимости земельного участка согласно Положению. Собственник выкупленного земельного участка на вырученную сумму вправе приобрести новый участок, на котором и восстановить производство.
Применение высокого коэффициента тем же п. 23 Положения возможно по иным основаниям, также упомянутым в материалах дела. Так, указывалось, что гражданки А. и Е. - видные специалисты в области агрохимии и почвоведения, занимались выведением на участке новых сортов растений, участок обрабатывался в соответствии с новейшими достижениями почвоведения и растениеводства. Таким образом, улучшения земельного участка производились профессионально, на высоком уровне, и их действительно следует считать существенными. Восстановление данной деятельности до достигнутых на изъятом участке результатов требует длительного периода времени.
Однако суд должен был обратить внимание на определение сроков восстановления хозяйства на земельном участке по состоянию на момент его изъятия для более точного определения коэффициента. На это указывает и п. 23 Положения, определяющий, что период восстановления нарушаемого производства устанавливается землеустроительным проектом по отдельным видам нарушаемого и восстанавливаемого производства, а не в целом.
Количественный и качественный состав насаждений был подтвержден в судебном заседании показаниями свидетелей. Ответчик также не отрицал состава насаждений, признавая в этой части содержание экспертизы, произведенной МосНИиПИземлеустройства. Указание же ответчика на то, что наличие цветочных и древесных насаждений истицами не подтверждено, обоснованно отвергнуто судом в связи с тем, что ответчиком не был составлен акт о насаждениях, подлежащих оплате на изымаемом участке, требуемый упомянутым Положением. Несоставление акта суд расценил как желание уклониться от возмещения полного ущерба, причиненного изъятием земли.
Заявление ответчика о том, что истицы не занимаются сельскохозяйственным производством, а поэтому на них не распространяются соответствующие пункты Положения, необоснованно, поскольку упомянутое Положение о порядке возмещения убытков собственникам земли, землевладельцам, землепользователям, арендаторам и потерь сельскохозяйственного производства распространяется на всех собственников, владельцев и пользователей земельных участков, вне зависимости от того, заняты ли они производственной, предпринимательской деятельностью или нет.
Суд также верно не согласился с доводами ответчика о том, что претензии истиц на увеличение сумм выплат неправомерны в связи с тем, что ими уже подписан договор на меньшую сумму. При этом суд пояснил: то обстоятельство, что истицы подписали договор о выплате, не освобождает ответчиков от возмещения ущерба в полном объеме и не препятствует обращению истиц в суд с дополнительными требованиями.
На решение Видновского городского суда по данному делу Московским областным судом был принесен протест. Так, было указано, что суд применил коэффициент 10, исходя из того, что истицам не был предоставлен иной земельный участок взамен изымаемого. При этом было принято во внимание письмо Роскомзема при Правительстве Российской Федерации от 18 сентября 1992 г. Однако суд не учел, что в соответствии с Положением коэффициент определяется только в зависимости от продолжительности периода восстановления нарушенного производства и никак не связан с предоставлением нового земельного участка взамен изъятого.
Суд взыскал стоимость плодородного слоя и убытки от недоиспользования органических и минеральных удобрений, но в Положении такая компенсация при изъятии земельных участков не предусмотрена.
При определении размера убытков эксперты исходили из стоимости овощей, фруктов и цветов, а также стоимости многолетних насаждений на 2000 год. В то же время в соответствии с п. 5 Положения при расчетах размеров возмещения убытков применяются цены, действующие на момент изъятия земельного участка или момент составления акта (по делу установлено, что земельный участок был изъят в 1998 году). Президиумом Московского областного суда данный протест был удовлетворен.
Ведущий научный сотрудник
Института законодательства
и сравнительного правоведения
при Правительстве Российской Федерации,
кандидат юридических наук
Е.А.ГАЛИНОВСКАЯ

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Л. Лесницкая, М. Николаев) (Комментарий судебной практики. Выпуск 8, Юрид. лит., 2002) Комментарий судебной практики по вопросам гражданского процесса.  »
Общая судебная практика »
Читайте также