ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 58-о05-33сп от 10.08.2005 Приговор по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, оставлен без изменения, поскольку нарушений уголовно-процессуального закона, перечисленных в кассационных жалобах, по делу не имеется, вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым, приговор постановлен на основании вердикта, квалификация преступления является правильной и оснований для изменения и отмены приговора, в том числе со смягчением наказания, по делу не имеется.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 10 августа 2005 года
Дело N 58-о05-33сп
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Кудрявцевой Е.П.,
судей Ермолаевой Т.А.,
Боровикова В.П.
рассмотрела в судебном заседании от 10 августа 2005 года кассационные жалобы осужденного Б., адвокатов Пахомова И.О. и Топоровского В.М. на приговор Хабаровского краевого суда от 23 декабря 2004 года по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, которым Б., 24 сентября 1965 года рождения, уроженец пос. Тырма Верхнебуреинского района Хабаровского края, несудимый, осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ с применением ст. 65 УК РФ к лишению свободы на 12 лет в исправительной колонии строгого режима.
Заслушав доклад судьи Кудрявцевой Е.П., выступление адвоката Пахомова И.О., поддержавшего кассационные жалобы, возражения прокурора Найденова Е.М. на доводы, изложенные в кассационных жалобах, Судебная коллегия
установила:
вердиктом коллегии присяжных заседателей Б. признан виновным в том, что, заранее договорившись с не установленным следствием лицом и совместно с ним с целью войти в число соучредителей ООО "Ургал", занять должность директора и учредителя этого предприятия Л. и получать прибыль от этого предприятия, 9 июля 2003 года в период с 8 часов 40 мин. до 11 часов 30 минут в г. Хабаровске с использованием кляпа, наручников и скотча связал Л. и на автомашине перевез его к реке Амур на микроавтобусе "Тойота Хайс", и, прикрепив две бетонные глыбы к нему, утопил его в реке.
Этим же вердиктом Б. признан заслуживающим снисхождения.
Со ссылкой на этот вердикт Б. осужден за умышленное убийство Л., совершенное группой лиц по предварительному сговору и из корыстных побуждений.
В кассационных жалобах:
------------------------------------------------------------------

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: в части 5 статьи 339 УПК РФ пункт 6 отсутствует.
------------------------------------------------------------------
осужденный Б., не признавая себя виновным, с приговором не согласен. Со ссылкой на нарушения председательствующим судьей ст. ст. 244, 339 ч. 5 п. 6 УПК РФ и в обоснование этого - на доводы защитников Пахомова И.О. и Топоровского В.М., просит об отмене приговора;
адвокаты Пахомов И.О. и Топоровский В.М. приговор считают незаконным в связи с нарушением председательствующим судьей принципа состязательности сторон по представлению суду присяжных доказательств по делу, права осужденного на защиту и ограничением компетенции присяжных заседателей. В этой связи защита ссылается на необоснованность отказа председательствующим судьей в удовлетворении ходатайств защиты о полном исследовании с участием присяжных заседателей заключения судебно-медицинской экспертизы, о допросе судебно-медицинского эксперта Жукова В.А.; при наличии противоречий в заключении экспертизы отказано в назначении повторной экспертизы. Как указано в кассационной жалобе, председательствующий воспрепятствовал выяснению причин противоречий между отдельными выводами экспертизы. По мнению защиты, председательствующий незаконно не приобщил к материалам уголовного дела запрос адвоката от 25.11.04 о выдаче заключения специалиста; текст заключения специалиста в области судебной медицины от 02.12.04. Защита также утверждает, что понятые допрошены в отсутствие присяжных заседателей по фактическим обстоятельствам, относящимся к компетенции присяжных заседателей. С учетом изложенного в жалобе поставлен вопрос об отмене приговора с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство.
Государственный обвинитель Никитина Л.А., адвокат Рыжкова Т.А. в интересах потерпевшей Л.А. и сама Л.А. с доводами, изложенными в кассационных жалобах, не согласны и просят оставить их без удовлетворения.
Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, Судебная коллегия не усматривает оснований для их удовлетворения.
Нарушений уголовно-процессуального закона в процессе судебного разбирательства, перечисленных в кассационных жалобах, по делу не имеется.
Из протокола судебного заседания усматривается, что действия председательствующего судьи в процессе судебного разбирательства по данному уголовному делу соответствуют требованиям ст. 15 УПК РФ и положениям раздела XII УПК РФ, определяющей особенности производства по уголовным делам с участием присяжных заседателей. Председательствующим, вопреки утверждениям защиты, созданы необходимые условия для исполнения сторонами, в том числе и защитой, их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Ходатайства стороны защиты, в том числе и о недопустимости доказательств, перечисленных в кассационной жалобе, разрешались с вынесением отдельных постановлений либо протокольно с приведением соответствующих мотивов принятого решения. Такие решения принимались председательствующим судьей, в частности, по поводу ходатайств о недопустимости отдельных доказательств к судебному разбирательству, о приобщении к делу указанных в кассационной жалобе документов и допросе специалиста, об исследовании доказательств с участием присяжных заседателей, о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы (т. 5, л.д. 236 - 238, 250 - 251, 254 - 255, 258 - 259; т. 6, л.д. 311, 312, 320, 321, 323).
Решение председательствующего судьи об отказе в удовлетворении ходатайства защиты о назначении по делу повторного судебно-медицинского исследования является обоснованным. Из материалов уголовного дела усматривается, что судебно-медицинская экспертиза трупа по делу проведена. Данное заключение признано допустимым доказательством, допустимость этого доказательства не оспаривается и защитой. Заключение эксперта, вопреки утверждению защиты, дано на основе судебно-биологического, судебно-химического и судебно-гистологического исследований. При этом исследованию подвергалась наряду с другими органами и тканями и почка. Ссылка в заключении эксперта на то, что в результате гнилостных изменений ткани легкого не представилось возможным провести дифференцирование между аспирацией содержимым желудка и признаками утопления, не исключает вывода эксперта о наступлении смерти в результате механической асфиксии от аспирации воды при утоплении, сделанного с учетом обстоятельств обнаружения трупа, данных судебно-медицинского исследования. Изложенное опровергает доводы защиты о наличии противоречий в заключении судебно-медицинской экспертизы.
Кроме того, в обоснование необходимости назначения повторной судебно-медицинской экспертизы с целью устранения имеющихся, по мнению защиты, противоречий в нем защита ссылается на заключение специалиста в области судебной медицины, приобщенное к кассационной жалобе. Между тем согласно заключению специалиста при исследовании трупа Л. экспертом были применены существующие методики вскрытия и при гистологическом исследовании органов и тканей какие-либо особенности, позволяющие отличить аспирацию рвотными массами от утопления из-за гнилостных изменений, не выявлены. По мнению этого же специалиста, гистологическое исследование не выявит каких-либо особенностей при аспирации средними кусочками пищи или крупным куском пищи, закрывающим просвет только крупных бронхов, без попадания пищевых частиц в альвеолы.
Из заключения оспариваемой судебно-медицинской экспертизы, основанного на судебно-гистологическом исследовании, усматривается, что кусочки пищи обнаружены только в просвете трахеи, главных и средних бронхах, наличие частиц пищи в альвеолах не отмечено.
С учетом изложенного, а также с учетом обстоятельств, указанных судом при разрешении данного ходатайства в судебном заседании, у суда не было оснований для назначения повторной судебно-медицинской экспертизы.
Принимая решение об оглашении в присутствии присяжных заседателей резолютивной части заключения судебно-медицинской экспертизы, председательствующий судья сослался на наличие в описательно-мотивировочной части заключения многочисленной специальной профессиональной терминологии, способной ввести в заблуждение коллегию присяжных заседателей, что имеет место в действительности.
Кроме того, из протокола судебного заседания усматривается, что эксперт Жуков В.А. допрошен в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей, в том числе и по обстоятельствам, вызвавшим сомнения у защиты (т. 6, л.д. 332 - 337). При таких данных и при отсутствии указанных выше противоречий в заключении судебно-медицинской экспертизы, неисследование в судебном заседании с участием присяжных заседателей описательно-мотивировочной части судебно-медицинского заключения не могло повлиять на принятие присяжными заседателями вердикта.
Председательствующий судья обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о допросе с участием присяжных заседателей понятых, принимавших участие в проведении следственных действий. Согласно ст. 60 УПК РФ понятой - это привлекаемое следователем лицо для удостоверения факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов следственного действия.
Специалист, согласно ст. 58 УПК РФ, - это лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию процессуальных действий для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту.
Таким образом, названные процессуальные фигуры выполняют чисто процессуальные функции, в связи с чем они могут быть допрошены судом только по обстоятельствам проведения соответствующего процессуального действия, а не по существу обвинения и в этом смысле не могут рассматриваться в качестве доказательств по делу. Их допрос в связи с их процессуальными функциями осуществляется для решения вопроса о допустимости того или иного доказательства. При таких обстоятельствах председательствующий судья обоснованно отказал защите в удовлетворении ходатайства о допросе понятых и специалиста в судебном заседании с участием присяжных заседателей, что соответствует положениям ст. 335 УПК РФ.
Следовательно, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что в судебном заседании исследованы все допустимые доказательства, имеющие значение для принятия присяжными заседателями вердикта.
Вопросный лист составлен в соответствии с требованиями ст. ст. 338, 339 УПК РФ с учетом результатов судебного следствия и прений сторон. Довод защиты о необоснованности отказа председательствующего судьи поставить вопрос, позволяющий установить виновность подсудимого в совершении менее тяжкого преступления, не основан как на материалах уголовного дела, так и на законе.
Из протокола судебного заседания усматривается, что Б. виновным себя не признал, отрицая какую-либо причастность к содеянному. В прениях сторона защиты также не придерживалась версии совершения преступления подзащитным. С учетом изложенного постановка вопроса о доказанности совершения им преступления без участия другого лица, как об этом просила защита, не соответствует положениям ст. 338 УПК РФ о постановке вопроса по результатам судебного следствия и прений сторон.
По делу не имеется данных и о нарушении коллегией присяжных заседателей тайны совещания. Посещение туалетной комнаты при отсутствии в совещательной комнате бытовых удобств, без данных о непроцессуальных контактах присяжных заседателей с участниками процесса, не может расцениваться как нарушение тайны совещательной комнаты (т. 7, л.д. 46).
Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и не противоречивым.
В соответствии со ст. 348 УПК РФ обвинительный вердикт обязателен для председательствующего судьи. Приговор постановлен согласно ст. 351 УПК РФ на основании вердикта коллегии присяжных заседателей. Описательно-мотивировочная часть приговора содержит описание преступного деяния, в совершении которого подсудимый признан виновным. Квалификация содеянного Б. является правильной.
Наказание осужденному назначено с соблюдением положений ст. ст. 60, 65 УК РФ.
Оснований как для отмены приговора, так и для его изменения, в том числе с переквалификацией содеянного, а также со смягчением назначенного наказания, по делу не имеется.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Хабаровского краевого суда от 23 декабря 2004 года в отношении Б. по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 56-о05-54 от 10.08.2005 Приговор отменен и дело направлено на новое судебное разбирательство, поскольку суд не проверил доводы подсудимого о незаконных методах ведения следствия и не дал им никакой оценки в приговоре, то есть не разрешил вопрос о допустимости доказательств.  »
Общая судебная практика »
Читайте также