ИНФОРМАЦИЯ (Р. Куссмауль) (Российская юстиция, 2002, n 11) Институт частного обвинения нуждается в преобразовании

НУЖДАЕТСЯ В ПРЕОБРАЗОВАНИИ"
В каждом исследовании, посвященном делам частного обвинения, приводятся материальные, а иногда и процессуальные основания их выделения в особое производство. Из материальных оснований главными считаются особая природа преступлений, ущемляющих частные интересы граждан, значение мнения потерпевшего для определения преступности деяния, невысокая общественная опасность таких преступлений. Другим основанием называют процессуальную экономию, преследующую цель чинить суд скорый и правый (хотя практика показывает, что скорый суд зачастую не бывает правым). Думается, при установлении кратких сроков рассмотрения дел частного обвинения законодатель не учел некоторых психологических нюансов. Практически по 80% дел частного обвинения мне удалось убедить стороны примириться или отказаться от обвинения. Но лишь немногие граждане соглашаются на это в первые две недели. Поэтому цель примирения сторон в делах частного обвинения и краткие сроки их рассмотрения на практике обычно не стыкуются.
Вводя в УПК РСФСР новую главу, регламентирующую порядок производства по делам частного обвинения, законодатель, видимо, так торопился дать мировым судьям новые процессуальные нормы, что по существу ничего нового, кроме порядка возбуждения этих дел, не привнес. Почти в неизменном виде эти нормы вошли и в новый УПК РФ. Но они годятся для рассмотрения только классического дела частного обвинения, которое можно выразить следующей схемой: один нарушитель - один потерпевший - один эпизод. Причем и потерпевший, и нарушитель являются законопослушными гражданами, приходящими к судье по первому вызову, моментально устраняющими недостатки заявления или немедленно подающими встречное заявление, а органы милиции незамедлительно по первому требованию предоставляют информацию о судимостях. Только тогда можно в установленные сроки рассмотреть дело частного обвинения.
Но в нестандартных ситуациях нормы нового УПК не дают возможности мировому судье преодолеть трудности, возникающие при рассмотрении дел частного обвинения. Имеются в виду такие случаи: налицо смешанная (частнопубличная) совокупность преступлений; возможная "делимость" обвинения; заявлен гражданский иск о компенсации морального вреда; неизвестны личность или местожительство нарушителя или указаны неверные сведения о нем; возникла необходимость применить принудительные меры медицинского характера; частный обвинитель не только не квалифицирует преступление, но и не формулирует обвинение.
Принцип процессуальной экономии превращается в поговорку "скупой платит дважды", как только возникла частнопубличная совокупность преступлений (например, в процессе причинения гражданину средней тяжести вреда здоровью ему же нанесены оскорбления). В этом случае, если потерпевший пожелает, чтобы виновный был наказан за оба преступления, необходимо одно дело расследовать в обычном порядке, а второе - рассматривать в порядке частного обвинения. И только на стадии судебного разбирательства теоретически возможно их объединение. Это приводит к тому, что потерпевший вынужденно отказывается от частного обвинения.
Такие же трудности могут возникать, когда одно из обвинений публичное, а встречное - частное. В стадии судебного разбирательства такое теоретически возможно, но практически пока не встречается.
Еще больше сложностей возникает, если совокупность преступлений не реальная, а идеальная (например, клевета или оскорбление, приведшие к инфаркту). Ведь при различии объектов посягательства поглощаемости преступлений нет. Была надежда на прокурора, который мог в таком случае возбудить и дело частного обвинения. Но ст. 318 УПК лишает его такого права, поскольку для возбуждения прокурором дела частного обвинения стали иметь значение только свойства личности потерпевшего, а не особая общественная значимость дела. Тогда потерпевший вновь вынужден отказаться от частного обвинения, что снижает авторитет правоохранительных органов и вызывает неуважение к закону.
Не урегулированы вопросы делимости обвинения. Если, например, в отношении лица, побившего или оскорбившего двух человек, дело частного обвинения возбуждено лишь одним потерпевшим, то возможно ли привлечение этого лица к уголовной ответственности по жалобе второго потерпевшего при наличии вступившего в законную силу приговора по делу, возбужденному первым потерпевшим? По моему мнению, это возможно, так как при вынесении приговора по первому делу в описательной части не должно быть указаний на совершение действий в отношении лица, не подавшего заявление; тогда новое дело не будет считаться делом по тому же обвинению. Хотя на этот счет имеются и другие мнения.
Иногда преступления совершаются несколькими лицами, а жалоба (заявление) подается о привлечении к уголовной ответственности только одного из них. Или по каким-то причинам дела рассматриваются в отношении каждого раздельно и разновременно. Можно ли в таких случаях признавать отягчающим обстоятельством совершение преступления группой лиц? Ни в УК, ни в УПК прямого ответа нет. Представляется, что только при вынесении одного обвинительного приговора в отношении нескольких лиц можно признавать в качестве отягчающего обстоятельства совершение преступления группой лиц. Ведь в соответствии со ст. 90 УПК вступивший в законную силу приговор не может предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.
О процессуальной экономии вновь приходится забыть, если в деле частного обвинения заявлен гражданский иск о компенсации морального вреда, причиненного физическими или нравственными страданиями. Такие иски в соответствии со ст. 113 ГПК РСФСР мировым судьям неподсудны. Новый УПК уделил больше внимания нормам рассмотрения гражданского иска в уголовном деле, но по каким правилам определять подсудность гражданского иска в делах частного обвинения, законодатель опять умолчал. Представляется, что подсудность гражданского иска в деле частного обвинения необходимо определять по нормам ГПК. Иначе будет нарушаться ст. 3 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации", определяющая компетенцию мировых судей. Поэтому в принятии гражданских исков о компенсации морального вреда во многих делах частного обвинения приходится отказывать в связи с их неподсудностью мировому судье, а если жалоба (заявление) частного обвинителя и исковое заявление составлены в форме одного документа, то приходится выносить постановление о выделении гражданского иска в отдельное производство и направлении его по подсудности районному суду.
Вот и получается, что пострадавший должен защищать свои интересы, нарушенные только одним действием, не только в уголовном, но и в гражданском судопроизводстве. Тем более что многие судьи ошибочно считают - если вред причинен преступлением, то требовать его возмещения можно лишь при наличии обвинительного приговора, и вынуждают истцов, если они не подали жалобу частного обвинения, подать ее. Однако ст. 1064 ГК РФ в числе оснований ответственности за причинение любого вреда, в том числе и преступлением, не предусматривает признание причинителя вреда виновным в порядке уголовного судопроизводства.
Некоторые практические работники предлагают в уголовном деле частного обвинения рассматривать даже такие гражданские иски, которые мировому судье неподсудны при рассмотрении их в гражданском порядке. Считаю эти рекомендации ошибочными по вышеизложенным причинам.
Когда неизвестны личность или местожительство нарушителя, должно проводиться предварительное следствие. Но для этого необходимо возбуждение уголовного дела не путем подачи заявления, а путем вынесения постановления в порядке ст. 146 УПК. По делам же частного обвинения такое постановление может вынести только прокурор, да и то лишь при наличии оснований, предусмотренных ст. 318 УПК. Как быть, если таких оснований нет или прокурор их не видит? Каковы полномочия мирового судьи, если он признает предварительное следствие по делу частного обвинения обязательным, но не вправе возбудить уголовное дело, а для производства предварительного следствия возбуждения дела путем подачи заявления недостаточно? В УПК ответа нет. Такая же ситуация и с применением принудительных мер медицинского характера.
В УПК вместо термина "жалоба" стал применяться термин "заявление", который больше соответствует смыслу этого правового документа. Статья 319 УПК изменила порядок приема заявлений. Но зачем же возвращение заявления оформлять постановлением, ведь это непроцессуальное действие.
Далее. Статья 318 УПК не требует, чтобы потерпевший в заявлении сформулировал обвинение, необходимо лишь, чтобы он описал событие преступления. Поэтому многие жалобы (заявления) не содержат не только ссылку на соответствующую статью УК, но и квалификацию преступления хотя бы на бытовом уровне: оскорбление, клевета или побои. Однако осуждение без предварительного формулирования обвинения в обвинительном акте (жалобе, заявлении) является нарушением права обвиняемого (подсудимого) на защиту. Если же судья по своей инициативе укажет статью или сформулирует обвинение применительно к диспозиции конкретной статьи УК, то он выполнит действия, не входящие в функцию отправления правосудия. Законодатель не только уклонился от разрешения этой проблемы, но сам же ее и породил, не решившись требовать от юридически неграмотного потерпевшего выполнять все обязанности обвинителя. Я тоже не вижу выхода из этого правового тупика, если институт частного обвинения останется в современном виде. На мой взгляд, этот институт нуждается в кардинальном преобразовании.
Вернемся к основаниям особого производства по делам частного обвинения. В связи с этим приходится констатировать: пора бы уже в УК вслед за Конституцией РФ поменять местами приоритеты интересов государства, общества и личности и пересмотреть санкции ст. ст. 115, 116, 129, 130 УК в сторону их увеличения и не считать эти преступления малозначительными. Останется необходимость учета мнения потерпевшего при возбуждении уголовного дела. Но ведь это могут учитывать и органы расследования - возбуждать уголовное дело только при наличии жалобы потерпевшего. Кстати, при увеличении размера санкций по перечисленным статьям у мировых судей появится реальное процессуальное средство обеспечения явки подсудимого в судебное заседание - избрание меры пресечения в виде содержания под стражей. Сейчас они такой возможности не имеют в силу запрета, установленного ст. 108 УПК.
Можно и экономить некоторые процессуальные средства. Спрашивается, зачем нужны две формы упрощенного производства по нетяжким преступлениям? Неужели сложно приспособить протокольную форму производства и к делам частного обвинения? Тем более что примерно 80% жалоб (заявлений) по делам частного обвинения поступают не непосредственно от граждан, а из милиции, причем после соответствующей проверки, т.е. после фактически проведенного дознания, только без возбуждения дела и составления протокола или предъявления обвинения. Но вся эта работа оказывается напрасной, так как не имеет процессуального значения. Какая же это экономия?
Мировой судья
судебного участка г. Сальска
(Ростовская область)
Р.КУССМАУЛЬ

[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ] Дополнительные условия приватизации жилых помещений в коммуналках противоречат международным правовым стандартам.  »
Общая судебная практика »
Читайте также