ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (С. Моргунов, А. Скворцов, М. Карпов, И. Приходько, М. Пацация, Комментарий судебно-арбитражной практики. Выпуск 9, Юридическая литература, 2002 г.) Практика рассмотрения споров по договорам поставки, аренды.

ДЛЯ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ ТРЕБОВАНИЯ О ВЗЫСКАНИИ УБЫТКОВ,
ВЫЗВАННЫХ НЕИСПОЛНЕНИЕМ ДОГОВОРНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
ПО ПОСТАВКЕ ТОВАРА, ПОНЕСЕННЫХ ПОСЛЕ ВСТУПЛЕНИЯ
В ЗАКОННУЮ СИЛУ РЕШЕНИЯ СУДА О ВЗЫСКАНИИ УБЫТКОВ
ЗА НАРУШЕНИЕ ТОГО ЖЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА,
ОСНОВАНИЙ НЕ ИМЕЕТСЯ
(Дела N А-32-15744/99-26/433, N А-32-8872/2001-32/215
Арбитражного суда Краснодарского края)
Между предпринимателем П. (г. Ростов-на-Дону) и открытым акционерным обществом ст. Новопокровская Краснодарского края заключен договор поставки сахара-песка, во исполнение которого покупатель (предприниматель) предварительно оплатил товар, а поставщик (акционерное общество) свое обязательство по передаче сахара не исполнил. Полагая свои права нарушенными, П. обратился в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к акционерному обществу о взыскании убытков, ссылаясь на ст. ст. 15, 393 ГК РФ. Вступившим в законную силу решением суда по делу N А-32-15744/99-26/433 в пользу предпринимателя взыскано 343546 руб. убытков за нарушение договорного обязательства по передаче сахара.
Ответчиком данное решение суда было обжаловано во все судебные инстанции. Однако решение суда оставлено без изменения. По заявлению акционерного общества суд предоставлял отсрочку исполнения. В конечном итоге решение суда о взыскании в пользу П. убытков было исполнено. Притом должник перечислял взысканную сумму частичными платежами в течение продолжительного времени.
Здесь необходимо обратить внимание на то, что в данном случае предприниматель не воспользовался предусмотренным ст. 520 ГК РФ правом покупателя приобрести непоставленные товары у других лиц с отнесением на поставщика всех необходимых и разумных расходов на их приобретение. Однако этот путь разрешения конфликтной ситуации, вызванной неисполнением акционерным обществом договорного обязательства по передаче сахара, не избавит предпринимателя (покупателя) от последующего обращения в суд.
Кроме того, на основании п. 4 ст. 487 ГК РФ покупатель был вправе потребовать уплаты процентов в соответствии со ст. 395 ГК, исчисляемых на сумму предварительной оплаты. Этим правом он также не воспользовался.
Исходя из этого, предприниматель посчитал нарушенным принцип полного возмещения убытков вследствие увеличения цены на сахар в период неисполнения акционерным обществом судебного решения по названному делу. Был предъявлен новый иск о взыскании убытков, которые, по мнению истца, вызваны ростом цен на сахар (инфляцией).
При рассмотрении дела N А-32-8872/2001-32/215 суд первой инстанции, ссылаясь на ст. ст. 15, 393 ГК РФ, удовлетворил исковые требования, исходя из оптовых цен на данный товар.
Апелляционная инстанция, полагая заявленный иск необоснованным, отказала в его удовлетворении, отменив решение суда.
Подобные дела в судебной практике довольно типичны, в особенности по мотивам предъявления повторного иска о взыскании убытков. В ходе судебного рассмотрения данного спора обращает на себя внимание ряд вопросов. В частности, возможно ли повторное взыскание убытков за нарушение одного обязательства? Является ли несвоевременное исполнение решения суда о взыскании убытков нарушением принципа полного возмещения убытков? Тождественны ли с юридической точки зрения первый и второй иски? Судебная практика не выработала однозначных ответов на поставленные вопросы. В связи с этими вопросами представляется интересным правовой анализ приведенного решения.
В рассматриваемом правоотношении у акционерного общества существовало договорное обязательство по передаче сахара. Этой обязанности должника корреспондировало право индивидуального предпринимателя на получение от акционерного общества сахара в натуре. По причине неисполнения должником договорного обязательства у последнего возникла обязанность возместить предпринимателю убытки (п. 1 ст. 393 ГК). Данной обязанности общества корреспондирует право предпринимателя на полное возмещение причиненных убытков (п. 1 ст. 15 ГК).
В добровольном порядке должником убытки не были возмещены. Поэтому, используя предусмотренную законом возможность судебной защиты гражданских прав, кредитор заявил первый иск о взыскании убытков. Здесь необходимо акцентировать внимание на том, что основанием требования о возмещении убытков послужило нарушение акционерным обществом договорного обязательства по передаче сахара.
После предъявления в суд рассмотренного иска и его удовлетворения договорное обязательство общества по поставке сахара прекратилось, и, соответственно, предпринимателем утрачено право требования передачи сахара. В данном случае в судебном порядке возмещены кредитору убытки, вызванные неисполнением должником обязательства по передаче сахара. Поэтому в силу норм п. 2 ст. 396 ГК должник освобождается от исполнения обязательства в натуре.
Таким образом, предприниматель не вправе в судебном порядке требовать повторного возмещения убытков за неисполнение того же обязательства (по передаче сахара).
Указанными доводами суд апелляционной инстанции аргументировал отказ в удовлетворении второго иска.
Примечательно, что при рассмотрении второго дела истец заявлял о сохранившемся интересе в получении сахара от ответчика. Однако после вступления в законную силу решения суда по первому делу передача и получение сахара между сторонами будут означать не выполнение договорных обязательств, а изменение способа исполнения судебного решения.
Поскольку обязательство акционерного общества по передаче сахара в натуре прекратилось вследствие возмещения в судебном порядке убытков, то увеличение цен на сахар не может служить основанием возникновения у предпринимателя новых убытков по вине ответчика. К тому же изменение цен на сахар не зависит от воли истца и ответчика. Поэтому действующим гражданским законодательством не предусмотрено возмещение убытков от инфляции (роста цен на товары в имущественном обороте), хотя в ст. 393 ГК РФ законодатель увязал, в некоторой степени, фактор изменения цен в гражданском обороте с возмещением убытков за нарушение обязательств.
Гражданским законодательством и теорией гражданского права в качестве основания для взыскания убытков определен сложный юридический состав, куда входят: наличие убытков, противоправное поведение предполагаемого причинителя убытков, причинно-следственная связь между убытками и указанным поведением последнего, а также его вина. В данном случае обстоятельство увеличения цен на сахар не охватывается понятием противоправного поведения.
Изложенные аргументы также свидетельствуют о необоснованности второго иска.
Ссылки истца на то, что несвоевременным исполнением решения суда по первому делу нарушен принцип полного возмещения убытков, отклонены судом апелляционной инстанции по следующим основаниям.
Обязанности лица по уплате денежной суммы, присужденной решением суда, не корреспондируют право взыскателя требовать полного возмещения убытков за нарушение другого гражданско-правового обязательства. Здесь следует учитывать, что после подачи и удовлетворения иска о взыскании убытков по первому делу договорные права и обязанности по передаче и получению сахара между сторонами прекратились. Именно при разбирательстве первого дела выяснился вопрос о полноте взыскиваемых убытков с учетом положений ст. ст. 15, 393 ГК РФ.
Доводы предпринимателя при подаче второго иска сводились к тому, что за несвоевременно полученные денежные средства, взысканные по первому судебному решению, он не сможет, вследствие увеличения цены, приобрести то количество сахара, которое должно было передать акционерное общество по договору.
Судебным решением по первому делу подтверждено и защищено право предпринимателя на возмещение убытков за нарушение договорного обязательства. Возмещение убытков осуществлено в виде присуждения должника к уплате кредитору определенной денежной суммы. После вступления в законную силу решения суда у акционерного общества возникла обязанность по уплате этой суммы предпринимателю. Несвоевременным исполнением судебного решения должник ненадлежащим образом выполнил именно эту обязанность. Решением суда установлен размер денежного обязательства должника перед кредитором, а срок его исполнения определен моментом вступления в законную силу судебного акта (хотя решение суда может быть исполнено добровольно и до этого момента).
В этой ситуации закономерен вопрос о возможности применения ст. 393 ГК РФ. Против такого варианта могут быть выдвинуты суждения о слишком "дорогой расплате" за нарушение договорного обязательства по передаче сахара в натуре. Однако вполне возможно, что договор мог содержать условие о неустойке за просрочку данного обязательства, требование о взыскании которой могло быть заявлено кредитором.
Таким образом, неисполнением договорного обязательства в натуре и несвоевременным исполнением судебного акта об уплате денежной суммы кредитору должник принял на себя гражданско-правовую ответственность. Вот здесь, может быть, и кроется ответ на вопрос истца о полноте возмещения убытков. Ведь неустойка и проценты по ст. 395 ГК, в сущности, имеют компенсационный характер.
Поэтому покупатель не лишен возможности предъявить отдельный иск о взыскании процентов в соответствии со ст. 395 ГК на сумму, присужденную по первому делу, в связи с ее длительной неуплатой после вступления в законную силу судебного решения.
Не менее интересным является вопрос о тождественности исков по первому и второму делам. Заявленные иски сходны по составу участников и предмету исковых требований, так как в обоих случаях истец требовал взыскать денежные средства в качестве возмещения убытков. Различны иски по основаниям. В первом случае основанием иска послужили обстоятельства нарушения акционерным обществом договорного обязательства по передаче сахара. По второму делу в основание иска истцом положены обстоятельства несвоевременного исполнения должником судебного решения по предыдущему делу и рост цен на сахар.
Следовательно, во втором случае не имелось оснований для прекращения производства по делу по п. 2 ст. 85 АПК РФ.
Все вышеизложенное свидетельствует о правомерности выводов суда апелляционной инстанции об отказе в иске по второму делу. Подробный правовой анализ рассмотренных дел позволяет глубже разобраться в проблеме "повторного взыскания убытков", вызывающей некоторые трудности в гражданском обороте и в судебной практике.
Судья
Арбитражного суда
Краснодарского края,
кандидат юридических наук
С.В.МОРГУНОВ


НЕУСТОЙКА (ПЕНИ) ЗА НЕСВОЕВРЕМЕННУЮ ПОСТАВКУ
НАЧИСЛЯЕТСЯ ПОКУПАТЕЛЕМ ДО МОМЕНТА ПОЛУЧЕНИЯ ПОСТАВЩИКОМ
ПРАВОМЕРНОГО ОТКАЗА ПОКУПАТЕЛЯ ОТ ПРИНЯТИЯ ТОВАРА
(Комментарий к постановлению Федерального арбитражного суда
Московского округа N КГ-А40/317-01)
Между истцом (покупатель) и ответчиком (поставщик) был заключен договор поставки, условиями которого была предусмотрена предварительная оплата товаров. Покупатель денежные средства перечислил, однако поставщик в обусловленный договором срок товар не поставил. Договором за несвоевременную поставку товара была предусмотрена неустойка (пени) в размере 0,1% за каждый день просрочки.
Покупатель письмом уведомил поставщика об отказе от принятия товара (п. 3 ст. 511 ГК РФ) и требовал возвратить сумму предварительной оплаты (п. 3 ст. 487 ГК).
Впоследствии покупатель обратился в арбитражный суд с иском к поставщику о возврате суммы предварительной оплаты и о взыскании указанных санкций за несвоевременную поставку товара. Решением суда первой инстанции, оставленным в силе постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, исковые требования удовлетворены в части взыскания суммы долга (предварительной оплаты), во взыскании договорной неустойки (пени) было отказано.
В качестве мотивов суды указали, что действия истца (покупателя) при обращении к ответчику (поставщику) с требованием о возвращении уплаченной суммы (п. 3 ст. 487 ГК) были фактически направлены на отказ от получения товаров, и неустойка в данном случае как мера обеспечения исполнения обязательства по поставке и мера ответственности не может быть применена после отказа от исполнения договора.
1. Первый вопрос, на который следует обратить внимание при комментировании названных судебных актов, связан с необходимостью определения правомерности действий покупателя, отказавшегося от принятия товара и потребовавшего возврата денежной суммы, поскольку поставщик нарушил условия договора о сроке.
В соответствии с п. 3 ст. 487 ГК в случае, когда продавец, получивший сумму предварительной оплаты, не исполняет обязанность по передаче товара в установленный срок, покупатель вправе потребовать передачи оплаченного товара или возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом. Согласно п. 3 ст. 511 ГК покупатель вправе, уведомив поставщика, отказаться от принятия товаров, поставка которых просрочена.
Требования закона, предъявляемые к правомерному отказу покупателя от принятия товаров, были соблюдены: а) отказ вызван просрочкой поставки; б) уведомление покупателем поставщику было направлено. Таким образом, действия покупателя по отказу от принятия товара и требованию о возвращении суммы предварительной оплаты основаны на законе и тем самым правомерны.
2. Другой вопрос связан с оценкой отказа покупателя от принятия товара и предъявления поставщику требования о возврате суммы предварительной оплаты товара.
Представляется, что отказ покупателя от принятия товаров и предъявление требования о возврате суммы предварительной оплаты равнозначны одностороннему отказу покупателя от исполнения своего обязательства по договору поставки.
В каких же случаях возможен правомерный отказ от исполнения договора поставки? Прямое указание на возможность одностороннего отказа от исполнения договора поставки содержится в п. 1 ст. 523 ГК. В соответствии с данной нормой односторонний отказ от исполнения договора поставки (полностью или частично) или одностороннее его изменение допускаются в случае существенного нарушения договора одной из сторон (п. 2 ст. 450 ГК). При этом нарушение договора поставки поставщиком предполагается существенным в случаях: а) поставки товаров ненадлежащего качества с недостатками, которые не могут быть устранены в приемлемый для покупателя срок; б) неоднократного нарушения сроков поставки товаров (п. 2 ст. 523 ГК).
В рассматриваемом примере нельзя говорить об одностороннем отказе от исполнения договора по мотивам, предусмотренным в ст. 523 ГК. Однако нельзя утверждать, что односторонний отказ от исполнения договора поставки может быть только в случаях, прямо предусмотренных ст. 523 ГК.
Поэтому представляется правильной позиция тех авторов, которые утверждают, что в ГК РФ имеется ряд норм, предоставляющих одной из сторон право вследствие того или иного нарушения договора отказаться от его исполнения

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Е. Павлодский, Ф. Богатырев, Комментарий судебно-арбитражной практики. Выпуск 9, Юридическая литература, 2002 г.) Практика рассмотрения споров из отношений по залогу.  »
Общая судебная практика »
Читайте также