ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (О. Садиков, Е. Оболонкова, Комментарий судебно-арбитражной практики. Выпуск 9, Юридическая литература, 2002 г.) Практика рассмотрения споров при уступке права требования.

УСЛОВИЯ УСТУПКИ ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ
(Комментарий к постановлению
Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
от 9 октября 2001 г. N 4215/00 <*>)
---------------------------------
<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2002. N 1. С. 53.
Закрытое акционерное общество "Промстрой-С" обратилось в Арбитражный суд Саратовской области с иском к открытому акционерному обществу "Саратовгаз" о взыскании задолженности в сумме 6193257 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 27 февраля 1999 г. по день фактического исполнения решения суда.
В свою очередь, ОАО "Саратовгаз" обратилось в суд со встречным иском о признании недействительным договора уступки требования, заключенного между предприятием "Югтрансгаз" и ЗАО "Промстрой-С".
Решением от 23 сентября 1999 г. с ОАО "Саратовгаз" взысканы 3282459 руб. 70 коп. долга и 1286305 руб. 78 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами. В удовлетворении встречного иска отказано. Постановлением апелляционной инстанции от 16 ноября 1999 г. решение оставлено без изменения.
Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 11 января 2000 г. решение суда первой и постановление апелляционной инстанций отменил, ЗАО "Промстрой-С" в иске к ОАО "Саратовгаз" о взыскании задолженности отказал, встречный иск ОАО "Саратовгаз" удовлетворил.
Отменяя судебные акты, суд кассационной инстанции указал, что в соответствии с гл. 24 ГК РФ при заключении сделки по уступке требования стороны должны совершить ряд необходимых действий, свидетельствующих о полной смене лиц в том обязательстве, в рамках которого возникло уступаемое право требования.
В принесенном протесте предлагается постановление суда кассационной инстанции отменить, решение суда первой инстанции от 23 сентября 1999 г. и постановление апелляционной инстанции от 16 ноября 1999 г. оставить в силе.
Президиум нашел, что все названные судебные акты подлежат отмене, а дело должно быть направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.
Как видно из материалов дела, предприятие "Югтрансгаз" имело задолженность перед ЗАО "Промстрой-С" на 20 млн. руб. Согласно договору об уступке требования от 3 июня 1996 г. предприятия "Югтрансгаз", являясь стороной по договору на поставку газа и кредитором ОАО "Саратовгаз", уступило ЗАО "Промстрой-С" право требования с ответчика части задолженности, составляющей 20 млн. руб.
Признание рассматриваемого договора цессии ничтожной сделкой суд кассационной инстанции мотивировал тем, что на момент совершения цессии основное обязательство не прекратилось, за цедентом сохранилось обязательство по поставке газа до конца срока действия договора.
Как видно из материалов дела, предметом цессии является не весь комплекс двусторонних обязательств по газоснабжению (длящееся обязательство), а конкретное требование поставщика оплаты поставленного газа за определенный расчетный период.
Уступка требования, возникшего в рамках длящегося договорного обязательства, возможна при условии, если уступаемое требование, бесспорно, возникло до его уступки и не обусловлено встречным исполнением.
"Югтрансгаз", поставив газ обществу "Саратовгаз" на конкретную сумму, вправе, не выходя из договора газоснабжения, уступить денежное требование третьему лицу с соблюдением условий, установленных ст. 388 ГК РФ.
Суд кассационной инстанции указал, что платежные требования на оплату поставленного газа датированы позже дня заключения договора цессии. Это обстоятельство не было предметом исследования суда, в связи с чем дело подлежит направлению на новое рассмотрение.
При новом рассмотрении дела суду необходимо выяснить, имелась ли указанная задолженность в ОАО "Саратовгаз" перед предприятием "Югтрансгаз" к моменту заключения договора цессии от 3 июня 1996 г.
1. Уступка прав (требований), именуемая цессией, которая в условиях плановой экономики была в России единичным явлением, после перехода отечественной экономики к рыночным отношениям стала использоваться коммерческими организациями для взаимных расчетов необычайно широко и породила обширную судебную практику, а также комментирующую ее литературу <*>.
---------------------------------
<*> См.: Комментарий судебно-арбитражной практики. Вып. 6. М., 1999. С. 136 и след.
Надо сказать, что такое развитие не является особенностью России, оно характерно вообще для рыночных отношений, в том числе международных. Право Англии, практически применяемое во многих других англоязычных государствах, после первоначального негативного отношения к цессии в дальнейшем посредством обращения к праву справедливости пришло к широкому признанию этого института <*>.
---------------------------------
<*> См.: Ansons Law of contract, 27 Ed., Oxford P. 447 ff.
В новейшей практике об этом же свидетельствует подготовка проекта международной конвенции о финансовой цессии, которая в течение ряда лет ведется под эгидой Комиссии ООН по праву международной торговли (УНИСИТРАЛ). Опубликованный проект предусматривает для цессии весьма широкие рамки и минимальные ограничения (ст. 2 проекта) <*>.
---------------------------------
<*> Rabels Zeitschrift. 1999. N 2. S. 368 ff.
2. В отношении цессии и условий ее осуществления был вынесен за последние годы ряд постановлений Высшего Арбитражного Суда РФ, в которых отчетливо прослеживаются весьма сдержанное отношение к институту цессии и стремление ограничить рамки его применения, очевидно, для предотвращения возможных финансовых злоупотреблений.
Процитируем ряд такого рода судебных решений, основываясь на материалах книги ответственного работника Высшего Арбитражного Суда РФ, который "поставил себе задачу изучить все без исключения постановления Президиума, принятые в порядке надзора за период с 1 июля 1995 г." <*>. Наиболее наглядны следующие суждения Высшего Арбитражного Суда РФ.
---------------------------------
<*> См.: Сарбаш С.В. Арбитражная практика по гражданским делам. Конспективный указатель по тексту Гражданского кодекса Российской Федерации М., 2000. С. 16.
Согласно параграфу 1 гл. 24 ГК уступка требования предполагает безусловную замену лица в обязательстве. По своей правовой природе договор цессии означает перемену лиц в обязательстве путем перехода прав кредитора к другому лицу, т.е. выбытие первоначального кредитора из правоотношения <*>. Прямое отношение к комментируемому нами спору имеет следующий вывод Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ. Поскольку состав лиц в основном обязательстве (договор энергоснабжения) остался неизменным, основное обязательство не прекратилось, а уступка требования предполагает безусловную замену лица в обязательстве, цессия от энергоснабжающей организации третьему лицу неправомерна <**>.
---------------------------------
<*> См.: Сарбаш С.В. Указ. соч. (указатель к ст. ст. 342, 344 ГК).
<**> Там же (указатель к ст. 349 ГК).
3. Приведенные постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ не соответствуют правилам ГК РФ, которые в условиях свободы договора устанавливают для цессии широкие правовые рамки <*>.
---------------------------------
<*> Несоответствие позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ в отношении частичной цессии нормам ГК РФ уже отмечалось рядом авторов. См., например, критические замечания М.И. Брагинского (Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1999. С. 476 - 477).
В силу п. 1 ст. 382 ГК право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть свободно передано им другому лицу по сделке (уступка требования). Согласно ст. 384 ГК объем прав кредитора, переходящих к другому лицу, определяется законом или договором. Следовательно, по договору возможна частичная передача принадлежащего кредитору права.
Предусматриваемые в нормах ГК РФ некоторые ограничения цессии проистекают либо из общих и неизбежных требований закона (п. 1 ст. 388 ГК), либо из личного характера права (ст. 383, п. 2 ст. 388 ГК), когда передача такого права, как полная, так и частичная, не должна допускаться <*>.
---------------------------------
<*> Цессия некоторых требований ограничена прямыми указаниями других законов, в частности нормами транспортных уставов и кодексов в отношении требований к перевозчику (см., например, ст. 404 КТМ РФ).
Такое законодательное решение в полной мере соответствует признаваемому ГК началу свободы договора (ст. 421) и одновременно облегчает проведение и урегулирование сложных взаиморасчетов, которые в настоящее время серьезно обременяют наши рыночные отношения.
Запрет на уступку лишь части имеющегося у кредитора права никак не вытекает из норм ГК РФ и означает существенное ограничение имущественных гражданских прав, которыми субъекты гражданского права вправе свободно и по своему усмотрению распоряжаться, как это ясно записано в ст. 1 ГК.
Для устранения возможных при использовании цессии злоупотреблений финансового характера нет необходимости ограничивать рамки этого института, достаточно ясно определенные ГК, ибо гражданское право предоставляет для этого другие возможности и механизмы: признание состоявшейся сделки незаконной (ст. 168 ГК), притворной или мнимой (ст. 170 ГК), а также обращение к институту злоупотребления правом (ст. 10 ГК), который за последнее время используется судами довольно часто.
4. Следуя ранее сложившейся общей линии арбитражных судов, кассационная инстанция вынесла по комментируемому спору решение, основанное на тезисе, согласно которому в соответствии с гл. 24 ГК при заключении сделки по уступке требования стороны должны совершить действия, свидетельствующие о полной смене лиц в том обязательстве, в рамках которого возникло уступаемое право требования. Однако такой вывод, хотя и выражен в ряде имеющихся постановлений Высшего Арбитражного Суда РФ, о чем было сказано выше, вызвал возражения со стороны Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ.
Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ по комментируемому спору, похоже, уходит от ранее сложившейся практики и содержит следующие важные разъяснения: уступка требования, возникшего в рамках длящегося договорного обязательства, возможна при условии, что уступаемое требование бесспорно, возникло до его уступки и не обусловлено встречным исполнением. Соответственно предприятие, поставив газ на конкретную сумму, вправе, не выходя из договора газоснабжения, уступить денежное требование третьему лицу с соблюдением условий, установленных ст. 388 ГК.
Этот вывод Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, хотя и не подтверждается обширными ссылками на нормы ГК, вполне соответствует содержанию и редакции норм ГК о цессии, однако нуждается в некотором уяснении ввиду краткости и общего характера разъяснений Высшего Арбитражного Суда РФ.
Во-первых, ссылка в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ в качестве мотива вынесенного решения только на ст. 388 ГК представляется недостаточной и даже неточной. Очевидно, имеется в виду п. 1 ст. 388 ГК, поскольку в п. 2 этой статьи говорится о правах личного характера, чего в комментируемом споре нет. Кроме того, правило п. 1 ст. 388 ГК имеет общее значение и прямого ответа на возникший по комментируемому спору вопрос не дает.
Следовало, очевидно, сослаться на ст. 384 ГК, согласно которой право первоначального кредитора переходит к новому в объеме, предусмотренном договором. Именно такая ситуация имела место по комментируемому спору.
Во-вторых, неясность и сомнение вызывает указание Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ на то, что уступаемое требование не должно быть обусловлено встречным исполнением. Каким образом встречное исполнение, понятие которого дано в ст. 328 ГК РФ, может влиять на реализацию требования, если оно бесспорно? Такая бесспорность требования исключает необходимость устанавливать для него дополнительные условия, и ссылка на встречное исполнение представляется ненужной тавтологией.
Наконец, в-третьих, необходимо учитывать правило ст. 386 ГК, согласно которому должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе права по обязательству к новому кредитору. Эта норма свидетельствует о том, что передаваемое требование по ГК РФ в полной мере бесспорным быть не может, как хотел бы того Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ.
Тем не менее главный смысл постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ по комментируемому спору ясен: цессия не предполагает полный выход кредитора из правоотношения и возможна частичная уступка требования третьему лицу. Об этом в научной юридической литературе, комментирующей новый ГК РФ, ранее неоднократно писалось.
5. В связи с разъяснениями, сделанными Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ по комментируемому спору и определенно свидетельствующими об изменении ранее сложившейся судебной практики, уместно поставить и обсудить ряд непростых правовых вопросов в отношении условий применения цессии, на которые в этих разъяснениях Высшего Арбитражного Суда РФ прямого ответа не дается.
Во-первых, возможна ли частичная цессия в рамках не длящегося, а разового договора? Различия между длящимися и разовыми договорами, хотя таковые имеются и практически могут быть важны, тем не менее не должны считаться существенными и принципиально влияющими на содержание и порядок реализации прав, принадлежащих сторонам в таких договорах. Было бы странно наделять поставщика в длящемся договоре большими правами в отношении требования продажной цены, нежели продавца в разовой сделке. Поэтому надо считать, что частичная цессия допустима и в разовом договоре.
Во-вторых, возможна ли любая частичная цессия денежных требований, независимо от характера самого требования? На практике предметом цессии нередко являются начисленные проценты, неустойки и даже требование о возмещении убытков. Согласно одному из разъяснений Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ право на возмещение убытков, возникших в результате причинения вреда, может быть передано другому лицу по договору цессии <*>. Однако о бесспорности такого требования говорить, конечно, не приходится, поскольку убытки должны быть доказаны, что, как показывает практика, далеко не всегда достигается.
---------------------------------
<*> См.: Сарбаш С.В. Указ. соч. С. 344.
Возможность уступки права на получение начисленных процентов по денежному долгу сомнений вызывать не должна, поскольку уплата процентов предусмотрена законом или (в части размеров) договором и такое требование должно считаться бесспорным и возникшим.
Иное положение имеет место при уступке права на взыскание неустойки (штрафа) или убытков,

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Л. Трахтенгерц, Комментарий судебно-арбитражной практики. Выпуск 9, Юридическая литература, 2002 г.) Применение судами законодательства об интеллектуальной деятельности.  »
Общая судебная практика »
Читайте также