ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Решения МКАС при ТПП РФ от 11.10.2002 n 6/2001) МКАС удовлетворил требования о взыскании основной суммы долга по контракту, пени и убытков, так как, оценивая поведение ответчика, mkac квалифицировал его как односторонний отказ от исполнения предусмотренной контрактом и законодательством обязанности по оплате поставленного ответчику товара.

арбитражного суда при Торгово - промышленной палате
Российской Федерации
от 11 октября 2002 года N 6/2001)
В Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово - промышленной палате Российской Федерации (далее - МКАС) поступило исковое заявление Акционерного общества, имеющего местонахождение на территории России (далее - Истец), к Компании, имеющей местонахождение на территории Испании (далее - Ответчик), о взыскании денежной суммы в немецких марках.
12 ноября 1999 г. между Истцом и Ответчиком был заключен Контракт на поставку товара.
Как следует из Контракта, товар должен был поставляться Ответчику равными партиями в сроки, указанные в специальном приложении к Контракту. Истец в исковом заявлении указал, что такого приложения сторонами не заключалось, а отгрузка товара производилась по мере предоставления Ответчиком транспортных средств для отправки товара грузополучателям.
Оплата поставленного товара должна была производиться Ответчиком следующим образом: 50% от стоимости товара авансовым платежом, 50% - в течение 90 дней с момента поступления товара на склад Ответчика.
Истец поставил Ответчику четыре партии товара. Первая партия товара была отгружена 25 декабря 1999 г. Авансовый платеж Ответчиком произведен не был. 13 и 18 января 2000 г. Ответчик перечислил Истцу сумму в качестве основного долга.
Поскольку авансовый платеж не был перечислен Ответчиком в установленный срок, Истец в соответствии с Контрактом начислил пеню в размере 0,15% от стоимости партии товара за каждый день просрочки.
Вторая партия товара была отгружена 29 декабря 1999 г. Авансовый платеж Ответчиком произведен не был. 27 января 2000 г. Ответчик перечислил Истцу сумму в качестве основного долга.
Поскольку Ответчик уплатил Истцу за первую партию товара денежные средства в размере, превышающем стоимость этой партии товара, Истец счел возможным зачесть переплату в счет погашения платежа по второй поставке товара.
Третья партия товара была отгружена 14 января 2000 г. Как утверждает Истец, данная партия товара Ответчиком не оплачена полностью, и в этой связи он начислил пеню за просрочку авансового платежа.
Четвертая партия товара была отгружена 15 января 2000 г. Данная партия товара Ответчиком также не оплачена полностью, а Истец начислил пеню за просрочку авансового платежа, а также пеню за нарушение Ответчиком обязательства по окончательному расчету.
В исковом заявлении Истец упоминал о полученной им от Ответчика сумме в рублях, но не учитывал ее в расчетах за четыре поставки товара, поскольку считал, что она не имеет отношения к валютному Контракту и была принята Истцом в качестве оплаты выполненных им для Ответчика работ (услуг), не имеющим никакого отношения к данной сделке.
На основании изложенного Истец просил взыскать с Ответчика сумму основного долга, пеню за просрочку в оплате товара и убытки, понесенные Истцом, в связи с наложением на него таможенными органами штрафа за незачисление валютной выручки.
Кроме того, Истец просил МКАС принять меры обеспечительного характера путем принятия промежуточного решения и обязать Ответчика предоставить надлежащее обеспечение сообразно цене иска.
Изучив материалы дела, МКАС установил следующее.
1. Рассмотрев вопрос о своей компетенции решать данный спор, МКАС отмечает следующее. Согласно п. 2 Положения о Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово - промышленной палате Российской Федерации и п. 2 параграфа 1 Регламента МКАС при ТПП РФ в МКАС могут по соглашению сторон передаваться споры из договорных и иных гражданско - правовых отношений, возникающих при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей. В свете изложенного МКАС констатировал, что заключенный между Истцом и Ответчиком Контракт является договором международной купли - продажи товаров, а сторонами по нему являются российская организация - поставщик и испанская компания - покупатель.
В соответствии с п. 3 параграфа 1 Регламента МКАС вправе рассматривать споры при наличии письменного соглашения между сторонами о передаче на его разрешение уже возникшего или могущего возникнуть спора. Обратившись к Контракту, МКАС установил, что он предусматривает следующее: "Все споры, возникающие в связи с настоящим Контрактом и из него, подлежат рассмотрению арбитражным судом на территории Истца. Все проблемы и разногласия, которые могут возникнуть по настоящему Контракту, должны быть разрешены Международным коммерческим арбитражным судом при Торгово - Промышленной Палате России и Испании в соответствии с установленным арбитражным порядком".
Таким образом, МКАС, основываясь на Контракте, пришел к выводу, что между Истцом и Ответчиком существует письменное соглашение о передаче на разрешение в арбитражный суд возникшего или могущего возникнуть спора.
Включив в Контракт вышеуказанные положения, стороны определили органы, полномочные рассматривать споры между сторонами, - Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово - промышленной палате России и Испании, а также порядок выбора одного из вышеуказанных арбитражных органов в зависимости от того, какая из сторон Контракта - российская или испанская - будет Истцом в возникшем споре.
Поскольку Истцом в настоящем споре является российская организация, то согласно Контракту спор подлежит рассмотрению арбитражем на территории Истца, то есть в Российской Федерации. Следовательно, компетентным органом по рассмотрению данного спора является Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово - промышленной палате Российской Федерации.
Учитывая вышеизложенное, а также то, что Истец подал исковое заявление и представлял все последующие документы в МКАС, а от Ответчика не поступило каких-либо заявлений об отсутствии компетенции МКАС, Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово - промышленной палате Российской Федерации признал себя компетентным разрешить настоящий спор.
2. При изучении вопроса о возможности рассмотрения дела в отсутствие в заседании представителей Истца МКАС констатировал, что представитель Истца не может принять участие в заседании, поскольку срок действия его доверенности, выданной Истцом, истек, а каких-либо иных документов, подтверждающих его полномочия по участию в настоящем деле, арбитражу представлено не было. Принимая во внимание то, что Истец надлежащим образом был извещен о заседании и обладал достаточным количеством времени для подготовки и оформления полномочий для своего представителя, как это предусмотрено п. 1 параграфа 28 Регламента, МКАС посчитал возможным рассмотреть дело в отсутствие представителей Истца.
3. По вопросу неявки представителей Ответчика в заседание арбитража МКАС установил, что повестки о дате слушания дела, направленные по двум адресам Ответчика в Испании и России, были возвращены курьерской службой в МКАС.
Согласно п. 5 параграфа 12 Регламента МКАС любое письменное сообщение считается полученным, если оно направлено по последнему известному местонахождению коммерческого предприятия или почтовому адресу стороны заказным письмом или любым иным образом, предусматривающим регистрацию попытки доставки этого сообщения. В соответствии с п. 2 параграфа 28 Регламента неявка стороны, надлежащим образом извещенной о времени и месте слушания, не препятствует разбирательству дела и вынесению решения.
МКАС также отметил, что Истец неоднократно по просьбе МКАС уточнял адреса Ответчика в Испании и его представителя в России и представлял данную информацию в МКАС.
Таким образом, МКАС, учитывая попытку уведомления Ответчика по двум последним известным арбитражу адресам, руководствуясь п. 5 параграфа 12 и п. 2 параграфа 28 Регламента МКАС, посчитал Ответчика надлежащим образом извещенным о времени и месте арбитражного разбирательства.
Обсудив вопрос о праве, подлежащем применению к данному спору, МКАС пришел к следующим выводам.
Стороны в Контракте не определили применимое право.
Согласно п. 1 "а" ст. 1 Конвенции ООН о договорах международной купли - продажи товаров 1980 г. (далее - Венская конвенция) она применяется к договорам купли - продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах, когда эти государства являются договаривающимися государствами.
Поскольку коммерческие предприятия Истца и Ответчика находятся в России и Испании, а эти государства являются участниками Венской конвенции, ее положения подлежат применению при рассмотрении данного спора.
В соответствии со ст. 7 Венской конвенции и коллизионной нормой, содержащейся в подпункте 1 п. 1 ст. 166 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г., по вопросам, не урегулированным Венской конвенцией, к рассмотрению спора должно применяться российское право как право страны продавца.
4. Изучив требование Истца о взыскании с Ответчика суммы основного долга, МКАС установил, что Истец в соответствии с условиями Контракта поставил Ответчику четыре партии товара, что подтверждается имеющимися в материалах дела инвойсами, международными накладными CMR и грузовыми таможенными декларациями.
Ответчик оплатил лишь часть поставленного ему товара. Оставшуюся сумму, подлежащую уплате Истцу за поставленный товар, Ответчик, несмотря на требование Истца, изложенное в письме от 26 мая 2000 г., до настоящего времени Истцу не перечислял, что подтверждается ведомостью банковского контроля, имеющейся в материалах дела.
Оценивая такое поведение Ответчика, MKAC квалифицирует его как односторонний отказ от исполнения предусмотренной Контрактом и законодательством обязанности по оплате поставленного Ответчику товара.
При этом МКАС отмечает, что имеющиеся в материалах дела документы, содержащие заявления Ответчика относительно качества поставленного товара, не могут быть приняты арбитражем во внимание, поскольку данные документы не были оформлены и предъявлены Ответчиком Истцу в предусмотренном Контрактом порядке, согласованном сторонами.
Что касается полученной Истцом от Ответчика суммы в рублях, то, исходя из имеющихся в деле материалов, не усматривается какой-либо связи между перечислением Ответчиком этой суммы Истцу и Контрактом, в связи с чем ее не следует учитывать при расчетах сторон по Контракту.
МКАС также отмечает, что Ответчик исковые требования ни по существу, ни по размеру не оспорил, хотя имел реальную возможность сделать это.
На основании вышеизложенного МКАС, руководствуясь ст. ст. 53, 54, 61, 62 Венской конвенции и ст. ст. 310, 485, 486, 487 ГК РФ, считает требование Истца по взысканию с Ответчика суммы основного долга обоснованным и подлежащим удовлетворению.
5. Рассмотрев заявленное Истцом требование о взыскании с Ответчика пени, МКАС констатировал, что Контрактом предусмотрена ответственность покупателя за нарушение сроков оплаты товара, выражающаяся в уплате поставщику пени в размере 0,15% от стоимости партии товара за каждый день просрочки.
Истец, как следует из искового заявления, начислил пеню отдельно по каждой партии товара, при этом пеня начислялась им как за задержку перечисления авансового платежа, так и за нарушение Ответчиком обязательств по окончательному расчету за поставленный товар.
Арбитраж не считает возможным согласиться с позицией Истца по следующим основаниям.
Из материалов дела вытекает, что Ответчик при перечислении денежных средств Истцу за поставленный товар не соблюдал порядок и сроки, предусмотренные Контрактом, и не указывал, за какую партию товара он производил тот или иной авансовый платеж или окончательный расчет. Истец, в свою очередь, засчитывал перечисляемые ему Ответчиком суммы исключительно по своему усмотрению.
Имеющиеся в деле материалы не позволяют сделать однозначный вывод о том, какие именно из поставленных Ответчику четырех партий товара и в какой сумме каждая были им оплачены.
В этой связи арбитраж полагает справедливым начислить пеню, предусмотренную Контрактом, на всю сумму основного долга, подлежащую уплате Истцу, за период, начиная с 15 апреля 2000 г., то есть с даты, когда должно было быть исполнено обязательство Ответчика по окончательному расчету за последнюю четвертую партию товара, по дату, на которую Истец капитализировал пеню при подаче искового заявления в МКАС.
6. Что касается требования Истца о взыскании с Ответчика пени, начисленной в соответствии с Контрактом, на дату рассмотрения иска, то согласно п. 2 параграфа 18 Регламента МКАС и параграфу 3 Положения об арбитражных расходах и сборах (Приложение к Регламенту МКАС при ТПП РФ) по каждому заявленному исковому требованию Истец обязан авансом уплатить арбитражный сбор. Истец этого не сделал. МКАС полагает, что требование Истца о взыскании с Ответчика пени за период с 31 октября 2000 г. по дату рассмотрения иска удовлетворению не подлежит.
7. Изучив требование Истца о взыскании с Ответчика убытков, МКАС установил, что заявленные Истцом убытки являются реально понесенным Истцом ущербом, представляющим собой уплаченный таможенным органам штраф. В подтверждение своего требования Истец представил в МКАС протокол о нарушении таможенных правил, постановление по делу о нарушении таможенных правил, инкассовое поручение и выписку банковского счета, которыми подтверждается уплата Истцом таможенному органу штрафа.
Проанализировав представленные Истцом документы, МКАС установил прямую причинно - следственную связь между неисполнением Ответчиком своих обязательств по Контракту и наложением на Истца таможенными органами штрафа за невозврат валютной выручки.
С учетом вышеизложенного МКАС, руководствуясь ст. ст. 61, 74 Венской конвенции и ст. ст. 15, 393 ГК РФ, считает доказанным размер убытков, понесенных Истцом по вине Ответчика, и присуждает ко взысканию с Ответчика сумму в возмещение расходов Истца по уплате таможенного штрафа.
8. Относительно распределения арбитражного сбора между сторонами МКАС констатировал, что Контракт содержит следующее условие: "Арбитражные расходы относятся на обе стороны".
Как полагает МКАС, указанное положение Контракта нельзя рассматривать в качестве договоренности сторон о распределении арбитражных расходов, поскольку в Контракте отсутствует указание на то, в каких случаях арбитражные расходы относятся на обе стороны и в каком соотношении. В связи с чем арбитраж считает, что при распределении арбитражного сбора между Истцом и Ответчиком необходимо руководствоваться Положением об арбитражных расходах и сборах, являющимся Приложением к Регламенту МКАС при ТПП РФ.
МКАС руководствуется п. 2 параграфа 6 Положения об арбитражных расходах и сборах, согласно которому в случае если иск удовлетворен частично, то арбитражный сбор возлагается на Ответчика пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований и на Истца - пропорционально той части исковых требований, в которых иск не удовлетворен.
9. Поскольку Истец ни при подаче искового заявления, ни в заседании не представил никаких доказательств того, что непринятие обеспечительных мер может затруднить или сделать невозможным исполнение арбитражного решения, МКАС был лишен возможности рассмотреть вопрос о принятии обеспечительных мер по настоящему спору.
На основании изложенного и руководствуясь параграфами 38 - 41 Регламента, Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово - промышленной палате Российской Федерации обязал Компанию, имеющую местонахождение на территории Испании, уплатить Акционерному обществу, имеющему местонахождение на территории России, сумму основного долга, пеню за просрочку оплаты товара и понесенные Истцом убытки, а также сумму в возмещение расходов Истца по уплате арбитражного сбора.

ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Решения МКАС при ТПП РФ от 11.10.2002 n 62/2002) МКАС удовлетворил требования о взыскании задолженности по договору и штрафа за просрочку оплаты поставленного товара, так как истец выполнил свои договорные обязательства, отгрузив в адрес ответчика товар, который не был своевременно оплачен.  »
Общая судебная практика »
Читайте также